Кто занимается развитием моногородов ?

20 февраля 2016 года
#Публикации
Назад

Заместитель председателя Внешэкономбанка Ирина Макиева о том, почему снизилось число моногородов в России и кто в них сейчас делает жизнь лучше


http://www.югру.рф/finansy/1356-kuda-delis-monogoroda" target=_blank>Журнал «ЮГ.RU», 20.02.2016 г.




      


Еще пять лет назад число моногородов в России составляло 333 с общим населением 15 млн. человек, за сегодняшняя статистика гласит о 319 монопрофильных муниципальных образованиях с 13,5 млн. жителей. За счет чего сократилось количество таких городов?


В 2015 году появились утвержденные специальными актами Правительства РФ обновленные официальные критерии отнесения поселений к определению «моногород». Моногород – это городской округ или городское поселение,где проживает более 3000 человек и 20% трудоспособного населения работает (или работало в пятилетний период) на одном предприятии.


Так, по новым критериям, несколько городов, в том числе и крупные, как Астрахань, например, были исключены из этого списка. За счет исключений снизилось и число жителей. А не потому, что люди уехали.


Как разнится их экономическое положение?


Моногорода, в зависимости от рисков ухудшения, поделены на три категории. Первая – это города со сложным социально-экономическим положением, и мы их окрашиваем в красный цвет, их - 99. Вторые в желтой категории: это города, в которых имеются риски ухудшения, их 149. И, наконец, стабильные, 71 город.


В период с 2009 года лишь часть этих городов получала господдержку. Каковы результаты?


Да, 48 городов красной категории получили поддержку на общую сумму 24,2 млрд рублей. Вот результаты мониторинга их состояния через пять лет с начала поддержки: создано более 120 тысяч новых рабочих мест, безработица снижена в более чем три раза - с 5% до 1,5%.


Как реализуется деятельность Рабочей группы (РГ) по моногородам, созданной на базе ВЭБа?


Для поддержки моногородов аккумулируются ресурсы из разных федеральных ведомств. В частности, там участвовал Минфин, предоставлял дотации на сбалансированность бюджета и бюджетные кредиты; участвовал «Фонд содействия реформированию ЖКХ», направлял средства на переселение граждан из аварийного жилищного фонда и ремонт домов; активно участвовал Минэкономразвития через программу развития малого и среднего бизнеса; а также Минпромторг через программу поддержки градообразующих предприятий. Большую роль сыграли и банки с госучастием – РСХБ, ВТБ, МСП-банк, Сбербанк в части поддержки инвестпроектов, реализуемых в моногородах. И благодаря совместным усилиям мы достигли успешных результатов.


Главная задача РГ – создать альтернативные рабочие места, которые не связаны с градообразующими предприятиями поселения, при этом в первую очередь крупные проекты рассчитывали на поддержку ВЭБа. Вот примеры некоторых их них: «Кама Кристалл Технолоджи» по производству синтетического сапфира в Набережных Челнах, АО «Аммоний» в Менделеевском районе Татарстана. Всего же в рамках РГ всеми банками оказана поддержка почти 400 инвестпроектам, более 2000 предпринимателей из моногородов уже получили кредиты по программе МСП Банка.


Изменившаяся экономическая коньюнктура может негативно повлиять на города, где только-только запущены новые предприятия. Как финансовый кризис и непростые условия меняют вашу политику по работе с моногородами?


В 2014 году по поручению Президента РФ ВЭБом была создана дочерняя компания - некоммерческая организация «Фонд развития моногородов» с ежегодной докапитализацией за счет средств федерального бюджета. Через фонд мы расширили систему поддержки кризисных моногородов. Кроме строительства инженерной инфраструктуры там появились два новых направления – это поддержка самих инвестиционных проектов (фонд может выдавать займы или входить в капитал компаний) и направление, которое мы считаем наиболее перспективным и которое можно было бы распространить не только на красную категорию, но и на все моногорода - это подготовка управленческих команд.


Как долго и за чей счет готовят управленцев?


На базе московской школы управления «Сколково» в 2015 году мы провели учебный блок для семи региональных команд из моногородов. Вообще, в течение 2016 года будут обучены команды всех 319 монопоселений. Именно они будут управлять проектами изменений на своих территориях. Команды обучаются в течение 3-4 месяцев по пять модулей по 5 дней, это насыщенная лекционная программа, командная работа в группах и последующая защита проектов.


По какому принципу формируются команды региональных студентов?


Это группа из 5-10 человек. В нее обязательно входит представитель региональной администрации – заместитель губернатора или министр экономики (тот, кто отвечает за экономический или инвестиционный блок), в команде обязательно присутствует мэр моногорода и, конечно, представитель градообразующего предприятия (генеральный директор или его заместитель), остальные члены команды – альтернативные инвесторы, готовые реализовывать свои проекты на данной территории. Понятно, что наши «ученики» не просто студенты, а действующие градоначальники и региональные менеджеры с интенсивной занятостью и высокой долей ответственности. Поэтому обучение (те самые 5-дневные модули дня в Сколково) мы организовываем в основном по выходным дням.


Обучение доступно только местным кадрам?


У нас была идея, чтобы в команде был хотя бы один так называемый варяг. Но мы видим, что в этих командах, и своих варягов из близлежащих областей достаточно. Они - инициаторы будущих инвестпроектов, которые защищают в Сколково и затем планируют реализовать на своих территориях. Вот, например, в команде из Краснотурьинска Свердловской области был инвестор из Новосибирска, еще один из Москвы. По нашему мнению это и есть те самые свежие кадры, которые и выполняют функции варягов. Еще один инвестор из Подмосковья защищал проект для пгт Надвоицы в Карелии. А в моногороде Кумертау Республики Башкортостан будет, например, маслоэкстракционый завод с собственником из Челябинска. Продвигая, таким образом проекты в моногородах мы даем возможность реализоваться там и варягам не обязательно из столиц, но и других российских регионов. Фонд развития моногородов оплачивает обучение только пяти человек из команды. Остальные студенты могут присоединиться, но за свой счет.


Назад

Клепач: предстоит еще и газовая война, пора в контрнаступление!

19 февраля 2016 года
#Публикации
Назад

ВЕДУЩИЙ: Андрей Николаевич, добрый вечер. Благодарю за то, что выделили время для интервью.


Андрей КЛЕПАЧ, заместитель Председателя Внешэкономбанка (главный экономист) – член Правления: Добрый вечер.


ВЕДУЩИЙ: Вам принадлежит один из интереснейших терминов сегодняшнего дня. Здесь, на форуме, Вы сказали, что, может быть, России следует задуматься над тем, чтобы провести на рынке газа такую же операцию, которую Саудовская Аравия проводит на рынке нефти, вот такую же игру, в некотором смысле. Не могли бы Вы подробнее рассказать, в чем заключается эта идея?


Андрей КЛЕПАЧ: Во-первых, в отличие от нефти, где мы достигли, видимо, потолка добычи, 533 млн тонн, потенциал увеличения добычи газа есть. У нас есть большие мощности по увеличению экспорта газа. То есть, если сейчас это где-то 160 млрд кубов, то фактически мы можем экспортировать за 200. Вопрос заключается в том, есть ли для этого спрос, рынок. Понятно, что Европа в таких объемах его сейчас не купит - в силу экономических причин, потому что экономика стагнирует, ну или оживает очень медленно. И в силу политических причин. Идти на Восток сложно. То есть нужна инфраструктура, она будет строиться. Но есть и вопрос стратегического выбора. Мы можем пытаться как бы держать объемы экспорта на стабильном уровне или увеличивать очень незначительно. Это что означает? Сейчас цены на газ падают и будут падать дальше. При этом большую долю рынка начинает занимать сжиженный газ. Растет количество поставщиков. Большие мощности по импорту сжиженного газа в Европе. И Америка, скорее всего, начнет экспортировать газ. Это небольшие объемы, но они будут существенно влиять на цены. В этих условиях можно к этому как бы адаптироваться. Можно терять долю рынка, что и происходит у "Газпрома" сейчас. То есть то, что происходило со странами ОПЕК и Саудовской Аравии в двухтысячные годы. Они теряли рынок. Цены были на пике, потом стали снижаться. Но их можно было удержать. Саудовцы вместо такой пассивной адаптации перешли, военным языком говоря, в контрнаступление и стали обратно отбрасывать своих конкурентов, в первую очередь американцев, нас где-то - и выходить на наши рынки в Польше, в Германии. Но при этом цена вопроса - это резкое падение цен на нефть.  За счет этого они и пытаются убрать конкурентов. Нам тоже грозит вытеснение нашего газа, который мы поставляем по газопроводам. И здесь достаточно серьезная конкуренция будет на азиатских рынках, где тоже маржа, там высокие цены исторические на газ, на сжиженный газ начинают снижаться. В этих условиях можно принять эти правила игры, а можно попытаться, как Саудовская Аравия, сыграть в свою игру: нарастить объемы. Сбить цены. Может быть, такого рода подход бы был стратегически более правильным.


ВЕДУЩИЙ: Все-таки рынок газа - это не рынок нефти. Он намного более сегментирован. И каких тогда сегментов может касаться вот такая конкуренция? Это первый момент. Второй момент - если начинать подобное контрнаступление, не придется ли "Газпрому", например, поступиться некоторыми своими фундаментальными принципами - долгосрочными контрактами, ценообразованием и так далее? Придется ли работать больше на споте? Или может быть, вообще речь идет об увеличении экспортных объемов независимых производителей?


Андрей КЛЕПАЧ: Достоверной информации об издержках, особенно нашей, да и других стран по LNG нет. Но насколько я могу судить по экспертным оценкам, цена на газ может и дальше существенно снизиться, и экспорт газа останется, в том числе даже наши проекты LNG и на Сахалине, и "Ямал СПГ" выгодны.


ВЕДУЩИЙ: То есть СПГ конкурирует с СПГ?


Андрей КЛЕПАЧ: Я бы сказал, что это первый объект для конкуренции. Потому что все-таки американский сланцевый газ для нас является скорее косвенным конкурентом. Второе, что здесь возможно, - это конкуренция с другими источниками. Китай - это более 3 миллиардов тонн угля в год. Потенциал спроса, хотя он, может быть, сейчас растет медленнее, чем это ожидалось раньше, - очень большой. И в принципе, в дальнейшем Китай все равно, я думаю, в несколько раз увеличит объемы потребления газа. У них есть собственные источники, есть потенциал метана. Но этот рынок надо занимать. И у нас есть для этого возможности. Историю Китая будет повторять, так или иначе, Индия. И есть Иран, Ирак. Но мы можем тоже туда в перспективе заходить с газом. В каком-то смысле здесь нужно менять правила игры, Вы правы. Это означает другие подходы к контрактам, и не только спотовым, может быть формирование самостоятельных ориентиров по ценам на газ, не привязанным напрямую к ценам на нефть. И кроме того, я думаю, что придется договариваться и формировать такой мини "газовый ОПЕК" с нашими партнерами и коллегами в Центральной Азии. Я имею в виду в первую очередь Туркмению, Узбекистан, которые сейчас являются крупными поставщиками газа в Китай и где мы можем использовать уже существующие мощности. Не строить газопровод "Алтай" за двадцать с лишним миллиардов долларов, а переоборудовать и запустить газопровод "Азия-Центр"... Да, это транзит через Казахстан, через другие страны. У нас есть негативный опыт Украины. Но можно, как говорится, здесь сыграть, я думаю, другую игру. Это наши партнеры, и через эти газопроводы выходить с этим газом на китайский рынок.


ВЕДУЩИЙ: Андрей Николаевич, теперь предлагаю перейти, собственно, к основной теме форума, это "Россия. Стратегия 2030". Вот по итогам первого дня, в сухом остатке, каким Вам видится консенсус по поводу этой стратегии? Как она формируется в этих очень сложных условиях? Ну и в принципе, какой, на Ваш экспертный взгляд, по Вашему мнению, эта стратегия должна быть?


Андрей КЛЕПАЧ: Я считаю правильным и позитивным то, что в непростые времена, когда мы даже бюджет принимаем на год, а реально - еще короче, потому что тут же после принятия его секвестируем или оптимизируем, мы все-таки обсуждаем долгосрочные планы России. По сути дела, и стратегическое видение, какая Россия должна быть и что для этого надо, какие у нас есть факторы, ресурсы. Что нужно сделать с развитием нашего человеческого капитала, земли. И в этом смысле - Аркадий Дворкович об этом говорил, - использовать не только углеводороды, но и наш человеческий капитал, и земельный, аграрный капитал и богатства. Дискуссии идут. Важно, что именно они начались сейчас. И здесь очень важно извлечь уроки из того, как мы реализовывали те стратегии, которые у нас были. Официальной стратегией, утвержденной правительством, является концепция долгосрочного социально-экономического развития до 2020 года, она была утверждена в 2008 году. Многие параметры количественные - там ожидания по темпам роста, они не выполнены, потому что сложилась другая экономическая ситуация. Но идеи, которые там были заложены, я считаю, актуальны и правильны сейчас. И надо извлечь урок и понять, почему они не смогли сработать так, как нужно, и что нужно менять. Это идея, связанная все-таки с инновационным поворотом экономики, то есть ставкой на технологическое развитие, ставкой на серьезные инвестиции в развитие именно человеческого капитала и участия науки и образования, здравоохранения, инженерных кадров. Ставка на развитие новых технологических инициатив. Это как раз инициативы, связанные с био-, медицинскими технологиями, структурные сдвиги в экономике в части экспорта, импортозамещения. Количественно - да: мы идем, я бы так сказал, ниже даже того консервативного варианта, который в то время предусматривался в рамках концепции. Но содержательно, качественно эти задачи актуальны. Подходы к ним изменились. И вот нужно понять, как и что мы с этих условиях можем делать. Потому что мы заморозили или даже сократили в реальном выражении и расходы на науку, на образование, на здравоохранения. Но это связано с падением нефтяных доходов. Но, возможно, здесь нужно все-таки вернуться к той траектории роста, которая была в концепции, была в указах президента. И ради этого даже идти на наращивание государственного долга. Ну, в первую очередь внутреннего. Это означает, что наши граждане и наш бизнес в данном случае в данном случае прокредитовал тот же общественный сектор и создание вот этих новых услуг и нового качества человеческого капитала.


ВЕДУЩИЙ: Когда говорят о нынешнем экономическом кризисе в России, эксперты часто сравнивают его с какими-нибудь аналогами. И чаще всего звучат примеры из истории стран Латинской Америки. Ну например, Аргентины второй половины девяностых. Можете ли Вы сравнить нынешнюю экономическую динамику в России с тем, что происходило где-то уже ранее? И каким в принципе Вам видится будущее развитие этого кризиса? Как долго он будет длиться? Это еще на десятилетия, или мы все-таки говорим о том, что уже через год-два экономический рост, может быть, восстановится?


Андрей КЛЕПАЧ: Я думаю, что все-таки развитие той же Латинской Америки, оно не похоже на нас. Примером Аргентины пугали почти все двухтысячные годы, кому не нравилась та модель развития и те особенно институциональные решения, которые принимались. Аргентина пережила несколько дефолтов, но она развивается. Рядом есть пример Бразилии, в которой у власти было даже левое правительство и проводило реформы, но тем не менее, до последних лет она имела высокие темпы роста и по номинальному ВВП превышает даже ВВП России. По паритету покупательной способности отстает. Что позволило в свое время О'Нилу объединить Бразилию, Китай, Индию, Россию в такую группу стран БРИКС, хотя их географически мало что связывает, но это страны, которые демонстрировали, в общем, в двухтысячные годы очень динамичное развитие. И в этом смысле для нас сейчас вызов - действительно, опять стать динамичной страной, которая бы имела и могла реализовывать модель роста, отвечающую нашим внутренним потребностям, и привлекательную для российского бизнеса, для российского гражданина и человека, но и которая была бы притягательной для других стран. Так же, как в свое время, в двухтысячные годы наша модель развития действительно имела такой позитивный имидж. Кризис - да, это достаточно серьезное испытание. Но я думаю, что у нас есть все шансы из него выйти. И здесь не надо бояться или опять пугать, что мы там попадем в столетнюю стагнацию, в 10-15-летнюю стагнацию. Экономика может, я уверен, что она выйдет из кризиса. Вот другое дело, сможем ли мы динамично развиваться или это развитие будет слабым? Потому что у нас есть серьезные демографические ограничения, в отличие от Бразилии. У нас достаточно много структурных проблем, при этом у нас есть большие социальные обязательства, которых нет в Китае. Мы можем развиваться, их скидывая, а можем попытаться найти как бы баланс, который в свое время и был заявлен в КДР-2020 между серьезными вложениями в человека, а значит, и достаточно высоким международным уровнем. Ставкой на эффективность, на производительность, на такие гибкие структурные подвижки в экономике. У нас уникальный пока сохраняется научно-технологический потенциал. У нас достаточно образованное и рабочее сословие, и конкурентоспособные инженерные кадры. Хотя есть много проблем. Есть дефицит рабочих рук. Поэтому я думаю, что мы сможем найти те решения, которые позволят развиваться достаточно динамично.


ВЕДУЩИЙ: То есть можно предположить, что худшее уже позади, по крайней мере, для финансовых рынков?


Андрей КЛЕПАЧ: Я думаю, что самые серьезные потрясения на финансовых рынках у нас позади. А вот серьезные вызовы внутри - они есть, остаются. И они могут привести к определенным и социальным потрясениям. 2016 год, а может быть, даже и начало 2017-го в экономическом плане будут оставаться достаточно сложными. Это требует очень серьезных мер. Правительство сейчас, по сути дела, рассмотрело антикризисный пакет мер. Они решают многие точечные задачи. Но я думаю, что для того, чтобы преодолеть те вызовы, которые есть, - риск достаточно серьезного спада в этом году, нужны будут дополнительные меры, включая и бюджетное стимулирование, и денежно-кредитное, и определенные институциональные, структурные реформы. Только вместе это может дать существенный эффект.


ВЕДУЩИЙ: Андрей Николаевич, благодарю Вас за Ваши ответы.


Назад

Александр Попов. Итоги 2015 года для Внешэкономбанка

10 февраля 2016 года
#Публикации
Назад




ВЕДУЩИЙ: Внешэкономбанк подвел итоги года, поставил рекорд по доходности за все двенадцать лет управления пенсионными накоплениями. Каким образом это удалось, в интервью нашему телеканалу рассказал директор департамента доверительного управления ВЭБа Александр Попов.


Интервью


КОРР.: Александр Викторович, здравствуйте. Если вспоминать последние итоги работы ВЭБа, они были более чем позитивными. Но пришло время подводить итоги работы за год. Каковы они? Оправдались ли ожидания?


Александр ПОПОВ, директор департамента доверительного управления Внешэкономбанка: Мы действительно были настроены позитивно. Конечно, показывать это особенно не могли. Но конец года для нас действительно выдался очень удачным. И мы показали по расширенному портфелю, да и по портфелю государственных ценных бумаг рекордную доходность за все двенадцать лет управления пенсионными накоплениями. И наверное, самый отрадный факт тот, что наша доходность смогла перекрыть достаточно высокий показатель инфляции. Показатель инфляции в 2015 году был второй за все двенадцать лет управления, выше был, наверное, только в 2008 году - больше 13 процентов. И все-таки мы были выше и по расширенному портфелю, и по портфелю государственных ценных бумаг.


КОРР.: Что стало основным источником дохода?


Александр ПОПОВ: Если сравнивать нашу ситуацию с 2008 годом, кризисным годом. Как известно, мы в 2008 году из всех управляющих компаний показали хоть и самый маленький, но все-таки минус. В 2014 году, несмотря на то, что рост ставок на рынке был гораздо сильнее, чем в 2008 году, нам удалось показать положительный результат, а в 2015 году мы смогли даже перекрыть показатель инфляции. Это, скорее всего, результат глубокой реструктуризации портфеля, его диверсификации, которого мы достигли с 2009 года, когда нам разрешили вкладывать в другие инструменты, помимо государственных ценных бумаг. И в прошлом году основной доход был получен за счет купона по корпоративным облигациям, чья доходность в основном привязана к показателям инфляции. Такие бумаги у нас в портфеле появились с 2012 года, и в 2015 году они показали самый лучший, самый значительный результат.


КОРР.: Рассчитываете ли Вы и дальше выходить на доходность выше инфляции, с учетом сегодняшней экономической ситуации, и за счет чего?


Александр ПОПОВ: Безусловно. И в этом опять же огромную помощь нам будут оказывать эти инструменты, по которым купонная доходность привязана к инфляции. Это действительно был самый большой показатель. Если у нас доля, скажем, государственных ценных бумаг составляла 40 процентов в среднем в портфеле, а доля корпоративных ценных бумаг составляла где-то около 30 процентов, чуть меньше 30 процентов в среднем за год, но купонный доход по корпоративным облигациям почти в полтора раза превысил купонный доход по государственным ценным бумагам. Это весьма значительный показатель.


КОРР.: Раньше ВЭБ как госуправляющий работал с пенсионными накоплениями консервативно, использовал инструменты наиболее надежные, с наименьшей вероятностью рисков. Сохранилась ли такая политика управления?


Александр ПОПОВ: Самое главное наше направление, что мы можем повышать доходность инвестирования при сохранении очень консервативной направленности инвестирования и при минимальных рисках. Поскольку мы инвестируем только в облигации самых надежных российских компаний.


КОРР.: Внешэкономбанк разместил недавно на банковские депозиты порядка 300 миллиардов рублей пенсионных накоплений. Вот насколько сегодня выгоден такой традиционный инструмент как депозиты - именно по доходности?


Александр ПОПОВ: Мы на самом деле никогда не считали депозиты каким-то инвестиционным инструментом, поскольку депозиты все-таки - это краткосрочный инструмент, в первую очередь инструмент управления ликвидностью, а не инвестирования. Такие большие объемы депозитов связаны с достаточно высокими рисками ликвидности в расширенном портфеле из-за достаточно больших возвратов по требованию Пенсионного фонда в целях исполнения заявлений граждан по выбору вариантов своего пенсионного обеспечения и инвестиционных портфелей. В 2015 году мы вернули по требованию Пенсионного фонда в марте-апреле больше 400 миллиардов. Соответственно, в этом году мы ожидаем возврат примерно такой же суммы по результатам кампании 2015 года. Отсюда и достаточно значимые объемы резервирования нашей ликвидности в депозитах.


КОРР.: По Вашему, стало ли сейчас меньше "молчунов"?


Александр ПОПОВ: Последние данные Пенсионного фонда говорят о том, что было получено за 2015 год больше 11 миллионов заявлений. Вопрос, конечно, какое количество этих заявлений будет удовлетворено Пенсионным фондом. Но, безусловно, количество "молчунов" существенно сокращается. Выбирают, конечно же, в основном, негосударственные пенсионные фонды. Но мы посмотрим еще и на результаты нашей кампании, которую мы проводили в прошлом году. Они будут известны, к сожалению, только где-то к концу марта.


КОРР.: Достаточно ли прозрачна сегодняшняя пенсионная система?


Александр ПОПОВ: Система сложилась. Огромную роль в ней сыграло введение системы гарантирования пенсионных накоплений и работа, которую проводил Центробанк с негосударственными пенсионными фондами. Количество, если я не ошибаюсь, пенсионных фондов, допущенных к работе с пенсионными накоплениями, было около ста. Сейчас их чуть больше тридцати – те, которые вошли в систему гарантирования. Это наиболее надежные, правильные пенсионные фонды. Система гарантирования уже работает, и это было показано уже в прошлом году на примере нескольких пенсионных фондов, у которых были отозваны лицензии. И все накопления, накопления клиентов этих негосударственных пенсионных фондов были в полном размере компенсированы.


КОРР.: ЦБ сейчас ведет очистку банковского сектора от неблагонадежных игроков. Но речь тут идет не только о банках, отзывают лицензии и у НПФ тоже. Кто тогда вернет деньги клиентам, в случае если НПФ объявят банкротом?


Александр ПОПОВ: В прошлом году возврат осуществлялся за счет средств Центрального банка. В дальнейшем это будут средства резервных фондов, поскольку система гарантирования пенсионных накоплений двухступенчатая. И негосударственные пенсионные фонды, и государственный Пенсионный фонд, что очень важно, создают резервные фонды внутри себя. И если этих резервных фондов не хватает для компенсации, то в дело вступает еще и общий резервный фонд, который находится под управлением АСВ.


КОРР.: Пенсионная реформа выдвигает новые стандарты к негосударственным пенсионным фондам. И возможно, не все НПФ смогут им соответствовать. Есть ли вероятность, что рынок будет консолидироваться?


Александр ПОПОВ: Еще есть время узнать, какие новые НПФ подавали заявления до конца прошлого года. Еще есть время у Центрального банка на проведение анализа и принятия решений о допуске каких-то еще негосударственных пенсионных фондов в систему. Но я думаю, что их число будет не настолько велико, уже радикально не увеличится. Их сейчас чуть больше тридцати. Я думаю, еще какие-то негосударственные фонды, безусловно, войдут в систему. И дальше уже внутри, наверное, этих фондов, вполне возможно, будет происходить какая-то консолидация.


КОРР.: Александр Викторович, спасибо Вам большое за это интервью.


Назад

Счет за убытки. Внешэкономбанк оказался на перепутье.

22 января 2016 года
#Публикации
Назад

Текст: Татьяна Зыкова


Последнее время много говорят о проблемах, которые, якобы, возникли у Внешэкономбанка (Государственной корпорации "Банк развития и внешнеэкономической деятельности"). Обозреватель "РГ" обсудила ситуацию с ректором Финансового университета при Правительстве РФ Михаилом Эскиндаровым.





Михаил Эскиндаров: Финансовые институты развития, по сути, политические инструменты государств. Фото: Сергей Куксин/ РГ

Михаил Абдурахманович, что происходит с Внешэкономбанком, вы ситуацию знаете изнутри, являясь членом Экспертного совета. Все действительно так плохо?


Михаил Эскиндаров: Я считаю, что обсуждение в СМИ положения Внешэкономбанка и его капитализации было искусно направлено в ложное русло.


Сознание читателей и телезрителей сразу поразили "дырой" в 1,5 триллиона рублей, которая будто бы образовалась в результате работы ВЭБа и которую теперь минфину надо закрывать из бюджета. То есть теме сразу придали смысл о неэффективности банка развития и в целом антикризисной политики государства. Такой поворот нанес и продолжает наносить ущерб имиджу страны в глазах иностранных кредиторов.


Кроме того, ситуация с ВЭБом служит для политического истеблишмента Запада дополнительным аргументом, что санкции против России работают и надо продолжать действовать в том же ключе.


Минфин продвигал несколько предложений. Выплатить внешний долг Внешэкономбанка, конвертировав еврооблигации ВЭБа в евробонды минфина. Или погашать долговые транши Внешэкономбанка за счет федерального бюджета (в рамках поручения президента об учете таких выплат за рамками дефицита в 3 процента ВВП). Что выбрать?


Михаил Эскиндаров: Оба варианта противоречат закону о банке развития, где сказано, что Внешэкономбанк не отвечает по обязательствам РФ. А Российская Федерация не отвечает по обязательствам Внешэкономбанка. Таким образом, реализация предложения минфина меняет условия кредитных соглашений ВЭБа с иностранными кредиторами и дает им формальное основание для выставления ковенант на многие миллиарды долларов.

Минфин предлагает также до решения вопроса о радикальной капитализации ВЭБа продавать его активы. И такое предложение, по моему мнению, неэффективно.


Во-первых, пакеты акций компаний приобретались банком при другой конъюнктуре и реализация их на "низком" рынке пробьет еще одну брешь в балансе. Если реализовать сегодня портфель акций и ценные бумаги, приобретенные по отдельным решениям Наблюдательного совета, то банк получит минус в более чем 200 миллиардов рублей.


Вместе с тем понятно, что, выйдя одновременно с пакетами акций "Газпрома", "Русала", ОАК и "Ростелекома", Внешэкономбанк просто обвалит рынок. Во-вторых, реализация бизнеса компаний (РФПИ, ЭКСАР, "ВЭБ Инжиниринг" и т.д.) потребует независимой оценки аудитора по каждой из 17 "дочек" и затем организации тендера. А это означает, что операция с продажами растянется на продолжительный срок. Но и в этом случае сделки не покроют затрат, понесенных ВЭБом на капитализацию "дочек", и выплат огромных процентов по кредитам, привлеченным в ЦБ на санацию "Глобэкса" и Связь Банка в период кризиса 2008-2009 годов. Таким образом, если вынести за скобки интересы банков и компаний, которые за бесценок получат созданные и отстроенные ВЭБом активы, данная операция нанесет ущерб и Внешэкономбанку, и государству.


Как вы относитесь к предложению Кудрина продать частным компаниям 25 процентов акций Внешэкономбанка?


Михаил Эскиндаров: Это нереально в силу того, что ВЭБ является госкорпорацией. Реорганизация ВЭБа в акционерное общество, принадлежащее на 100 процентов государству, и последующая продажа пакета акций потребуют утверждения двух федеральных законов, множества подзаконных актов (например, в части имущества).


Все это потребует не менее полутора-двух лет. Я считаю, что дискуссия не коснулась главного противоречия, связанного с Внешэкономбанком: его создали как банк развития, управляют им и формируют инвестиционную политику как для банка развития, а оценивают эффективность как у рядового акционерного общества. Банк реализовал более сотни проектов на триллионы рублей, а ему теперь выставляют счет за убытки.


Только в прошлом году "неэффективный", как утверждают, институт государства поддержал десятки проектов национальной значимости на сотни миллиардов рублей. Среди них запуск космического аппарата "Экспресс-АМ7", уникальный фармацевтический комплекс в Ярославской области, Богучанский алюминиевый завод в Красноярском крае. Компания "Т-Платформа", в капитал которой вошел ВЭБ, создает уникальные суперкомпьютеры - одни из лучших в мире.


Сейчас, на мой взгляд, самое главное - отбросить ненужные общественные дискуссии о "неэффективности" банка. Надо перевести разговор в плоскость капитализации Банка развития для решения стратегических задач. Это принципиальный момент. Для этого нужно вспомнить, ради чего создаются банки развития. В мире сегодня действуют 590 финансовых институтов развития. Российская модель сформирована ВЭБом 9 лет назад в тесном контакте с немецким банком развития KfW.


Капитал любого института развития за рубежом формирует и пополняет, за редким исключением, государство. Ну и собственная прибыль, когда она есть. Так происходит год за годом, включая периоды кризисов. И никому из иностранных правительств не приходит в голову считать национальный банк развития, грубо говоря, нахлебником, проматывающим деньги страны и населения.


Проблема в том, что четких критериев оценки эффективности государственных корпораций пока нет  


Потому что такой институт как раз и создается государством для решения задач национального масштаба. Скажем, поднимать экономику Германии после Второй мировой войны, как было с банком KfW. Или создать с нуля авиационную промышленность, финансировал которую банк развития BNDES в Бразилии. Еще вариант - помочь резко нарастить экспорт продукции, как делали Эксимбанк Японии или французское страховое агентство Cofase.


Они получают в капитал деньги государственного бюджета. Банки развития играют исключительную роль в периоды кризисов, смягчая удары по экономике за счет программ государств.


А бывает, что меняется правовая основа институтов развития?


Михаил Эскиндаров: Если даже институт развития акционируется, такое иногда бывает, государство сохраняет полный контроль и полностью гарантирует все его выпуски еврооблигаций. В пример можно привести тот же KfW и Государственный банк развития Китая. Из последнего, между прочим, государство ушло формально: 51 процент акций принадлежит минфину, а 49 процентов - Центральному банку Китая.


И только Внешэкономбанк, являясь государственной корпорацией, финансирует проекты главным образом из средств, привлекаемых с рынка.


При этом если строго исходить из буквы закона о банке развития, то государство гарантирует его обязательства лишь в размере первого взноса в уставной капитал, сделанного в 2007 году, - то есть 180 миллиардов рублей. За все евробонды и прочие займы на внешнем и внутреннем рынке Внешэкономбанк платит проценты. И немалые деньги. Даже ресурсы Фонда национального благосостояния и кредиты Центрального банка на санацию банков в кризис размещаются на счетах ВЭБа на платной основе. Размещает ВЭБ евробонды и привлекает иностранные синдицированные кредиты по более высокой ставке, чем, к примеру, Сбербанк и ВТБ. Как раз по причине неполного покрытия гарантий государством.


Как и кем утверждаются инвестиционные проекты в ВЭБе?


Михаил Эскиндаров: Насколько мне известно, львиная доля проектов Внешэкономбанка утверждается Наблюдательным советом, но фондируются они с рынка.


Сами проекты долгосрочные - на 10-30 лет. 90 процентов проектов на срок более 5 лет. А ставка совсем не рыночная, поскольку прибыль не включена в приоритеты банка развития. Такого себе не может позволить ни один коммерческий банк, включая квазигосударственные Сбербанк и ВТБ. Такова, можно сказать, это уникальная рамка, в которой Внешэкономбанк реализует инвестиционную политику.


Какой главный вывод?


Михаил Эскиндаров: Капитализация банка развития и эффективность его инвестиций - это разные по смыслу категории. Не то чтобы абсолютно не связанные между собой, но, скажем так, это параллельные векторы. Во всяком случае потребность в капитализации не выводится напрямую из эффективности.


Финансовые институты развития - по сути политические инструменты любого государства. Левое ли правительство в стране или правое, либералы во власти или социал-демократы везде они продолжают, сменяя друг друга, капитализировать банки развития.


Хотя бы в той же Бразилии. С 2008 по 2014 год капитализация BNDES выросла в 2,2 раза. Во столько же у Госбанка развития Китая. Корейский банк развития KBD нарастил капитал в 1,5 раза. Я уже не говорю о валютных эквивалентах их капитала. У китайского - это 110 миллиардов долларов, у бразильского - 24 миллиарда долларов.


Внешэкономбанк на 1 января 2016 года имел капитал 492 миллиарда рублей, то есть около 6 миллиардов долларов по текущему курсу.


Словом, капитализация - не награда за эффективность и тем более она не должна быть наказанием. Это исключительно инструмент пополнения ресурсной базы института развития с целью устойчивого развития национальной экономики.


А вот по результатам реализации конкретных проектов и оценки в целом института развития государство может и должно делать заключение об его эффективности. Проблема, однако, в том, что четких критериев оценки эффективности госкорпораций, насколько мне известно, пока нет. В свое время велась определенная работа. Но ее так и не завершили.


В чем риски подхода, который отстаивает минфин и которому наблюдательный совет поручил подготовить предложения о рамках будущей деятельности Внешэкономбанка?


Михаил Эскиндаров: Идеологию минфина диктует текущее состояние федерального бюджета, и потому подход ведомства видится скорее краткосрочным, сиюминутным. И это можно понять. Для капитализации ВЭБа можно считать позитивным последнее решение правительства - снизить до 0,25 процента ставку и пролонгировать на 5 лет размещение средств Фонда национального благосостояния на депозитах ВЭБа. В перспективе это снизит давление и позволит удержать в границах 12 процентов норматив достаточности капитала. Банк избежит выставления ковенант иностранными кредиторами.


Но нужно системное решение вопроса капитализации и полноценной инвестиционной политики банка развития. Более технологичным административно и менее затратным финансово является, на мой взгляд, предложение минэкономразвития о капитализации Внешэкономбанка за счет ОФЗ. Оптимальная сумма, по предварительным расчетам, 1,2 триллиона рублей.


Для смягчения нагрузки на федеральный бюджет это можно делать траншами, скажем, по 200 миллиардов рублей.


Временной интервал между траншами будет диктоваться положением Внешэкономбанка на конкретный момент. Кроме того, для увеличения текущей ликвидности ВЭБа можно вернуться к звучавшим ранее идеям о размещении на депозитах ВЭБа средств компаний, не связанных с проектами банка, и специальных выпусках валютных облигаций ВЭБа для приобретения их экспортерами.




http://www.rg.ru/2016/01/22/ekspert.html" TARGET="_blank">"Российская газета" - Федеральный выпуск №6880 (12)

Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка В.А. Дмитриева телеканалу "Россия 24"

22 января 2016 года
#Публикации
Назад

Телеканал "Россия 24", ИНТЕРВЬЮ, 22.01.2016, 13:04



ВЕДУЩИЙ: Сейчас переносимся в Швейцарию. Сегодня на экономическом форуме в Давосе день России, делегаты обсуждают ситуацию в нашей экономике и делятся своим видением ее развития. На прямую связь со студией из Давоса выходит моя коллега Наиля Аскер-Заде. У нее в гостях Председатель Внешэкономбанка, также находящийся на форуме. Наиля, приветствую вас и передаю вам слово.


Ведущая Наиля Аскер-Заде


ВЕДУЩИЙ: Екатерина, здравствуйте. Сейчас гость нашего эфира Председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев. Владимир Александрович, здравствуйте.


Владимир ДМИТРИЕВ, Председатель Внешэкономбанка: Добрый день.


ВЕДУЩИЙ: Давайте прежде всего поговорим про повестку Давосского форума, какие темы обсуждаются здесь в кулуарах? У вас здесь проходили встречи с вашими зарубежными партнерами, что их волнует, что их интересует и проявляют ли они интерес к России?


Владимир ДМИТРИЕВ: Как всегда, повестка Давосского форума обширна и акценты в этой повестке, как правило, соответствуют вызовам, которые стоят перед глобальным сообществом и перед отдельными странами. И в этой связи вызовы, связанные с четвертой технологической революцией или индустриальной революцией, имеют отношение практически ко всем областям нашей жизни. И, как ни странно, это, безусловно, имеет отношение к нашей финансовой индустрии, к развитию экономики, как к центрам и приоритетам, которые должны стоять перед правительствами и экономиками стран. Для нас, Внешэкономбанка, как института развития, разумеется, важны и те акценты в повестке дня Давосского форума, которые имеют отношение непосредственно к финансовому сектору и банкам развития, в частности. И в этой связи очень интересной была вчерашняя сессия лидеров финансовых институтов, где речь шла, и это то, что для нас, для института развития, является приоритетом, о долгосрочных финансовых ресурсах, которые должны быть направлены на финансирование крупных проектов, дорогостоящих по объему и долгосрочных по срокам возврата. Эта тема актуальна для всех инвесторов и институтов развития, поскольку многие из них следуют рекомендациям Базеля, и существует совершенно определенный разрыв между короткими ресурсами, которыми банк фондирует свои операции, и долгосрочными средствами, которые выделяются на финансирование крупных, прежде всего инфраструктурных проектов. Эта тема адресована и правительствам, и регуляторам, и инвесторам. Конечно, важное место в повестке занимает ситуация в отдельных странах, поэтому сегодняшняя панельная дискуссия относительно перспектив, стоящих перед экономикой России, была исключительно интересной и полезной, вскрыты достаточно актуальные вопросы повестки дня, стоящей перед российской экономикой и российским правительством. Присутствовали не только российские члены делегации, но и большое число иностранных представителей, бизнесменов… Как мне кажется, повестка дня и сама дискуссия вызвала оживленный интерес. Вы задавали вопрос и относительно наших двусторонних встреч. Безусловно, мы используем площадку Давоса для того, чтобы максимально охватить переговорным процессом наших партнеров по двусторонним отношениям, и наши беседы с ними приводят к выводу о том, что и мы как банк развития, и Россия, в целом, по-прежнему интересны для наших иностранных партнеров. Да, безусловно, некоторые из них по причине санкций не поддерживают деловых отношений с нами, не финансируют наши проекты, но контакты продолжаются на разных уровнях, и речь идет не только о национальных финансовых институтах, но и о международных финансовых учреждениях, таких, как Европейский банк реконструкции и развития, Международная финансовая корпорация, Европейский инвестиционный банк. Так что процесс не прекращался, но главный вывод, который мы делаем из этих бесед, - это не только живой интерес к тому, что происходит в России, но и готовность, как только санкционные ограничения будут сняты, приступить к реализации совместных инвестиционных проектов вместе с Внешэкономбанком в России.


ВЕДУЩИЙ: Какими должны быть действия российского правительства? Сейчас разрабатывается стратегия среднесрочного и долгосрочного развития, она сейчас будет обновляться. На ваш взгляд, какие меры должен включать этот новый антикризисный план?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я думаю, что ничего нового, радикального здесь придумать нельзя. Мы многие годы говорим о необходимости структурных реформ. Мне думается, сейчас самое подходящее время для того, чтобы от слов приступить к делу, заняться переформатированием бюджета в соответствии с возможностями, которыми мы располагаем, адаптироваться к нынешним условиям, связанным с волатильностью цен на нефть, снижением цен на нефть, соответствующей волатильностью курса рубля, что важно для экономики, для предпринимателей, для инвесторов, - это предсказуемость и уверенность в устойчивости в экономике и последовательности реформ. Мне думается, что государство, и я уверен, что именно на этом пути находимся, должно определить приоритеты, должно, когда я говорю о переформатировании бюджета, посмотреть, насколько правильно реализуется расходная часть бюджета по части различных федеральных целевых и адресных программ. Мы настаиваем на том, что часть из этих программ может финансироваться на возвратной основе через институты развития, обеспечивая не только возврат в бюджет и контроль за целевым использованием, технологический контроль и финансовый аудит. Мне думается, над этой задачкой мы все должны поработать с тем, чтобы оптимизировать бюджетные расходы и повысить их эффективность.


ВЕДУЩИЙ: Сегодня утром в ходе дискуссии европейские журналисты спрашивали про олимпийские кредиты. На ваш взгляд, они должны компенсироваться за счет инвесторов, которые их брали, либо за счет господдержки?


Владимир ДМИТРИЕВ: Безусловно, мы смотрим на олимпийскую программу, которую мы финансировали, как на проект государственной значимости. Это действительно колоссальные затраты и бюджета, и инвесторов, которые привели к тому, что сейчас мы на юге страны имеем соответствующий всем мировым стандартам первоклассный горнолыжный курорт и хорошо оснащенные стадионы и места отдыха в Имеретинской низменности на побережье Черного моря. Другое дело, что финансирование этих проектов осуществлялось за счет заемных средств, причем мы брали кредиты за рубежом в валюте, выдавали их в рублях и теперь, естественно, образовался разрыв между возможностью погашать эти кредиты и нашей возможностью рассчитываться по долгам с иностранными кредиторами. Изначально государство, по сути дела, подтвердило, что оно несет солидарную ответственность с Внешэкономбанком за предоставленные заемные средства нашим инвесторам, выдав Внешэкономбанку поручительство Олимпстроя. Когда речь зашла о ликвидации Олимпстроя, шли разговоры вполне серьезные на высоком уровне о том, что поручительство Олимпстроя должно быть заменено гарантией российского правительства. Но сейчас мы не имеем ни Олимпстроя, ни его поручительства, ни гарантий. Поэтому мы считаем, что надо вернуться к тому состоянию, когда государство признавало опосредованно свою ответственность за финансирование этих строек. Мы рассчитываем, что в этом смысле мы на правильном пути в диалоге с правительством, но, безусловно, мы должны создать такие комфортные условия для инвесторов, чтобы их не расслаблять, но делать возможным возврат этих кредитов Внешэкономбанку либо государству, если будет реализован план передачи прав требований по этим активам в казну государства с соответствующей компенсацией Внешэкономбанку тех кредитов, которые были предоставлены, а мы, в свою очередь, направим их на погашение нашей внешней задолженности, связанной с олимпийскими стройками.


ВЕДУЩИЙ: А в цифрах это сколько примерно сегодня, порядок?


Владимир ДМИТРИЕВ: Порядок цифр 220 миллиардов рублей - это тот объем, который мы профинансировали по Олимпиаде. Что же касается нашей задолженности по иностранным кредитам, в этом году мы ее оцениваем в размере 2 миллиардов долларов.


Это такие крупные проекты, как "Роза Хутор", "Красная Поляна", проекты в Имеретинской низменности - это все проекты достаточно серьезные в размерах от 20 до 80 миллиардов рублей.


ВЕДУЩИЙ: А зарубежные кредиты - перед кем?


Владимир ДМИТРИЕВ: Это кредиты, в основном, перед иностранными банками и инвесторами, которые покупали облигации, выпускаемые Внешэкономбанком.


ВЕДУЩИЙ: Когда может быть принято решение о господдержке ВЭБа?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я бы сказал, и с благодарностью к Министерству финансов, что меры государственной поддержки уже реализованы, - это пересмотренный в конце прошлого года субординированный валютный депозит, предоставленный из средств ФНБ. Ставки по нему и сроки были пересмотрены таким образом, чтобы существенным образом улучшить балансовые показатели Внешэкономбанка. Мы сейчас имеем договоренности с министерством финансов о том, чтобы средства федерального казначейства в существенных объемах - до 50 миллиардов рублей - размещались на достаточно привлекательных по срокам размещения условиям во Внешэкономбанке, что даст нам возможность закрывать вопросы текущей ликвидности. Но комплексные меры поддержки, я уверен, будут реализованы до середины февраля этого года. Безусловно, Внешэкономбанк, и эта тема не обсуждается, остается ключевым финансовым институтом развития, он будет выполнять свои функции, но одновременно государство окажет Внешэкономбанку поддержку для того, чтобы вовремя и в полном объеме рассчитываться с иностранными и российскими кредиторами. Но при этом надо подчеркнуть, что и мы сами понимаем, что внутри банка существуют серьезные резервы, связанные и с сокращением издержек по нашим административно-хозяйственным расходам, с оптимизацией нашего кредитного портфеля, с существенным улучшением качества работы с кредитным портфелем и управлением нашими активами. То есть эти все ресурсы мы будем использовать для того, чтобы минимизировать расходы бюджета, но в полной мере выполнять функции, которые предназначены Внешэкономбанку как институту развития.


ВЕДУЩИЙ: И последний вопрос. Сейчас мы видим существенные колебания на валютном рынке. На ваш взгляд, такая волатильность в ближайшее время сохранится?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я думаю, и текущая ситуация это подтверждает, что, несмотря на то, что волатильность нефтяная, цены на энергоносители существенней или более очевидны, чем волатильность рубля, но, безусловно, корреляция присутствует. И думаю, что в обозримой перспективе эта взаимосвязь сохранится. Но также безусловна реализация государственной антикризисной программы, реализация мер структурных реформ в российской экономике самым позитивным образом скажется на нашем будущем и на ситуации с корреляцией курса рубля в зависимости от цен на энергоносители. Мы должны в конце концов приступить к реализации этих программ и решить задачу ухода от безусловной зависимости от цен на энергоносители.


ВЕДУЩИЙ: На ваш взгляд, есть ли какой-то предельный уровень снижения российской валюты?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я боюсь ответить корректно на этот вопрос, пока сохраняется безусловная зависимость курса рубля от цен на энергоносители.


ВЕДУЩИЙ: Владимир Александрович, спасибо большое, что нашли время ответить на наши вопросы.


Владимир ДМИТРИЕВ: Спасибо.


Назад

Клепач: пора "рубить окно" в Китай!

13 января 2016 года
#Публикации
Назад


ВЕДУЩИЙ: И мы вновь возвращаемся на площадку Гайдаровского форума. На этот раз на прямую связь выходит моя коллега Александра Суворова с последними подробностями и эксклюзивными комментариями. Саша, вновь тебе слово.


Репортаж Александры Суворовой


КОРР.: Сережа, еще раз здравствуй. Сейчас в студии со мной рядом гость - это Андрей Клепач, заместитель председателя Внешэкономбанка. Андрей Николаевич, добрый день.


Андрей КЛЕПАЧ, заместитель Председателя Внешэкономбанка (главный экономист) – член Правления : Добрый.


КОРР.: Первый вопрос у меня связан с повесткой, которая сегодня очень активно обсуждается на форуме. Была сессия по тому, что сейчас происходит в Китае, вы в ней принимали участие. Я напомню, что в 2015 году был самый низкий рост ВВП, на 7 процентов. Как вы считаете, какие дальнейшие действия могут быть у Китая, чтобы восстановить свое положение на мировом рынке и как в данной ситуации взаимодействовать России с этой страной? Ведь в последнее время мы видели вектор именно на АТР.


Андрей КЛЕПАЧ: Действительно, Китай переживает некоторую корректировку или, как они говорят, ребалансировку экономики. Темпы роста замедлились. Они ожидают, что в этом году рост будет порядка 6,8 или 6,9 процентов. Эксперты ожидают, что рост будет даже ниже, и я, скорее, с их оценками согласен. Связано это с тем, что действительно Китай вынужден проводить такую серьезную структурную перестройку. Старая модель не может давать тех оборотов роста, которые были раньше. И связано это, в первую очередь, с общим проседанием мировой торговли. Она существенно сократилась у всех стран, и у стран ОЭСР в первую очередь, где и для Китая главные рынки. Поэтому экспорт Китая сократился на 2 с лишним процента в 2015 году. А в 2016-м тоже вряд ли возможен существенный рост, несмотря на снижение курса. Поэтому, как говорят сами китайцы, не дай бог жить во время перемен. Китай сейчас живет во время перемен. Не думаю, что это будет означать жесткую посадку китайской экономики - это не спад, не стагнация. Китай сохранит рост, но он будет сложным и по-видимому будет ниже, чем они сейчас ожидают.


КОРР.: Как вы считаете, какие отраслевые рынки будут интересны для российских игроков в Китае? И есть ли все-таки шансы для России привлечь тот капитал, который сейчас уходит из Китая?


Андрей КЛЕПАЧ: Нам непросто, действительно, прорваться на китайские рынки, потому что наш удельный вес там достаточно маленький. Я думаю, что помимо традиционного рынка, допустим, связанного с поставками и строительством атомных станций и атомного оборудования, есть серьезные и потенциальные ниши в авиационной промышленности, в том числе связанные с совместными проектами и по широкофюзеляжному самолету, по возможному проекту развертывания производства в Китае регионального самолета Sukhoi Superjet 100. Но это очень сложные проекты, которые пока обсуждаются. Думаю, что риски того, что они останутся на бумаге или в планах, велики. Есть серьезное продвижение по продовольственным товарам, потому что начинает расти экспорт российского продовольствия, оно качественное, по сравнению с китайским. И многие китайские, особенные среднеобеспеченные слои населения, начинают предпочитать российские товары. Думаю, что у нас есть возможности для сотрудничества по поставкам в Китай и наших приборов. Но нужен серьезный технологический рывок самим российским предприятиям для того, чтобы расширить палитру продукции, которую мы туда готовы предоставлять. При этом, действительно, справедливо поставили этот вопрос. Для нас очень важна не только продажа товаров Китаю, но и привлечение китайских инвестиций. Из Китая деньги начали уходить, но Китай сам на государственном уровне давно уже скупает активы за рубежом, в первую очередь сырьевые. Важно, что сейчас частные китайские инвесторы стали вкладываться, есть сделки в России, например, Быстринский ГОК "Норникеля", куда вошли китайские частные инвесторы. Под китайские кредиты обсуждаются проекты, связанные с "Ямал СПГ", проект высокоскоростной магистрали "Москва-Казань", где тоже основной расчет идет на китайское финансирование. Поэтому возможности для привлечения инвестиций здесь есть. Но Китай - партнер сложный, и требуется серьезное время для того, чтобы даже эти планы, по которым уже идут переговоры, воплотились в жизнь. Тем не менее, я считаю, что это серьезное окно возможностей, и речь может идти о миллиардах долларах не только в сырьевом секторе, в проектах, связанных с развитием сырьевых отраслей в России, но и в инфраструктурных проектах. Китай и раньше кредитовал "Роснефть"...


КОРР.: Говоря о Китае, многие эксперты сейчас сходятся во мнении, что то, что мы видели на торговых площадках по всему миру, конечно, есть влияние Китая. Как вы считаете, какие-то все-таки главные факторы повлияли на котировки, и есть ли спекулятивная составляющая в этом?


Андрей КЛЕПАЧ: Тема обсуждается активно, можно сказать, каждый день или чуть ли не каждый час. Все-таки ключевую роль здесь играет действительно борьба Саудовской Аравии за свои позиции на рынке нефти. И отсюда конкуренция с производителями той же нефти из альтернативных источников - из Соединенных Штатов, из других стран. Потому что активным в данном случае конкурентом выступаем и мы, мы начинаем сталкиваться с ними и на наших традиционных рынках в Западной и Центральной Европе. Поэтому ключевые базовые факторы, связанные с перепроизводством нефти и с борьбой по сути дела на вытеснение независимых производителей, восстановление позиций в первую очередь Саудовской Аравии. Поэтому я думаю, что этот процесс продолжится. Спекулятивная составляющая здесь, на мой взгляд, такой большой роли уже не играет - в том виде как это было раньше, когда был именно финансовый пузырь, связанный с вложениями различных фондов в нефтяные финансовые инструменты. Это тогда разгоняло цену на нефть до ста с лишним долларов. Сейчас этого нет. Но я думаю, что все равно ситуация в нефтяной промышленности придет к необходимости восстановления нефтяных котировок, потому что  запас прочности у Саудовской Аравии не безграничный, есть разные оценки, сколько выдержит их финансовая система - от полутора до двух лет, потому что дефицит бюджета около 20 процентов. С другой стороны, неизбежно сокращение добычи нефти и в Соединенных Штатах и в целом ряде стран ОПЕК и других независимых производителей. Поэтому мир может столкнуться как раз с достаточно большой волатильностью цен на нефть. Но в целом все-таки мы вступили в период, когда средний уровень цен на нефть будет существенно ниже, чем в последние годы. И я думаю, что оценки, которые доминируют - от 50 до 70 долларов - это тот уровень, который будет в среднесрочной перспективе реалистичен и вероятен.


КОРР.: Если говорить про российскую уже повестку, Центральный банк. Как вы считаете, есть ли тенденция для снижения ключевой ставки, или все же нет?


Андрей КЛЕПАЧ: Я думаю, что сейчас, в условиях как раз такого давления на курс рубля из-за падения цен на нефть, условий для снижения ставки нет. Может быть, скорее, есть риски и предпосылки для ее повышения. Для того, чтобы сдержать дальнейшее снижение курса рубля. Думаю, что во втором полугодии, если котировки на нефть пойдут вверх, приток валюты возрастет, условия для укрепления и курса рубля и, значит, для снижение процентной ставки реализуются. При этом инфляционные риски здесь, я думаю, все-таки ниже, чем считают многие эксперты. Снижение курса рубля, естественно, окажет такое воздействие на цены, но из-за ограниченности потребительского спроса, доходов населения все-таки инфляция будет замедляться, особенно во втором полугодии.


КОРР.: То есть вы делаете прогноз - все-таки меньше двухзначных цифр по инфляции?


Андрей КЛЕПАЧ: Я думаю, что инфляция будет меньше двухзначных цифр.


КОРР.: И последний у меня вопрос. Как вы считаете, девальвация в этом году возможна или нет?


Андрей КЛЕПАЧ: Девальвацию мы уже видим, в начале года снижение курса рубля.


КОРР.: Еще большая возможна или все-таки нет?


Андрей КЛЕПАЧ: Если цена на нефть не будет обваливаться дальше, - опять же, не думаю, что будет дальнейшее снижение цен на нефть. Скорее, в первое полугодие около 30 долларов за баррель. Не исключаю, что переход во втором полугодии к ее росту или даже к большим скачкам может вызывать, то есть вызовет укрепление курса рубля. Тем более что отток капитала сократился, и сейчас мы не наблюдаем существенного его роста.


КОРР.: К сожалению, наше время подходит к концу. Большое спасибо, что нашли время для беседы здесь, на Гайдаровском форуме.


Андрей КЛЕПАЧ: Спасибо вам.


КОРР.: Спасибо.


Назад

Брифинг Председателя Внешэкономбанка для СМИ

17 декабря 2015 года
#Публикации
Назад

ГЛАВА ВЭБ 17 ДЕКАБРЯ ОБСУДИТ ВОЗМОЖНОСТЬ РАЗМЕЩЕНИЯ ОБЛИГАЦИЙ В ЮАНЯХ С МИНФИНОМ КИТАЯ


ПЕКИН, 16 декабря /ПРАЙМ/. Внешэкономбанк рассматривает возможность размещения облигаций в юанях, в четверг обсудит этот вопрос с министерством финансов Китая, сообщил журналистам глава банка Владимир Дмитриев.


"Мы действительно изучаем этот вопрос... Не все так очевидно с точки зрения внутреннего законодательства и ограничений. Они постепенно снимаются. Тем не менее вопрос требует дальнейшей проработки с китайским регулятором. Мы завтра проводим встречу с министерством финансов. В том числе эту тему будем обсуждать", - заявил он.


При этом госкорпорация рассчитывает на поддержку со стороны китайских партнеров, прежде всего Банка развития Китая и других финансовых институтов. "Считаем эту тему перспективной, тем более что наш Минфин заявил о возможности выхода на заимствования в юанях. Причем на российской бирже. То есть тема движется, и, естественно, заимствования в юанях представляют для нас интерес… юань стал одной из резервных валют", - сказал Дмитриев.


"Мы сами привлекаем средства, правда, кредитные, в юанях… Так что размещение наших долговых инструментов в юанях считаем вещью перспективной, но опять-таки не все ограничения сняты с точки зрения внутреннего законодательства", - добавил глава госкорпорации.


Замминистра финансов РФ Алексей Моисеев еще в июне говорил, что министерство обсуждает с ВЭБом возможность выпуска облигаций в юанях. Сам Минфин в конце ноября заявил о намерении разместить на Московской бирже облигации на сумму более 6 миллиардов юаней, ориентированные на инвесторов КНР.


Говоря о возможности выхода ВЭБа на долговой рынок Китая в 2016 году, Дмитриев отметил, что рассматривал бы такую перспективу с осторожным оптимизмом. "Мы знаем, насколько быстро двигаются наши партнеры в принятии таких принципиальных решений, поэтому видим, что движение идет и ограничения снимаются. Тем не менее пока я не вижу, по крайней мере на первое полугодие 2016 года, возможности выхода на рынок капитала в юанях", - сказал глава госкорпорации.




ВКЛЮЧЕНИЕ ЮАНЯ В КОРЗИНУ РЕЗЕРВНЫХ ВАЛЮТ БЛАГОПРИЯТНО ДЛЯ РОССИИ - ГЛАВА ВЭБ ДМИТРИЕВ


ПЕКИН, 16 декабря. /Корр. ТАСС Олег Трутнев/. Признание юаня резервной валютой - благоприятное событие для России. Такое мнение высказал сегодня журналистам глава ВЭБ Владимир Дмитриев.


"В целом для нас, конечно, усиление роли юаня как резервной валюты - вещь позитивная", - сказал он. - (Российские) банки стали непосредственным объектом санкционного режима (введенного странами Запада), поэтому, не имея возможности заимствовать в тех валютах, которые стали предметом санкций, мы, естественно, обращаемся к китайским кредиторам. Мы и раньше привлекали средства здесь, а теперь все больше обращаемся к юаню".


Дмитриев отметил, что после введения санкций в российско-китайских банковских расчетах наблюдались некоторые затруднения. "Но мы позитивно отмечаем, что, несмотря на санкции, наши китайские партнеры из числа банков продолжают кредитовать, в том числе и в валюте, особенно, когда речь идет о поставках китайского оборудования с параллельным привлечением китайских инвестиций. Это и нам дает серьезные преимущества, и они с пониманием относятся к тому, что мы начинаем переориентироваться на заимствование в юанях", - заявил глава  ВЭБ.


30 ноября совет директоров МВФ включил юань в свою корзину резервных валют (специальные права заимствования, Special Drawing Rights - SDR). Решение вступит в силу с 1 октября 2016 года.




ВЭБ С ОСТОРОЖНЫМ ОПТИМИЗМОМ ОЦЕНИВАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЫХОДА НА ДОЛГОВОЙ РЫНОК КНР В 2016 Г.


ПЕКИН, 16 декабря. /Корр. ТАСС Олег Трутнев/. ВЭБ с осторожным оптимизмом оценивает вероятность выхода на долговой рынок Китая в следующем году. Об этом заявил сегодня журналистам глава банка  Владимир Дмитриев.


"Я бы с осторожным оптимизмом оценивал такую перспективу. Мы видим, что движение идет, и ограничения снимаются, но, тем не менее, пока я не вижу, по крайней мере, на первое полугодие 2016 г. возможности выхода на рынок капиталов в юанях", - сказал он.


Глава Внешэкономбанка отметил, что работа по этому направлению продолжается. "Мы завтра проводим встречу с Министерством финансов, будем и этот вопрос обсуждать. Рассчитываем на поддержку со стороны наших китайских партнеров в лице, прежде всего, Банка развития Китая, Эксимбанка", - отметил Дмитриев.


"Считаем эту тему перспективной. Тем более, что наш Минфин заявил о возможности выхода на заимствования в юанях, причем на российской бирже", - подчеркнул глава ВЭБ.


По его словам, китайская валюта представляют интерес, как с точки зрения того, что она стала одной из резервных, так и учитывая рост торгового оборота между РФ и КНР.




РОССИЙСКО-КИТАЙСКАЯ ТОРГОВО-ФИНАНСОВАЯ ПЛАТФОРМА В КНР ЗАРАБОТАЕТ В 2016 ГОДУ - ГЛАВА ВЭБ


ПЕКИН, 16 декабря. /Корр. ТАСС Олег Трутнев/. Российско-китайская торгово-финансовая платформа по продвижению экспорта РФ на азиатские рынки заработает в следующем году. Об этом заявил сегодня журналистам председатель ВЭБ Владимир Дмитриев.


"Я думаю, что в следующем году. По крайней мере, мы рассчитываем, что в первом полугодии следующего года мы этот проект запустим", - ответил он на вопрос о сроках начала деятельности платформы. "Сейчас идет работа, необходимая для формализации этого процесса", - отметил глава ВЭБ.


По словам Дмитриева, в ближайшее время будет разработана "дорожная карта" проекта. "В качестве "пилота" мы выберем около десятка российских экспортеров, на базе которых отработаем логистические механизмы по поставке российской продукции в Китай и дальнейшей ее дистрибуции", - рассказал он.


Внешэкономбанк, АО "Российский экспортный центр", руководство китайской провинции Гуандун и компания Sinotrans & CSC Group заключили меморандум о взаимопонимании по созданию торгово-финансовой платформы в ходе официального визита президента РФ Владимира Путина в Китайскую Народную Республику в сентябре.


Согласно меморандуму, планируется создать торгово-финансовую платформу на юго-востоке Китая в городе Шилонг провинции Гуандун с целью развития торговых отношений между странами и продвижения российского экспорта на азиатские рынки.


Провинция Гуандун является стратегически важным центром КНР с высокой концентрацией торговых и индустриальных парков, а также опорным территориальным пунктом долгосрочной макроэкономической китайской программы "One Belt, One Road", в рамках которой предполагается создание транс-евразийского индустриального пояса по всей длине Великого шелкового пути от Китая до Восточной Европы.




ЛОГИСТИЧЕСКИЙ ХАБ В КНР МОЖЕТ БЫТЬ ЗАПУЩЕН В I ПОЛУГОДИИ  2016 Г С УЧАСТИЕМ ВЭБА


ПЕКИН, 16 декабря - РИА Новости/Прайм, Жанна Манукян. Дорожная карта по созданию торгово-финансовой платформы на юго-востоке Китая для поставки российской продукции в страны АТР будет сформирована в ближайшее время, проект может заработать в первом полугодии 2016 года, сообщил журналистам глава ВЭБа Владимир Дмитриев.


Ранее ВЭБ, руководство китайской провинции Гуандун и компания Sinotrans & CSC Group заключили меморандум о взаимопонимании по созданию торгово-финансовой платформы в этой провинции, расположенной на юго-востоке Китая. Там планируется создать площадку для развития торговых отношений между странами и продвижения российского экспорта на азиатские рынки. Провинция Гуандун является стратегически важным центром КНР с высокой концентрацией торговых и индустриальных парков, а также опорной точкой проекта экономического пояса Шелкового пути.


Дмитриев отметил, что данный проект, в котором будет участвовать "дочка" ВЭБа - "ВЭБ Азия", предполагает создание логистического кластера, куда будет поставляться и где будет перерабатываться продукция российских экспортеров.


Продвижению российских товаров в регионы южного и центрального Китая и страны Юго-Восточной Азии будет способствовать и открытие прямого железнодорожного сообщения между Гуандуном и границей России через Внутреннюю Монголию.


"Эта ветка будет способствовать расширению торгово-экономических связей, и мы рассчитываем, что через поддержку Российского экспортного центра мы сможем расширить номенклатуру товаров, которые поставляются из России в Китай, и в другие страны Юго-Восточной Азии", - сказал Дмитриев.


Он сообщил, что в понедельник провел переговоры с губернатором провинции Гуандун, руководством компании Sinotrans.


"Договорились о том, что в ближайшее время будет сформирована дорожная карта. В качестве "пилотов" мы выберем около десятка российских экспортеров, на базе которых мы отработаем механизм по поставке российской продукции в Китай и дальнейшей ее дистрибуции в регионы Китая и страны Юго-Восточной Азии", - сказал Дмитриев.




УДОКАН МОЖЕТ БЫТЬ ПРОФИНАНСИРОВАН В ЮАНЯХ ЗА СЧЕТ КРЕДИТА БАНКА РАЗВИТИЯ КИТАЯ - ГЛАВА ВЭБ


ПЕКИН, 16 декабря /ПРАЙМ/. Проект развития Удоканского медного месторождения может быть профинансирован в юанях за счет кредита, привлеченного от Банка развития Китая, сообщил журналистам глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев.


"Второй крупный проект, на котором сфокусировано наше внимание, это Удоканское месторождение - одно из крупнейших в мире медных месторождений, по которому уже принято решение на нашем наблюдательном совете, и мы рассчитываем, что оно будет профинансировано в юанях за счет тех кредитных ресурсов, которые мы берем здесь, прежде всего у Банка развития Китая", - сказал Дмитриев.


Удоканское месторождение в Забайкальском крае - одно из крупнейших в мире по запасам меди. Промышленный комплекс, который будет построен на месторождении, рассчитан на переработку 36 миллионов тонн руды в год. Согласно кодексу JORC, минеральные ресурсы Удокана оценены в 2,3 миллиарда тонн со средним содержанием меди 1,06%, количество меди - 24,6 миллиона тонн. Оператором проекта выступает Байкальская горная компания (БГК, структура компании "Металлоинвест").




РАБОТА НБР БРИКС НАЧНЕТСЯ НА ОСНОВЕ ПРОЕКТОВ НАЦИОНАЛЬНЫХ БАНКОВ РАЗВИТИЯ – ДМИТРИЕВ


ПЕКИН, 16 декабря. /Корр. ТАСС Олег Трутнев/. Работа Нового банка развития БРИКС (НБР БРИКС) на первом этап будет строиться на основе проектов национальных банков развития. Об этом заявил сегодня журналистам глава ВЭБа Владимир Дмитриев.


"У нас уже есть договоренность с руководителем Нового банка развития о том, чтобы проекты, которые находятся на рассмотрении национальных банков развития, легли в основу деятельности на начальном этапе собственно НБР, чтобы быстрее запустить его работу", - сказал он.


"Мы, руководители банков развития стран ШОС, понимаем необходимость теснейшего взаимодействия с новыми финансовыми институтами, которые возникают в регионе. Это Новый банк развития, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Фонд Шелкового пути", - отметил Дмитриев.


Соглашение о создании Нового банка развития БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) было подписано на саммите этого объединения в Бразилии в июле 2014 г. Банк призван финансировать инфраструктурные проекты и проекты устойчивого развития в государствах БРИКС и развивающихся странах. Объем разрешенного капитала НБР - 100 млрд долларов. Его штаб-квартира находится в Шанхае.




ВЭБ ПОКА НЕ ВИДИТ НЕОБХОДИМОСТИ В РЕЙТИНГЕ КИТАЙСКОГО DAGONG


ПЕКИН, 16 декабря - РИА Новости. Внешэкономбанк пока не планирует получать рейтинг от китайского рейтингового агентства Dagong, но не исключает этого в будущем, сообщил журналистам глава ВЭБа Владимир Дмитриев.


Ранее рейтинги от Dagong получили российские "Газпром", Газпромбанк, "Газпром нефть", "Металлоинвест", о намерении получить рейтинг агентства также заявлял ВТБ.


"Мы с ними работу пока не ведем. Поскольку наш рейтинг находится на уровне суверенного рейтинга, такой необходимости мы не видим. Но очевидно, что это будет одним из условий расширения нашего присутствия на местных площадках, в том числе на фондовом рынке при размещении бондов. Я не исключаю, что мы будем относиться с большим вниманием к этой теме", - сказал Дмитриев.




РОССИЙСКО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ


1 Канал # Время, Москва, 17 декабря 2015 21:21


Отношения России и Китая вышли на особый уровень и начали приносить плоды экономикам двух стран и людям, которые в них живут. Это оценка премьер-министра России Дмитрия Медведева по итогам визита в КНР. Только сегодня пописано 33 документа, в том числе по совместным проектам в сельском хозяйстве и энергетике. Продолжается работа по строительству газопровода по восточному и западному маршрутам. Дмитрий Медведев сообщил также о новых проектах, связанных с новыми видами энергоносителей и освоением новых рынков. Наш специальный корреспондент Александр Батухов следил за всеми событиями в Поднебесной.


КОР: Свой 4-дневный визит в Китай Дмитрий Медведев завершил в Пекине. Сначала возложил цветы к памятнику народным героям на площади Тяньаньмэнь, а затем отправился в правительство. Встреча двух премьеров началась под государственные гимны Росси и Китая. За время визита со своим коллегой, премьером Государственного совета КНР Ли Кэцяном Дмитрий Медведев видится уже второй раз. Состав российской делегации на этой встрече весьма внушительный: практически весь Кабинет министров и представители крупнейшего бизнеса страны. И у каждого свои многомиллиардные проекты с Китаем.


ВЛАДИМИР ДМИТРИЕВ (ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ВНЕШЭКОНОМБАНКА): Мы вышли на подписание соглашения с Госбанком развития Китая, которое предполагает выделение Внешэкономбанку кредита в размере 10 миллиардов юаней под весьма льготные, льготную процентную ставку и условия: кредит предоставляется на 5 лет. И мы намереваемся использовать эти средства для финансирования соответствующих проектов, большинство которых... из которых входят в перечень проектов китайско-российского инвестиционного сотрудничества.


КОР: Такие встречи глав Правительств России и КНР проходят раз в году и это юбилейная, 20-я по счету. И весьма продуктивная. Было подписано свыше 30 документов о сотрудничестве в экономической сфере.




ГОСБАНК РАЗВИТИЯ КИТАЯ ДАСТ  ВЭБУ  КРЕДИТ НА 10 МЛРД ЮАНЕЙ НА 5 ЛЕТ


ПЕКИН, 17 декабря (Рейтер) - Госбанк развития Китая даст Внешэкономбанку кредит на 10 миллиардов юаней сроком до пяти лет, сообщил журналистам глава ВЭБа Владимир Дмитриев.


"Мы провели переговоры с нашими партнерами, вышли на подписание с госбанком развития Китая, который предполагает выделение кредита 10 миллиардов юаней под весьма льготную ставку", - сказал Дмитриев.


По его словам, кредит рассчитан на 5 лет, а средства будут направлены на реализацию совместных проектов.


В прошлом году ВЭБ попал под санкции Запада за роль Москвы в украинском кризисе и не имеет возможности рефинансировать валютные долги на внешних рынках. Баланс госкорпорации обременен множеством нерентабельных активов, связанных, в том числе, с олимпийской стройкой.


Власти спорят как помочь ВЭБу, потребности в докапитализации которого оцениваются в $20 миллиардов на несколько лет.




РФПИ, ВЭБ И КИТАЙСКИЙ ЕВРАЗИЙСКИЙ ФОНД СОЗДАДУТ СТРУКТУРУ ДЛЯ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЭКСПОРТА ИЗ КНР В РФ


Пекин. 17 декабря. ИНТЕРФАКС-АФИ - Российский фонд прямых инвестиций, Внешэкономбанк (MOEX: VEBM) и Китайский Евразийский фонд экономического сотрудничества подписали соглашение о сотрудничестве в области инвестиций в приоритетные секторы экономики России и Китая, сообщил глава ВЭБа Владимир Дмитриев журналистам.


В частности, стороны договорились о создании структуры для финансирования экспорта из Китая в РФ.


"Мы завершили переговоры о создании структуры, которая будет финансировать китайский экспорт в Россию и приток китайских инвестиций в соответствующие проекты с предпочтительным размещением их на территории Дальнего Востока и Забайкалья", - заявил В.Дмитриев.




ВЭБ БЕЗ СОМНЕНИЙ ПОЛУЧИТ ПОДДЕРЖКУ ГОСУДАРСТВА, ОБСУЖДАЕТСЯ ЛИШЬ ЕЕ ФОРМА – ГЛАВА БАНКА


ПЕКИН, 17 декабря. /ТАСС/. Внешэкономбанк без сомнений получит поддержку государства, обсуждается лишь форма поддержки, сообщил журналистам глава банка Владимир Дмитриев.


"Вопрос по-прежнему находится в стадии обсуждения. Нет никаких сомнений, что Внешэкономбанку будет оказана соответствующая поддержка со стороны государства, обсуждается лишь форма этой поддержки. Но, безусловно, все свои обязательства Внешэкономбанк будет исполнять, опираясь на поддержку со стороны государства", - сказал он.


При этом Дмитриев отказался комментировать, какой механизм поддержки для ВЭБа является оптимальным.




ВЭБ ОБСУЖДАЕТ С ЦБ, КАК СНЯТЬ СО СВОЕГО БАЛАНСА ДОЛГ НА САНАЦИЮ СВЯЗЬ-БАНКА И ГЛОБЭКСА - ДМИТРИЕВ


Пекин. 17 декабря. ИНТЕРФАКС - ВЭБ (MOEX: VEBM) обсуждает с ЦБ РФ, как снять со своего баланса долг на санацию Связь-банка (MOEX: SVZB) и банка "Глобэкс" (MOEX: GLBX).


"Мы действительно ведем переговоры с Центральным банком относительно судьбы этих депозитов, и со стороны ЦБ ощущаем необходимую поддержку, для того, чтобы эта тема была снята с баланса ВЭБа", - сказал журналистам глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев в Пекине.


ВЭБу была поручена санация "Глобэкса" и Связь-банка в кризис 2008-2009 годов. Для ее финансирования ЦБ разместил в ВЭБе депозиты, которые в 2014 году были переоформлены в 7-летние бонды на 212,6 млрд рублей под 2% годовых.


"Ведомости" в ноябре писали со ссылкой на источники, что Связь-банк и "Глобэкс" могут быть переданы от ВЭБа Агентству по страхованию вкладов.


Назад

Китай и Россия будут совместно развивать средние и малые предприятия - председатель ВЭБ В.Дмитриев

16 декабря 2015 года
#Публикации
Назад

Москва, 15 декабря /http://russian.news.cn/2015-12/16/c_134920346.htm">Синьхуа/ -- Председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев дал интервью Синьхуа перед вылетом в Чжэнчжоу провинции Хэнань для участия в работе 20-й регулярной встречи глав правительств Китая и России и 14-го заседания Совета глав правительств государств-членов ШОС.


- Владимир Путин подчеркнул важность поддержки малого и среднего бизнеса. Как вы считаете, будет ли финансовое сотрудничество между нашими странами способствовать прогрессу в этой сфере?


- Ну, во-первых, для группы Внешэкономбанка, одним из дочерних банков которого является Банк поддержки малого и среднего бизнеса, который входит в Федеральную корпорацию поддержки малого и среднего бизнеса, это направление является приоритетным.


В Законе о Банке развития поддержка малого и среднего бизнеса выделено как одно из ключевых направлений деятельности Внешэкономбанка.


Безусловно, наши усилия должны быть направлены на то, чтобы доли малого и среднего бизнеса в валовом внутреннем продукте была существенно увеличена. Сейчас она составляет около 20 процентов, в то время, как и в Китае и в целом ряде других стран, в том числе с развивающей экономикой, малый бизнес играет куда более значимую роль, достигая 50 и даже 70-80 процентов в генерации валового внутреннего продукта.


И в этом смысле сотрудничество с нашими партнерами в Китае имеет двойное значение. Первое: нам, конечно же, интересен опыт поддержки малого и среднего бизнеса в Китае, инструменты, которые направлены на поддержку малого и среднего бизнеса.


С другой стороны, мы заинтересованы, привлекая кредиты наших китайских партнеров, привлекая технологии под эти кредиты, которые представляют интерес для предприятий малого и среднего бизнеса, таким образом поддерживать субъекты малого и среднего предпринимательства в нашей стране.


Кроме того, мы рассматриваем поддержку малого и среднего бизнеса, в том числе при помощи наших китайских партнеров, как возможность развивать высокотехнологичные производства. То есть, не просто малый бизнес важен сам во имя малого и среднего бизнеса и не просто финансирование торговых точек, продаж шаурмы или прочей пищевой продукции, но это прежде всего бизнес, который связан с высокотехнологичным производством, с реальной экономикой, строительной индустрией, сельским хозяйством, там, где производится продукция с высокой добавленной стоимостью, и мы уверены, что у нас есть, что позаимствовать у наших китайских партнеров в смысле опыта и в смысле технологий.


Разумеется, понимая масштабы нашей страны, у наших китайских партнеров мы видим больший интерес к поддержке малого и среднего бизнеса на территории Дальнего Востока и Забайкалья.


И опять я возвращаюсь к территориям опережающего развития, где созданы максимально привлекательные условия в смысле минимального налогообложения, административные условия, условия подключения к инфраструктуре, которые, безусловно, интересны для китайских инвесторов, которые представляют малый и средний бизнес.


Мы для них открыты и, таким образом, будущие резиденты территорий опережающего развития, в конечном итоге становятся субъектами малого и среднего предпринимательства в России и создают соответствующий российский продукт.


Конечно, он должен быть конкурентоспособным, конкурировать, как внутри страны, так и за рубежом, ориентируясь на экспорт в страны Юго-Восточной Азии.


- Как вы считаете, как можно углубить наше финансовое сотрудничество в рамках сопряжения "Шелкового пути" и Евразийского экономического союза?


- Я уверен, что Евразийский экономический союз, создание свободной таможенной зоны перемещения товаров, инвестиций создает максимальные возможности для китайского бизнеса работать на территории Евразийского экономического союза. И совершенно естественно, что территории Казахстана, России и Белоруссии с точки зрения инфраструктуры и создания соответствующих производств, органично вписываются в тему "Экономического пояса Шелкового пути", обеспечивая мощный инфраструктурный коридор, соединяющий западный Китай с Европой.


Мы видим серьезный потенциал для привлечения инвестиций в транспортную инфраструктуру, энергетику, создание логистических центров на всей протяженности "Экономического пояса Шелкового пути".На этот счет мы ведем очень активный диалог с нашими китайскими партнерами для того, чтобы определить приоритеты: какие объекты и где строить, как финансировать с тем, чтобы уже в практической плоскости запустить реализацию программы "Экономического пояса Шелкового пути".


Назад

Стратегическое сотрудничество России и Китая в финансовой сфере выходит на новый уровень

16 декабря 2015 года
#Публикации
Назад

Китай и Россия развернули многостороннее сотрудничество в финансовой сфере и подписали масштабное межбанковское соглашение.


Председатель Внешэкономбанка России Владимир Дмитриев http://news.cntv.cn/2015/12/16/VIDE1450227962346297.shtml">заявил телеканалу CCTV:


«Стратегическое сотрудничество России и Китая в финансовой сфере выходит на новый уровень. Усиление взаимодействия сторон в области добычи энергоресурсов и металлов положительно повлияет на кооперацию стран в финансовой сфере».


Внешэкономбанк России является одной из крупнейших организаций в стране. В течение последних лет Внешэкономбанк тесно сотрудничал с Банком развития Китая и Экспортно-импортным банком Китая (Эксимбанк Китая) во многих областях.


Владимир Дмитриев: «В ходе официального визита премьер-министра РФ в Китай Внешэкономбанк подпишет с китайской стороной два соглашения”.


Владимир Дмитриев: «Мы видим также заинтересованность китайских партнеров в том, чтобы и в дальнейшем расширять кредитование Внешэкономбанка для последующего финансирования проектов на Дальнем Востоке и Забайкалье в юанях, но при этом понимаем интерес наших китайских партнеров в том, что расширяя такое кредитование, мы давали бы китайским компаниям входить в капитал тех предприятий, тех заемщиков Внешэкономбанка, которые могут предоставлять интерес для китайских компаний, китайских инвестиций».


Благодаря сотрудничеству в финансовой сфере, Россия и Китай смогут также укрепить взаимодействие в области энергетики, логистики, строительства транспортной инфраструктуры и постепенно укрепить двусторонние торгово-экономические и инвестиционные связи.


По словам Дмитриева, за последние годы помимо Внешэкономбанка, Сбербанк России и Банк ВТБ также заключили с китайскими финансовыми учреждениями соглашение о предоставлении кредитной линии в юанях. Россия впервые привлекает кредитные средства в национальной китайской валюте для реализации своих проектов, что символизирует новый этап в развитии российско-китайского финансового сотрудничества.


Назад

According to Vnesheconombank first deputy chairman, Russia's state development and foreign economic affairs corporation is set to borrow 10 billion yuan ($1.5 billion at the current exchange rate) from the China Development Bank

16 декабря 2015 года
#Публикации
Назад

According to Vnesheconombank first deputy chairman, Russia's state development and foreign economic affairs corporation is set to borrow 10 billion yuan ($1.5 billion at the current exchange rate) from the China Development Bank.


BEIJING (Sputnik) – Russia's Vnesheconombank (VEB) state development and foreign economic affairs corporation is set to borrow 10 billion yuan ($1.5 billion at the current exchange rate) from the China Development Bank, VEB's first deputy chairman, Petr Fradkov, told Sputnik Wednesday.


"We are borrowing money in yuan. We are continuing our cooperation with the state-owned China Development Bank. This is not our first loan [from this bank]. However, its scope is quite sizable, 10 billion yuan. The agreement will be signed tomorrow," Fradkov said.


The loan will be used to finance mining projects, according to Fradkov.


"The attraction of the agreement is that it is not connected to any single project," he said. However, most of the funds will be invested in the Bystrinsky GOK mining facility in Russia's Zabaikalsky Territory, the deputy chair added.


The agreement will be concluded during Russian Prime Minister Dmitry Medvedev's ongoing official visit to China. He is due to hold the 20th annual Russia-China heads of state bilateral summit with his Chinese counterpart Li Keqiang on Wednesday. The singing of the loan agreement will take place within the scope of the summit, according to Fradkov.


VEB and China Development Bank previously signed an $8-billion loan deal to finance the development of Russia's Far East and Siberia. The May deal was also aimed at investing in multiple projects across the Kemerovo Region, the Republic of Khakassia, and the Kola Peninsula, according to VEB head Vladimir Dmitriev.


Назад