ЛУЧШАЯ ЧАСТЬ ПЕНСИИ - КАКАЯ ОНА?

28 октября 2015 года
#Публикации
Назад

Автор: Надежда Грошева


О преимуществах и недостатках страховой и накопительной части пенсии http://www.bfm.ru/news/306515">в интервью Business FM рассказал директор департамента доверительного управления пенсионными накоплениями ВЭБа Александр Попов


По действующему закону, до конца этого года надо выбрать, сохранить накопительную часть пенсии или отказаться от нее. Те, кто сознательно такой выбор не сделают, так называемые "молчуны", останутся без накопительной части пенсии. О пенсионных раскладах говорит директор департамента доверительного управления пенсионными накоплениями ВЭБа Александр Попов.


Александр Попов: Есть два варианта выбора своего накопительного пенсионного обеспечения. Это выбор государственного пенсионного фонда или негосударственного. Если вы выбираете государственный, то можно еще выбрать либо государственную управляющую компанию, либо одну из нескольких десятков негосударственных управляющих компаний. Если вы выбираете негосударственный пенсионный фонд, то там уже ничего выбирать внутри нельзя, это договор с пенсионным фондом, и дальше сам негосударственный пенсионный фонд выбирает управляющие компании, через которые он инвестирует средства. Это уже дело негосударственного пенсионного фонда. Поэтому это основное заблуждение, что идет выбор между ВЭБом, НПФ - всегда выбирается негосударственный пенсионный фонд, он страховщик, с ним заключается договор, и все пенсионное обеспечение ведется через какой-либо пенсионный фонд.


Насколько я понимаю, это просто место хранения денег. Деньги могут храниться либо в Пенсионном фонде РФ, либо в негосударственном пенсионном фонде. А дальше уже управление деньгами идет другой компанией. В государственном пенсионном фонде можно выбрать между ВЭБ или другими частными компаниями. В негосударственном пенсионном фонде по определению есть какая-то компания, которая...


Александр Попов: Это уже дело негосударственного пенсионного фонда, сколько у него этих управляющих компаний - одна, десять, это его уже дело. Здесь ничего уже выбирать не получится, есть договор с пенсионным фондом.


Есть еще одно заблуждение, точнее обсуждаемый вопрос: когда закончится период выбора. Пока получается, что до конца года можно сделать такой выбор: между накопительной пенсией и страховой.


Александр Попов: Это не выбор между страховой или накопительной, это просто выбор вариантов пенсионного обеспечения: либо остаться только со страховой пенсией, либо получать и страховую, и накопительную пенсию, и это очень важно. Поскольку если вы выбираете вариант только страховой пенсии, по сути, вы все свое будущее пенсионное обеспечение отдаете в руки государству. Конечно, это достаточно надежно и, может быть, обладает своими и плюсами, и минусами, но самый главный минус страхового обеспечения - то, что здесь все зависит от практически бюджетной ситуации, демографической и, соответственно, бюджетной ситуации на данный момент. И мы в следующем году как раз и видим всю сложность момента, в бюджете не хватает денег, дефицит бюджета большой, поэтому индексация пенсий пока будет гарантированно осуществлена один раз в год на 4%, а дальше в зависимости от бюджетной ситуации. В накопительной пенсии зависит только от рыночной ситуации, и там тоже есть один существенный недостаток, потому что рыночная ситуация не всегда позитивна, не всегда радужна, бывают и кризисы на рынке. Поэтому доходность может быть меньше инфляции, а может быть и вообще отрицательной в какие-то годы. К тому же накопительную пенсию можно в течение срока жизни до получения и назначения накопительной пенсии ее можно наследовать, страховую пенсию уже унаследовать не получится никак. Поэтому весь смысл в том, чтобы разнообразить источники получения пенсий. Чем больше этих источников, тем надежность вашего пенсионного обеспечения будущего повышается. Если что-то такое происходит с бюджетом, да, у вас индексация может быть не очень большая, но рыночная пенсия здесь может сыграть очень неплохо. Наоборот на рынке ситуация какая-то сложная, доходность меньше, получается бюджетная страховая часть может быть индексирована в этом случае по инфляции, то есть у вас получается разнообразие источников.


Давайте сравним эти две части. Мне кажется, надо понимать, что страховая часть больше, чем на инфляцию, вообще не может индексироваться.


Александр Попов: Она индексировалась в эти годы больше даже, чем на инфляцию, но просто здесь коренное отличие: страховая пенсия, все взносы, которые идут на страховую пенсию, уходят сразу на выплату текущих пенсий, и это просто-напросто страховая пенсия - это будущее обязательство государства. То есть они абсолютно виртуальны, сейчас этих денег нет, и возможность выплачивать страховую пенсию вообще, а тем более в ее индексированном размере, будет зависеть от количества тех активно работающих граждан в то время, когда вы уже конкретно будете выходить на пенсию, сколько будет активно работающих граждан в тот момент, какие будут у них зарплаты, какие будут налоги. И это некое будущее обязательство государства, которое можно наращивать, в данный момент ничего за это платить не приходится, это все относится на обязательство будущих поколений. Поэтому какая будет ситуация через даже 10 лет, никто сказать не может.


Да, но уже сейчас можно прогнозировать некоторую демографическую ситуацию, и она идет против.


Александр Попов: Конечно, демографическая ситуация идет к тому, что у нас уже, по разным данным, через 5-10 лет будет одинаковое количество активно работающих граждан и пенсионеров. Поэтому чтобы иметь возможность выплачивать достойные пенсии, в особенности в индексированном размере, необходимо, чтобы развивалась экономика, чтобы зарплаты росли, чтобы налоги в абсолютном размере увеличивались и тем самым обеспечивали вот эту возможность выплаты индексированной пенсии. Если этого не будет, если ситуация с бюджетом и со сбором налогов, которая зависит от экономической ситуации, будет сложная и тяжелая, то не факт, что правительству удастся выполнить свои обязательства просто в полном объеме, это все действительно зависит, и никто предугадать сейчас не может. И вот ситуация следующего года об этом очень красноречиво говорит: не всегда имеются возможности у правительства, у бюджета исполнить полностью все обязательства, которые были взяты предыдущими правительствами в предыдущие годы. И, соответственно, вы свою страховую пенсию посчитать сейчас вообще никак не можете, потому что она считается в баллах, за каждый год начисляются баллы, стоимость этого балла с кучей различных коэффициентов, которые можно посчитать, но стоимость балла ежегодно определяет правительство, равно как и индексацию. Поэтому какой будет в действительности размер страховой пенсии, посчитать сейчас вообще не представляется возможным. С накопительной частью все с точностью до наоборот. Это реальные деньги, которые инвестируются сейчас, которые приносят инвестиционный доход, ее размер, размер взносов, инвестиционный доход - все это учитывается просто в рублях. Поэтому, в общем и целом, понятно, что предсказать этот размер невозможно, потому что он зависит от инвестиционного дохода. Объем страховых взносов при хорошей рыночной ситуации, при большой доходности инвестирования может увеличиться в 3-4 раза за счет инвестиционного дохода, а может быть и совсем не так. Поэтому, конечно, его прямо с точностью прогнозировать нельзя, но, по крайней мере, виден текущий размер взносов, текущий размер инвестиционного дохода, и из этого можно делать какие-то выводы о том, какая же будет действительно пенсия непосредственно в рублях.


К тому же можно посмотреть объем накопленных средств.


Александр Попов: Это можно сделать раз в год, информация есть, и она абсолютно доступна. Раз в год она меняется, а смотреть можно, когда угодно.


Александр Викторович, вы затронули вопрос доходности, и за последние два года ВЭБ и другие управляющие компании показывают доходность гораздо выше, чем она была до этого. С чем это связано?


Александр Попов: Я бы не сказал, что за последние два года она выше, чем была до этого. Это не совсем так. Доходность зависит от рыночной ситуации. Самый главный принцип любых накоплений в том, чтобы стоимость денег была реальна. То есть стоимость денег в экономике внутри страны должна быть выше, чем инфляция, в такой ситуации инвестирование и накопление имеет смысл, поскольку вы всегда получаете несколько больше, чем у вас съедает, по сути, инфляция, и вы покупательную способность ваших накоплений наращиваете. А у нас просто такая ситуация сложилась только лишь после кризиса 2008 года. Наконец-то стоимость денег стала реальной, она стала положительной. До этого у нас вообще ситуация была довольно сложная, поскольку мы вообще до 2009 года могли инвестировать только в государственные бумаги, с профицитом бюджета у министерства финансов не было такой необходимости занимать деньги, они занимали по ставкам гораздо ниже инфляции. Соответственно, все наши инвестиции имели некую отрицательную стоимость в реальном выражении. С 2009 года ситуация поменялась. В общем и целом, если брать с 2009 года, то наша доходность как минимум соответствуют инфляции. В какие-то годы мы немножко опережаем инфляцию, какие-то годы мы ниже инфляции, поскольку в 2014 году с таким подъемом ставок, конечно, было очень трудно что-то сделать. Вообще, очень трудно было получить даже просто положительную доходность какую-то, обеспечить абсолютную сохранность этих средств, что нам удалось сделать. Эта доходность зависит от рыночной ситуации. Но если рынок развивается в нормальной ситуации, экономика дает возможность зарабатывать деньги, в такой ситуации накопления имеют смысл, поэтому и доходности становятся выше инфляции, и накопления в данной ситуации имеют смысл.


Но сейчас все-таки сложная ситуация в экономике.


Александр Попов: Очень сложная.


Она сужается, идет процесс спада. Во что вы сейчас инвестируете? Вы говорите, что изменился портфель, появилась возможность вкладывать не только в государственные компании, Минфин стал выходить на рынок, у них появились новые инструменты. Что, на ваш взгляд, сейчас помогает портфелю приносить прибыль?


Александр Попов: Поскольку у нас, как у большинства на самом деле и негосударственных пенсионных фондов, и соответственно управляющих компаний негосударственных фондов, основные инвестиции делаются сейчас в облигации. Доходность по облигациям зависит в очень сильной мере от ключевой ставки Центрального банка. Если в прошлом году ключевая ставка росла, притом в последнем месяце она выросла до 17%, доходности облигаций тоже растут, раз растет доходность, значит, цена самой облигации падает. Поэтому инвесторы, вкладывающиеся в облигации, все время несут рыночный риск, если доходности на рынке растут, цены облигаций падают, соответственно по переоценке получается минус, поскольку мы фактически ежедневно переоцениваем свой портфель по рыночной цене. Это делают все управляющие компании, здесь разницы никакой нет. В этом году Центральный банк начал снижать ключевую ставку, доходности начали падать, соответственно цены облигаций начали расти. Поэтому у нас, как у большинства портфелей управляющих компаний, цены облигаций растут, переоценка положительная, соответственно доходность выше. Поэтому в нашей ситуации, что мы делаем, чтобы показывать более или менее стабильную доходность? Мы, во-первых, смогли с 2009 года, за несколько лет, с помощью огромной поддержки правительства смогли все-таки сделать такой класс инструментов, как корпоративные облигации, у которых купонная доходность привязана к инфляции. Более того, даже Министерство финансов в этом году стало размещать облигации, немножко они по-другому структурированы, но все равно их доходность привязана к инфляции. И это, в общем, наверно, основная заслуга наших последних лет, поскольку это был очень важный и очень нужный вид инструментов инвестирования. Поскольку они привязаны к инфляции, они не настолько зависят от переоценки, и у них переоценка совсем не такая большая, при этом эти инструменты обеспечивают постоянную, реальную положительную доходность для портфеля. Поэтому вот эти инструменты очень сильно помогают стабилизировать доходность и показывать стабильно положительные и хорошие результаты.


А какую доходность вы ожидаете на конец этого года?


Александр Попов: Мы прогнозировать ничего не можем, ничего не будем, потому что ситуация может сильно поменяться. Еще раз подчеркиваю, что все зависит от действий Центрального банка. Если продолжится снижение ключевой ставки, а для чего, я так думаю, инфляция должна начать показывать устойчивый тренд к снижению, доходности будут дальше снижаться, соответственно положительная переоценка нам поможет показать достаточно неплохой результат.


За последний год достаточно большое количество людей уходили из государственного Пенсионного фонда, соответственно, деньги переводили в НПФ. Сейчас уже деньги, по разным оценкам, примерно сравнялись - общее количество в негосударственных пенсионных фондах и тех, что находятся под управлением ВЭБа. Во-первых, чувствуете ли вы в связи с этим конкуренцию на рынке капитала, то есть эти деньги тоже идут в те же облигации? Есть ли какая-то конкуренция у вас?


Александр Попов: Пока никакой конкуренции мы не чувствуем. В основном это, наверно, связано с тем, что мы как были, так и остаемся единственным долгосрочным инвестором на рынке. Наша ситуация с ликвидностью по портфелям, несмотря на значительные объемы уходов из государственного Пенсионного фонда, соответственно, который в основном идет за счет наших портфелей, наша структура портфеля позволяет все равно инвестироваться на долгий срок, поскольку у НПФ эта ситуация немножечко сложнее для них. Мы эту ситуацию на примере нашего портфеля государственных ценных бумаг, более маленького портфеля, мы чувствуем в полном объеме, и прекрасно понимаем ситуацию у НПФ-ов и управляющих компаний НПФ. Они не могут сейчас позволить себе вкладываться на долгий срок, пока у них не сформирован костяк клиентской базы. До сих пор есть угроза того, что значимая часть клиентов, может быть, даже больше половины клиентов портфеля может в течение этого года, следующего года, если будет принято это решение о продлении выбора, могут поменять инвестиционный портфель, могут поменять негосударственный пенсионный фонд. Таких заявлений очень много, и перетоки между негосударственными пенсионными фондами очень большие. Поэтому риск ликвидности у негосударственных фондов сейчас крайне велик, чтобы они могли позволить себе вкладывать на долгий срок. Даже если все это закончится и будет действовать это правило пяти лет, эффективно будет действовать, то все равно пятилетний срок не может считаться долгим сроком для каких-то инвестиций серьезных в долгосрочные окупаемые проекты. Этого можно достичь, только когда у НПФ появится своя клиентская база, такая прочная, когда они по статистике за несколько лет смогут понять, что у них как минимум половина их клиентов, это их клиенты надолго, они фактически навсегда. Для этого нужно, чтобы НПФ в нормальных, неизменяемых условиях и правилах игры поработали хотя бы несколько лет. Через три-четыре года, наверно, у них уже может быть сформирован такой костяк, клиентская база, который никуда не денется, на который они могут рассчитывать, и их средства могут быть инвестированы и на семь, и на 10, и на 15 лет. Пока конкуренции у нас мы действительно не чувствуем, они вкладываются в большей степени в короткие бумаги, мы пока вкладывались в длинные бумаги. Но мы действительно думаем про следующий год, у нас ведь притока как такового больше не будет.


Его нет уже два года.


Александр Попов: Новых накоплений нет уже два года, и третий год уже не будет, в следующем году. Но у НПФ сейчас был приток по старым заявлениям, и те средства еще с 2013 года, от нас и от ПФР, те, что были заморожены. Они сейчас получили практически около 600 млрд. Мы только в ПФР по заявлениям передали большее 400 млрд. В следующем году мы не знаем, как поведут себя люди, как поведут себя клиенты, какое будет количество заявлений. Безусловно, их будет, наверно, надо смотреть правде в глаза, их будет гораздо меньше. Первая и основная причина - я думаю, большинство из действительно активных граждан, которые хотели поменять свой вариант пенсионного обеспечения, уйти в негосударственный сектор, они это уже сделали. Дальше количество этих людей будет немного меньше. У нас ведь по клиентам у НПФ сейчас около 23 млн или 28 млн человек. По деньгам примерно равные, но у нас там остается более 51 млн клиентов формально, но из этого объема, я думаю, что миллионов 20 - это совсем пассивные счета.


Да, ваш же портфель тоже уменьшится, когда закончится право выбора, "молчуны" же, деньгами которых вы сейчас управляете, они перейдут в страховую пенсию?


Александр Попов: Да. Мы уже новых денег не получаем с 2014 года, потому что у "молчунов" ноль с 2014 года, все идет в страховую пенсию просто по умолчанию. Поэтому у нас нового притока никакого нет, и дальше, наверное, не будет, который нам будет очень существенно снижать наш инвестиционный потенциал в дальнейшем, а самое главное, что мы должны будем уделять повышенное внимание тому же самому риску ликвидности, и мы не сможем инвестировать на длинные сроки. И, наверно, со следующего года, даже если у нас что-то останется, поскольку мы планируем достаточно большие объемы возврата, на всякий случай, понимая, что, скорее всего, они будут меньше, вот первая причина, что уже достаточно много людей выбрало этот вариант, и мы даже, наверно, по клиентам примерно одинаковы, поскольку "молчуны", вот эти около 20 млн счетов, это те граждане, которые имели право на накопительную часть только несколько лет. С 1955 года рождения они имели право только три или четыре года копить. Вот эти счета есть, и они в большинстве своем у нас, поэтому, наверно, пока такая разница по количеству счетов, потому что по деньгам мы практически сравнялись. Если у НПФ сейчас полтора триллиона, у нас - где-то 1,9 триллиона, в следующем году, может быть, мы уже окончательно сравняемся даже по объемам средств.


Вы же считаете, сколько у вас останется денег после того, как эти "молчуны" не напишут заявления, они же уйдут?


Александр Попов: Их накопления все равно останутся.


Те деньги, которые уже накоплены...


Александр Попов: Нет, их же никто забирать не будет, эти накопления все равно остаются, они будут продолжать инвестироваться. У нас, конечно, такой объем портфеля, он сам по себе является источником денег, поскольку купон, получаемый по старым вложениям, он тоже нуждается в реинвестировании, но мы уже не сможем инвестировать на долгие сроки. И, может быть, со следующего года мы как раз с НПФ окажемся в равной ситуации. Я не думаю, что какая-то у нас возникнет конкуренция, потому что мы наоборот были бы всегда рады конкуренции на рынке, поскольку она даже при первичном размещении позволяет действительно получить реальную рыночную ставку размещения, а не то, что очень многие инвесторы пытались сделать какого-то одного якорного инвестора, чтобы на него все ориентировались. Но это не совсем правильно. Всегда лучше, когда инвесторов много.


Сейчас получается, что компании столкнулись с такой нерыночной ситуацией, когда эти деньги не поступают. Вы прогнозируете, когда эта ситуация закончится?


Александр Попов: На самом деле я не очень себе представляю, когда она может закончиться. С одной стороны, правительство приняло решение оставить накопительную пенсию, с другой стороны, идет сейчас опять третий год заморозки. Мне кажется, что здесь имеет место недооценка потенциала этих накоплений, а самое главное - крайне высокий соблазн использовать эти средства для закрытия каких-то текущих нужд. Самое главное, на самом деле, в каком-то антикризисном менеджменте, заключается в первую очередь всегда, если рост сейчас затруднен, то нужно думать, как создавать источники роста. Это основная антикризисная мера - надо придумать и сделать источники роста, притом дальнейшего роста. И в данном случае пока побеждает, к сожалению, соблазн забрать эти деньги сейчас, использовать сейчас на текущие нужды бюджета, чем создавать источники дальнейшего роста. Поскольку эти деньги, приходя на рынок, давали бы рыночный источник средств для компаний, чтобы они могли развиваться. Без этого источника компании будут лишены значимого источника рыночных средств по рыночной доходности. Соответственно, какой у них выход останется? Кто может, придет в бюджет в тот же самый.


Просить деньги из ФНБ.


Александр Попов: Кто не может, они будут развиваться. Соответственно, рост экономики, тем самым, ставится планка сверху. Я не очень понимаю, вот у нас ФНБ все это создавалось, все эти резервы правильно создавались, чтобы иметь возможность выполнять социальные обязательства в случае кризисном какое-то определенное время. И, по-моему, как раз вот сейчас и надо было бы использовать средства ФНБ, чтобы закрывать дефицит Пенсионного фонда, чтобы они могли выполнять свои обязательства, а эти деньги, накопления пенсионные, могли бы приходить на рынок, вкладываться на рыночных условиях и давать источники дальнейшего развития. Потому что если у нас дальше компании будут развиваться, экономика будет развиваться, появится та самая искомая налоговая база, чтобы потом сокращать дефицит бюджета. Здесь вопрос того, что сейчас это решение закрывает большую часть, не совсем ставит крест, но все-таки это снижение возможности дальнейшего развития и снижение возможности выхода из кризиса. Вот, наверно, отсутствие понимания вот этого и мешает принять какое-то правильное, взвешенное решение. Поскольку непонятно, почему присутствует постоянно мнение, что эти пенсионные деньги вкладывались бог знает куда. По-моему, сейчас Центральный банк провел такую мощнейшую работу. Может быть, конечно, с контролем действительно было не все в порядке, но Центральный банк сейчас провел настолько мощную работу по усилению прозрачности этой системы, и самое главное стимулирование вложений НПФ не в своих аффилированных лиц, а действительно в экономику, в проекты, в общем, сейчас уже, наверно, сомневаться в этом не приходится. НПФ, по-моему, все достаточно четко и хорошо доказали, что они действительно могут являться источником средств для экономики. Хорошо, пока не долгосрочных, чудес на свете не бывает, на все нужно время.


Будем надеяться, что это время пройдет, и все-таки в накопительную часть снова потекут деньги.


Александр Попов: Будем надеяться. Для этого мы и говорим, несмотря на все заморозки, на все остальное надо выбирать накопительное пенсионное обеспечение, чтобы просто иметь различные источники пенсионного обеспечения в дальнейшем. Спокойнее будет.


То есть, вы считаете, что у гражданина есть явное преимущество, если у него пенсия из двух частей состоит.


Александр Попов: Безусловно. Вы же никогда не будете все свои сбережения относить в один банк, потому что бог его знает, что случится: страхование, не страхование, система, не система. Но если вы отнесли свои сбережения, распределили по двум-трем банкам, надежность этих сбережений на порядок выше. Потому что вероятность того, что все три сразу рухнут, что-то там случится с банком, даже что-то можно потерять, все-таки там две трети останется. Точно то же самое и с пенсионным обеспечением, это абсолютно та же самая картина: вы получаете целиком зависящее от государства, соответственно, еще и то, что зависит от рынка. У вас шансов получить достойную пенсию, в итоге, больше.


ВЕДУЩИЙ: По действующему закону, до конца этого года надо выбрать, сохранить накопительную часть пенсии или отказаться от нее. Те, кто сознательно такой выбор не сделают, так называемые "молчуны", останутся без накопительной части пенсии. О преимуществах и недостатках страховой и накопительной части пенсии в интервью Business FM рассказал директор департамента доверительного управления пенсионными накоплениями ВЭБа Александр Попов, - с ним беседовала Надежда Грошева.


Интервью, корреспондент Надежда Грошева


КОРР.: Александр Викторович, за последние два года ВЭБ и другие управляющей компании показывают доходность гораздо выше, чем она была до этого. С чем это связано?


Александр Попов: Я бы не сказал, что за последние два года она выше, чем была до этого. Это не совсем так. Доходность, безусловно, зависит от рыночной ситуации. Самый главный принцип любых накоплений в том, чтобы стоимость денег была, как говорится, реальна. То есть стоимость денег в экономике внутри страны должна быть выше, чем инфляция. Вот в такой ситуации инвестирование и накопление имеет смысл, поскольку вы всегда получаете несколько больше, чем у вас съедает, по сути, инфляция, и вы покупательную способность ваших накоплений наращиваете. А у нас просто такая ситуация сложилась только лишь, наверное, после кризиса 2008 года. Наконец-то стоимость денег стала реальной, она стала положительной. До этого у нас вообще ситуация была довольно сложная, поскольку мы вообще до 2009 года могли инвестировать только в государственные бумаги, с профицитом бюджета у министерства финансов не было такой необходимости занимать деньги, они занимали по ставкам гораздо ниже инфляции. Соответственно, все наши инвестиции, они, в общем, имели некую отрицательную стоимость в реальном выражении. С 2009 года ситуация поменялась. В общем и целом, если брать с 2009 года, то наша доходность как минимум соответствуют инфляции. Поэтому в нашей ситуации что мы делаем для того, чтобы показывать более или менее стабильную доходность, - мы, во-первых, смогли с 2009 года, вот за несколько лет, с помощью, безусловно, огромной поддержки правительства, смогли все-таки сделать такой класс инструментов, как корпоративные облигации, у которых купонная доходность привязана к инфляции. Более того, даже Министерство финансов в этом году стало размещать облигации, немножко они по-другому структурированы, но все равно их доходность привязана к инфляции. И это, в общем, наверно, основная заслуга наших последних лет, поскольку это был очень важный и очень нужный вид инструментов инвестирования.


КОРР.: У вас же портфель тоже уменьшится, когда закончится право выбора, "молчуны" же, деньгами которых вы сейчас управляете, они перейдут в страховую, получается, пенсию?


Александр Попов: Да. Просто-напросто мы уже новых денег не получаем с 2014 года, потому что "молчуны" - у них ноль с 2014 года, у "молчунов". Все идет в страховую пенсию просто по умолчанию. Поэтому у нас нового притока никакого нет, и дальше, наверное, не будет, который нам будет очень существенно снижать наш инвестиционный потенциал в дальнейшем, а самое главное то, что мы уже должны будем уделять повышенное внимание тому же самому риску ликвидности и мы не сможем инвестировать на длинные сроки. И вот, наверно, со следующего года, даже если у нас что-то останется, поскольку мы планируем достаточно тоже большие объемы возврата, на всякий случай, понимая, что, скорее всего, они будут меньше, - вот первая причина, что уже достаточно много людей выбрало этот вариант, и мы даже, наверно, по клиентам, на самом деле, мы примерно одинаковы, поскольку "молчуны", вот эти, наверное, около 20 миллионов счетов - это те граждане, которые имели право на накопительную часть только несколько лет. С 1955 года рождения, они имели право, по-моему, только три или четыре года копить. Вот эти счета есть, и они в большинстве своем у нас, поэтому, наверно, пока такая разница по количеству счетов, потому что по деньгам мы практически сравнялись. Если у НПФ сейчас полтора триллиона, у нас - где-то 1,9 триллиона в общем, в следующем году, может быть, мы уже окончательно сравняемся даже по объемам средств.


КОРР.: Сейчас получается, что компании столкнулись с такой нерыночной ситуацией, когда эти деньги не поступают. Как-то вы прогнозируете, когда эта ситуация закончится?


Александр Попов: На самом деле я не очень себе представляю, когда она может закончиться. С одной стороны, правительство приняло решение оставить накопительную пенсию, с другой стороны, идет сейчас опять третий год заморозки. Мне кажется, что здесь имеет место недооценка потенциала этих накоплений, а самое главное - крайне высокий соблазн использовать эти средства для закрытия каких-то текущих нужд. Поскольку эти деньги, приходя на рынок, они бы давали рыночный источник средств для компаний, чтобы они могли развиваться. Без этого источника компании будут лишены значимого источника рыночных средств по рыночной доходности. Соответственно, какой у них выход останется? Кто может, придет в бюджет в тот же самый. Кто не может - они будут развиваться. Соответственно, рост экономики, тем самым, ставится планка сверху. И я, на самом деле, не очень понимаю, вот у нас ФНБ, собственно говоря, все это создавалось, все эти резервы - они правильно создавались, для того чтобы иметь возможность выполнять социальные обязательства в случае кризисном какое-то определенное время. И, по-моему, как раз вот сейчас и надо было бы использовать средства ФНБ для того, чтобы закрывать дефицит Пенсионного фонда, чтобы они могли выполнять свои обязательства, а вот эти деньги, накопления пенсионные, могли бы приходить на рынок, вкладываться на рыночных условиях и давать источники дальнейшего развития. Потому что если у нас дальше компании будут развиваться, экономика просто-напросто будет развиваться, появится та самая искомая налоговая база для того, чтобы потом сокращать дефицит бюджета. Вот и все. Здесь вопрос того, что сейчас это решение закрывает большую часть... Конечно, я не говорю, что прямо совсем ставит крест, - но все-таки это снижение возможности дальнейшего развития и снижение возможности выхода из кризиса. Вот, наверно, отсутствие понимания вот этого, оно и мешает принять какое-то правильное, наверное, взвешенное решение. Поскольку непонятно, почему присутствует постоянно вот это мнение, что эти деньги пенсионные вкладывались бог знает куда. По-моему, сейчас Центральный банк провел такую мощнейшую работу. Может быть, конечно, с контролем действительно было не все в порядке, но Центральный банк сейчас провел настолько мощную работу по усилению прозрачности этой системы, и самое главное - стимулирование вложений НПФ не в своих аффилированных лиц, а действительно в экономику, в проекты, в общем, сейчас уже, наверно, сомневаться в этом не приходится. НПФ, по-моему, все достаточно четко и хорошо доказали, что они действительно могут являться источником средств для экономики. Хорошо, - пока не долгосрочных: чудес на свете не бывает, на все нужно время. Для этого мы и говорим, несмотря на все заморозки, на все остальное - надо выбирать накопительное пенсионное обеспечение, безусловно, чтобы просто-напросто иметь различные источники пенсионного обеспечения в дальнейшем. Спокойнее будет. Вы же никогда не будете все свои сбережения относить, например, в один банк, потому что просто-напросто бог его знает, что случится: страхование - не страхование, система - не система. Но все равно, если вы отнесли свои сбережения, скажем, распределили по двум-трем банкам, - надежность этих сбережений просто на порядок выше. Потому что вероятность того, что все три сразу рухнут, что-то там случится с банком, даже что-то можно потерять, - все-таки там две трети останется. Точно то же самое и с пенсионным обеспечением, это абсолютно та же самая картина: вы получаете целиком зависящее от государства, соответственно, еще и то, что зависит от рынка. У вас шансы в итоге получить достойную пенсию, выше.


ВЕДУЩИЙ: Это был директор департамента по доверительному управлению пенсионными накоплениями ВЭБа Александр Попов, с ним беседовала Надежда Грошева.


Назад

До 31 декабря работникам необходимо определиться с пенсионными фондами

22 октября 2015 года
#Публикации
Назад

О том, как уже сейчас можно распорядиться накопительной частью своей будущей пенсии, рассказывает директор Департамента доверительного управления Внешэкономбанка Александр Попов



ИА REGNUM: Согласно пенсионному законодательству трудовая пенсия каждого россиянина трансформируется в два вида: страховую и накопительную. Страховая часть зависит от величины зарплаты, стажа работы, возраста выхода на пенсию и размера индексации пенсий, ежегодно определяемого Правительством. На размер же накопительной части влияют сумма страховых взносов, уплаченных в пользу работника от его официальной заработной платы, то есть та же величина зарплаты, срок, в течение которого уплачиваются взносы, и дохода от их инвестирования, который зависит от рыночных условий и мастерства управляющего. Эту накопительную часть и принято называть пенсионными накоплениями. И еще немаловажный факт — накопительная часть пенсии доступна лицам, моложе 1967 года рождения. Каждый работник до 31 декабря 2015 года может выделить из своих пенсионных отчислений взносы на накопительную часть и формировать ее либо в государственном либо в частном пенсионном фонде.


Средства накопительной части Вашей будущей пенсии фиксируются на индивидуальном специальном счете в ПФР или НПФ, в зависимости от вашего выбора.


ИА REGNUM: Какие существуют способы инвестировать (то есть по желанию перевести) накопительную часть своей пенсии?


Есть три варианта. http://www.veb.ru/agent/pension/s_n/">Пенсионные накопления можно доверить Негосударственному пенсионному фонду (НПФ), или формировать в государственном Пенсионном фонде Российской Федерации (ПФР). Граждане, формирующие накопления в ПФР могут выбрать, какой управляющей компании доверить средства — частной управляющей компании (УК) или же оставить право распоряжения ими государственной управляющей компании, которой является ВЭБ. Клиенты НПФ не могут самостоятельно выбирать управляющую компанию, это дело самого НПФ.


ИА REGNUM: В чем разница между инвестированием накопительной части пенсии частной управляющей компанией, НПФом и государственной управляющей компанией (ГУК)?


Значительной разницы нет. И ГУК, и НПФ управляют Вашими деньгами, инвестируют их в ценные бумагами (только в те, что разрешены Минфином и ЦБ) и их деятельность регулируется законодательными актами. Есть разница в самих инструментах и в сроках инвестирования. У нас с частными управляющими разные цели и разные инструменты инвестирования. Подавляющее большинство управляющих использует акции, которых у нас нет. Ограничения по нашей инвестиционной декларации жестче, чем у частных управляющих компаний. Если у негосударственных УК или НПФ цель — это доходность, то у нас — сохранность пенсионных накоплений. Но даже с учетом этого мы демонстрируем достойный результат.


Что касается сроков, то, к сожалению, не всякий НПФ может спрогнозировать срок своих инвестиций, он не застрахован от ухода клиентов в другой фонд. Мы — ГУК — как были, так пока и остаемся единственным по-настоящему долгосрочным инвестором на этом рынке. Даже в современных непростых условиях правильное управление средствами позволяет нам инвестировать на длинные сроки. Кроме того, мы инвестируем наш инвестдоход от прошлых вложений. Учитывая значительные объемы нашего портфеля (1,9-триллиона)абсолютные размеры инвестдохода тоже весьма велики.


ИА REGNUM: Как выбрать инвестиционный портфель ГУК?


Для того, чтобы перевести пенсионные накопления в одну из управляющих компаний, в том числе ГУК, достаточно подать соответствующее заявление либо лично (или через доверенное лицо) в любом отделении Пенсионного фонда России (ПФР), либо по почте или с курьером, либо в форме электронного документа через портал www.gosuslugi.ru. Что касается перевода пенсионных накоплений в НПФ, то помимо подачи заявления в ПФР требуется заключение договора непосредственно с самим НПФ. Для выбора ГУК этого не требуется.


ИА REGNUM: Сейчас многие обсуждают финансовую грамотность населения, вернее — его недостаточный уровень. Сколько, по-Вашему, еще понадобится времени для подобного обучения нашего населения?


Действительно, заморозка продлится и на 2016 год. Но давайте не будем забывать, что пенсия — это проект не на этот и не на следующий год. Пенсия — это долгосрочный проект, но думать о котором нужно уже сегодня.


Можно сколь угодно скептически относиться к нынешним изменениям пенсионной системы в нашей стране, однако если смотреть на долгую перспективу, реальные результаты ее мы увидим только через 15−20 лет. Именно тогда, когда нынешние активные работающие граждане выйдут на пенсию. Поэтому так важно уже сейчас определиться с накопительной частью. Я считаю, что накопительную часть надо оставлять. Есть один главный принцип управления сбережениями — диверсификация. Он означает, что нельзя все складывать в одну корзину. Чем больше вы используете способов сбережения, тем меньше риск все потерять. И больше шанс увеличить накопления.


ИА REGNUM: Сколько денег сейчас находится в Управляющей компании Внешэкономбанка и каковы результаты инвестирования по этому году?


По состоянию на начало осени 2015 года суммарный объем средств под управлением ГУК составляет 1,9 трлн рублей, его доход за девять месяцев 2015 года составил почти 166 млрд рублей. Ранее, по итогам первых шести месяцев 2015 года, Внешэкономбанк обеспечил доходность средств пенсионных накоплений граждан на уровне 12,2% по расширенному портфелю и 17,4% по портфелю государственных ценных бумаг, т. е. показал доходность выше среднего для НПФ значения. Инфляция в годовом выражении на тот момент составила 15,3%.


Подводить окончательные итоги текущего года пока рано, тем не менее, точно могу сказать — при исключении резких негативных факторов на ближайшее время доходность ГУК будет сопоставима с уровнем годовой инфляции.


ИА REGNUM: Кто из будущих пенсионеров считается «молчуном»?


Если Вы никогда не распоряжались накопительной частью своей пенсии, не писали заявления о выборе управляющего накоплениями, то Вы — «молчун». В настоящее время накопительная часть Вашей трудовой пенсии — 6% вашей зарплаты — по умолчанию находится в доверительном управлении ГУК ВЭБа, в расширенном инвестиционном портфеле.


«Молчунов» не следует считать необразованными или не определившимися инвесторами.


Вполне возможно, что будущий пенсионер подумал и решил, что накопительную часть своей пенсии он отдаст в распоряжение ГУК. Это тоже его выбор. Но и в этом случае, если Вы «осознанный молчун» и хотите сохранить накопительный компонент пенсии, Вам необходимо об этом заявить до 31 декабря 2015 года.


ИА REGNUM: Значительная часть активов ГУКа — это деньги «молчунов», верно?


К настоящему моменту уже почти миллион человек выбрали в качестве управляющей компании именно ВЭБ. Из них 600 тысяч российских граждан осознанно выбрали расширенный портфель ВЭБа, еще более 300 тысяч человек — портфель госбумаг. На счетах этих граждан сейчас находятся порядка 40−50 млрд рублей. Остальные клиенты ВЭБа — «молчуны».


ИА REGNUM: Сейчас многие обсуждают финансовую грамотность населения, вернее — его недостаточный уровень. Сколько, по-Вашему, еще понадобится времени для подобного обучения нашего населения?


В США, например, система накопительных пенсий работает с 1970-х годов, а в ней сейчас участвует лишь около 50% населения. Так что не будем идеализировать другие страны. Давайте просто здесь и сейчас начнем вместе финансово образовывать себя и своих детей.


Нынешние процессы — это прямой путь к росту финансовой грамотности населения, когда будущие пенсионеры уже сейчас могут позаботиться о собственном будущем.


Назад

Пилюля от ВЭБа

5 октября 2015 года
#Публикации
Назад

Ведомости
Москва, 5 октября 2015
Анастасия Демидова


Внешэкономбанк (ВЭБ) сообщил о предоставлении фармкомпании "Р-фарм" кредита на 14,6 млрд руб. Соглашение об этом подписано в присутствии премьер-министра Дмитрия Медведева на инвестиционном форуме в Сочи 2 октября, уточняется на сайте правительства. Средства, как сообщает ВЭБ, пойдут на строительство завода по производству фармсубстанций в Ростове Великом и второй очереди завода по производству готовых лекарственных форм в Ярославле. Кроме этого часть кредита будет направлена на завершение НИОКР по семи оригинальным препаратам "Р-фарма", сообщила госкорпорация.


Инвестиции во все эти проекты "Р-фарма", согласно ВЭБу, составляют 19,7 млрд руб. Из них 5 млрд руб. вложит сама компания, ссылается ТАСС на председателя ВЭБа Владимира Дмитриева. Также 9 млрд руб. из суммы кредита будут вложены в научные исследования, сказал он.


Условия предоставления кредита ВЭБ не раскрывает. Представитель "Р-фарма" от комментариев отказался.


Кто получит деньги


"Р-фарм" занимается разработкой, производством и дистрибуцией лекарств. Компания принадлежит председателю ее совета директоров Алексею Репику. У нее в России три действующих завода и еще один строится, есть "дочки" в Турции (здесь также строится завод), Германии (куплен завод у Pfizer). В 2014 г. выручка ЗАО "Р-фарм" составила 55,9 млрд руб., чистая прибыль - 7,7 млрд руб. (данные "СПАРК-Интерфакса").


Вопрос о выделении "Р-фарму" кредитной линии на эти проекты обсуждался на заседании набсовета ВЭБа (его возглавляет Медведев. - "Ведомости") 24 сентября, следует из стенограммы на сайте правительства. "[Поддержка проектов "Р-фарма"] будет способствовать развитию [в России] собственной фармакологии, созданию высокотехнологичных производств насыщению рынка современными лекарственными препаратами", - пояснил тогда Медведев. "Деньги выделяются в рамках проектного финансирования", - сказано на сайте правительства.


В августе 2015 г. "Р-фарм" уже получил 500 млн руб. кредита из Фонда развития промышленности Минпромторга (ФРП) на производство субстанций для лечения онкологических заболеваний и болезней костной ткани в Ярославской области. Компания вложила в этот проект 548,7 млн руб., планируемые расходы с учетом займа ФРП - еще 740,5 млн руб., выпуск двух видов субстанций начнется с 2017 и 2021 гг., рассказывал ранее "Ведомостям" ее гендиректор Василий Игнатьев. На основе одной из этих субстанций будет выпускаться биоаналог, на основе второй - оригинальный препарат, говорил он тогда же.


Такие большие инвестиции соизмеримы с масштабами бизнеса "Р-фарма", считает директор Центра социальной экономики Давид Мелик-Гусейнов. Компания интенсивно развивается и выходит на международный рынок, поэтому ей необходимы средства для крупного производственного комплекса полного цикла, поясняет эксперт. "Р-фарм" синтезирует молекулы для производства высокомаржинальных оригинальных препаратов для лечения сложных заболеваний, знает гендиректор DSM Group Сергей Шуляк.


Назад

Доля ВЭБа в проектах импортозамещения составляет 364 миллиарда рублей

3 октября 2015 года
#Публикации
Назад

РИА Новости
Москва, 3 октября 2015


МОСКВА, 3 окт — РИА Новости. Внешэкономбанк одобрил участие в 26 инвестиционных проектах, способствующих импортозамещению, стоимостью свыше 500 миллиардов рублей, на долю ВЭБа приходится 364 миллиарда рублей, сообщили РИА Новости в пресс-службе госкорпорации.


"ВЭБ на сегодняшний день одобрил участие в 26 инвестиционных проектах, способствующих импортозамещению, стоимостью свыше 500 миллиардов рублей, из которых 364 миллиарда рублей приходится на долю ВЭБа. Из общей суммы проектов в импортозамещении 213 миллиардов рублей приходится на АПК, из этой суммы на долю ВЭБа — 167,3 миллиарда рублей", — пояснили агентству в госкорпорации. Значительную долю кредитного портфеля занимают проекты в авиастроении, двигателестроении, а также в металлургии, электронике, химии, производстве медицинской техники и фармацевтике.


На стадии экспертизы ВЭБ рассматривает 15 проектов в импортозамещении общей стоимостью 164 миллиарда рублей и с предполагаемой долей своего участия в 122 миллиарда рублей. Из новых отраслей в списке проектов по импортозамещению появились проекты в оборонно-промышленном и ракетно-космическом комплексе, уточнили в пресс-службе ВЭБа.


В субботу в Сочи премьер-министр РФ Дмитрий Медведев провел заседание правительственной комиссии по импортозамещению. На ней подчеркивалось, что отечественные наработки и продукты должны быть созданы в экспортоориентированных отраслях, таких как авиапром, сельское хозяйство, радиоэлектроника, машиностроение.


"Важно, что первый раз практически за все время увязано два понятия — импортозамещение и экспортноориентирование. Очень важно, чтобы те проекты, которые мы реализовывали по импортозамещению, имели сразу экспортный потенциал", — сообщил РИА Новости первый зампред ВЭБа Петр Фрадков по итогам заседания комиссии.


"Если проект экспортноориентирован, то значит априори — это качественная продукция, априори конкурентоспособная и вполне может употребляться на рынке", — заметил он. "Главное, чтобы по импортозамещению шел качественный продукт — это основное", — подчеркнул Фрадков.


Назад

Клепач: фактическая динамика ВВП в РФ ниже потенциальной

3 октября 2015 года
#Публикации
Назад

ТАСС
Сочи, 3 октября 2015


СОЧИ, 3 октября. /ТАСС/. Фактическая динамика российского ВВП гораздо ниже потенциальной, причем потенциал экономики сокращается. Такое мнение высказал заместитель правления, главный экономист Внешэкономбанка Андрей Клепач в рамках Международного инвестиционного форума в Сочи.


"Фактическая динамика ВВП ниже потенциальной. У нас потенциальный ВВП в результате того, что происходит, сокращается, то есть условия для будущего экономического роста становятся хуже", - сказал он.


По мнению Клепача, для исправления ситуации нужно смягчать денежно-кредитную политику. "Более сложный вопрос - как это делать. Это одна из дилемм не только российского ЦБ, но и других. Смягчать в лоб по всем направлениям путем резкого снижения процентной ставки , на мой взгляд, это неправильно", - отметил он.


Такой шаг приведет не к удешевлению кредитов предприятиям и оживлению экономики, а к усилению валютного курса. "Тогда можно начинать ставить вопрос об ужесточении режима валютных операций, валютного контроля, то есть пойдет большая цепочка проблем", - продолжил Клепач.


По его мнению, Центральному банку РФ следует идти по пути дифференцированного применения нетрадиционных инструментов поддержки инвестиций и малого бизнеса. Он добавил, что они используются, но в недостаточном объеме.

Назад

Для успешной реализации инновационных проектов нужно не менее 5 лет – ВЭБ

3 октября 2015 года
#Публикации
Назад

ТАСС
Сочи, 3 октября 2015


СОЧИ, 3 октября. /ТАСС/. Для успешной реализации инновационных проектов нужно не менее 5 лет. Об этом заявил сегодня первый заместитель председателя правления Внешэкономбанка /ВЭБ/ Андрей Сапелин на заседании "круглого стола" "Институты развития. Чего удалось добиться?, прошедшем в рамках Международного инвестфорума "Сочи-2015".


Участники "круглого стола" обсуждали первые итоги существования институтов инновационного развития как инструмента реализации долгосрочных приоритетов.


"Отличие Внешэкономбанка от коммерческих финансовых организаций состоит в том, чтобы инвестировать в идеи, которые могут принести прибыль в долгосрочной перспективе", - сказал Сапелин. ВЭБ был создан для финансирования крупных индустриальных и инфраструктурных проектов, поддержки экспортоориентированных производств, малого и среднего бизнеса 8 лет назад, напомнил он.


"Главный результат - мы имеем десятки уже реальных проектов. Средняя инвестфаза серьезного проекта, будь то индустриальный, будь то инфраструктурный, сегодня 3-5 лет. В большинстве своем наши проекты стали бюджетообразующими в регионах. Как правило, после того, как предприятия и бизнесы, которые мы профинансировали и создали, начинают работать, они входят в тройку крупнейших налогоплательщиков", - отметил первый зампред правления ВЭБ.


Обсуждение эффективности институтов инновационного развития будет продолжено на предстоящем форуме "Открытые инновации- 2015", которое пройдет в Москве с 28 октября по 1 ноября. Дискуссия будет построена вокруг темы "Человек на стыке трендов технологической революции" и сфокусировано на пяти ключевых областях жизни человека, драматически меняющихся под воздействием технологий: производительность, среда обитания, образование, здоровье и индустрия развлечений.

Назад

В. Дмитриев: «Поддерживая крупный бизнес, мы не должны забывать о развитии малого и среднего предпринимательства»

2 октября 2015 года
#Публикации
Назад

Национальный Банковский Журнал

Москва, 2 октября 2015

Анастасия Скогорева



Ключевым приоритетом в деятельности института развития — ВЭБ — должна быть поддержка крупных инвестиционных проектов, связанных с внедрением современных технологий и увеличивающих экспортный потенциал нашей страны. Это особенно актуальная задача сейчас, с учетом того, что количество длинных денег в нашей экономике сокращается под воздействием ограничительных мер, предпринятых против России.


Такое мнение высказал в рамках своего выступления на Международном инвестиционном форуме «Сочи-2015» глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев.


«В то же время, поддерживая крупные проекты, нельзя забывать о развитии малого и среднего бизнеса. Мы в своей деятельности всегда помним об этом, о чем свидетельствует, например, создание системы «одного окна» для владельцев компаний МСБ. Мы рассчитываем на то, что эта система точнее, этот Центр — сыграет ключевую роль в оказании господдержки МСБ», - пояснил Владимир Дмитриев.


«Хотел бы также подчеркнуть значимость такой инициативы как создание «инвестиционного лифта». Ее смысл — в том, чтобы снизить налоговую нагрузку на компании МСБ за счет вхождения в их капитал Агентства кредитных гарантий», - добавил глава Внешэкономбанка.


Назад

Выступление Владимира Дмитриева на пленарном заседании Форума «Сочи-2015»

2 октября 2015 года
#Публикации
Назад

Телеканал "Россия 24",

ПРЯМОЙ ЭФИР (ВЭБ),

02.10.2015, 13:30



Ведущий не назван



ВЕДУЩИЙ: Владимир Александрович Дмитриев, председатель Внешэкономбанка. Владимир Александрович, я тоже перед сессией посмотрел закон о банке развития. В общем, там трудно не найти какую-то функцию, чем найти, - огромное количество функций у Внешэкономбанка. Тем не менее, на ваш взгляд, с учетом того, что вы главный институт развития в стране, какие три приоритета вы видите для возврата к росту в стране с точки зрения возможностей Внешэкономбанка в условиях кризиса, в условиях санкций?


Владимир ДМИТРИЕВ: Спасибо, Андрей. У меня непростая миссия в этой аудитории с учетом того, что слева от меня не только председатель правительства, но и председатель наблюдательного совета Внешэкономбанка, а передо мной практически все члены наблюдательного совета Внешэкономбанка.


Владимир ДМИТРИЕВ: Я рассчитываю что расстановка приоритетов найдет понимание и поддержку со стороны членов наблюдательного совета и уважаемого правительства. Действительно, если смотреть закон о банке развития, наш меморандум о финансовой политике, нет, наверное, той отрасли, той сферы хозяйственной деятельности, где Внешэкономбанк так или иначе не должен себя проявлять. Эти приоритеты, на мой взгляд, остаются неизменными, но жизнь вносит свои коррективы и поэтому акценты смещаются.


ВЕДУЩИЙ: Кстати, Владимир Александрович, я прошу прощения. Я не назвал цифру, мне казалось, одна важная цифра есть, которая характеризует деятельность Внешэкономбанка в нынешний период, - объем поддержки экспорта за последнее время вырос в 30 раз. То, чем вы занимаетесь, мне кажется, это важно, чтобы зал услышал эту цифру.


Владимир ДМИТРИЕВ: На этом я могу свое выступление закончить, Андрей. Если быть серьезным, по-прежнему считаю, что ключевым приоритетом в деятельности банка должно быть финансирование крупных инвестиционных проектов. Особенно это необходимо в нынешней ситуации, когда мы видим, что рынок кредитования сужается и особенно сужается та сфера, которая относится к инвестиционной деятельности. То есть крупных, длинных инвестиционных кредитов в нашей стране становится все меньше и меньше и, разумеется, Внешэкономбанк как главный финансовый институт развития здесь должен подставить свое плечо и продолжать финансировать крупные инвестиционные проекты. Причем проекты не просто глобальные, масштабные, но и проекты, которые связаны с внедрением современных технологий, производством высокотехнологичной продукции, обеспечивающие как импортозамещение, так и увеличение нашего экспортного потенциала. Для примера,  в последнее время были реализованы такие крупные проекты как "Тобольск - полимер", - проект, который уже осязаем, это "Ямал СПГ", проекты в автопроме - "Форд Соллерс", "АвтоВАЗ", "КамАЗ", наш авиационный комплекс, то есть то, что обеспечивает формирование прорывных технологий и укрепление нашего экономического потенциала.Это первое. Но на фоне этих гигантов, естественно, исключительно важно вести речь о поддержке малого и среднего предпринимательства, и мы, входя в тот или иной крупный инвестиционный проект, безусловно, рассматриваем с нашими партнерами возможность формирования рабочих мест для малого и среднего бизнеса. И это направление, оставаясь приоритетным, сейчас, как мне кажется, с созданием Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства станет еще более ощутимым с точки зрения формирования нового среднего класса. И создание окна в виде новой корпорации, вклад Внешэкономбанка в виде Банка МСП, создание "одного окна" не только потому, что предприниматели будут знать, где им окажут весь комплекс услуг, но и важно, что эта структура объединит в себе те разрозненные механизмы малого и среднего бизнеса, которые до сих пор существовали в разных министерствах и ведомствах, да и то, что было до сих пор в виде "Агентства кредитных гарантий" и банка "МСП", лизинговых компании, не представляло собой единого целого. Этот центр, безусловно, должен сыграть серьезную роль в повышении эффективности мер государственной поддержки малого и среднего предпринимательства. И то, что связано с малым и средним бизнесом, и то, что, безусловно, находится в фокусе нашего внимания как одно из приоритетных направлений нашей деятельности, из тех трех, что я считаю главными, - это, конечно, поддержка промышленного несырьевого экспорта. И здесь тоже сыграло свою роль объединение тех институтов, которые до сих пор существовали. И, наверное, логично, что "Российский экспортный центр", "Агентство по страхованию экспортных кредитов", "Росэксимбанк" являются структурами Внешэкономбанка. И мы, на мой взгляд, вполне логично распределяем между собой функции: если Внешэкономбанк поддерживает крупные индустриальные проекты, рассчитанные на экспорт, строительство электростанций, поставку подвижного состава, авиапром - "Сухой Суперджет", другие проекты, то "Российский экспортный центр" нацелен на формирование универсального продукта для малого и среднего предпринимательства. Хотел тоже подчеркнуть значимость недавней инициативы по созданию инвестиционного лифта, где задействованы структуры как Внешэкономбанка, так и общественные структуры в виде "Агентства стратегических инициатив". Смысл состоит в том, чтобы снизить долговую нагрузку на малый и средний бизнес за счет вхождения в капитал эффективных предприятий на поставку своей продукции на экспорт. И здесь, естественно, мы, подключая финансовые механизмы системы Внешэкономбанка и объединяя усилия "Агентства стратегических инициатив", предпринимательского сообщества, как мне кажется, решаем исключительно важную задачу и по диверсификации экономики, и по продвижению нашего малого и среднего бизнеса на зарубежные площадки.


ВЕДУЩИЙ: Спасибо, это очень важно, чтобы у нас не создалось ощущение такой сессии только для крупного и мега-крупного бизнеса. Внимание государства в отношении малого бизнеса - его всегда не хватает и важно, что институт развития здесь тоже участвует.


Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка В.А. Дмитриева телеканалу "Россия 24"

2 октября 2015 года
#Публикации
Назад

Телеканал "Россия 24",

ПРЯМОЙ ЭФИР (ВЭБ),

02.10.2015, 14:56


Ведущий Наиля Аскер-Заде


ВЕДУЩИЙ: Международный инвестиционный форум Сочи - 2015 продолжает свою работу, и сейчас гость в нашей студии Владимир Дмитриев - председатель Внешэкономбанка. Владимир Александрович, здравствуйте.


Владимир ДМИТРИЕВ: Добрый день.


ВЕДУЩИЙ: В своем выступлении премьер Дмитрий Медведев много говорил о том, что будет способствовать росту нашей экономики, и один из тех шагов, который будет этому содействовать, - это импортозамещение. А Внешэкономбанк участвует в каких-то проектах, которые стимулируют импортозамещение в нашей стране?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я думаю, что большая часть проектов, которые финансируются при содействии Внешэкономбанка, имеет прямое либо опосредованное отношение к теме импортозамещения. Поскольку импортозамещение - это, с одной стороны, не самоцель и премьер об этом сказал: мы не собираемся изолировать Россию и действовать по принципам идеи чучхе - опоры на собственные силы. Мы развиваем тему импортозамещения, имея в виду, что у России достаточный потенциал и интеллектуальный, и производственный для того, чтобы по многим позициям обеспечивать себя продукцией, которую мы по-прежнему к сожалению, закупаем за рубежом. И если говорить о проектах, которые поддерживаются Внешэкономбанком, достаточно вспомнить такие крупные проекты, как "Тобольск - Полимер". Профинансировано на сумму порядка 2 миллиардов долларов в строительство крупного комбината по переработке и утилизации попутного нефтяного газа, который обеспечивает производство полипропилена, до сих пор закупавшегося за рубежом. В свою очередь, это позволяет развивать современные производства с высокой добавленной стоимостью и выходить на выпуск продукции, закупавшейся за рубежом. Конечно, объемные инвестиции и финансовые средства Внешэкономбанка пошли в отечественный автопром, который производит сейчас вполне конкурентоспособную продукцию при поддержке и кооперационных связей с крупнейшими производителями автомобилей, таких, как "Форд", "Фиат", японские авто производители. К таким проектам относится завод "Форд Соллерс", "АвтоВАЗ", "КамАЗ", и объем вложенных Внешэкономбанком кредитных средств исчисляется более 100 миллиардами рублей. Есть и другие проекты, но что я хотел бы особенно подчеркнуть - говоря об импортозамещении, нам необходимо параллельно смотреть, где импортозамещение может стать предметом интереса со стороны малого и среднего бизнеса. Это тоже является одним из приоритетных направлений - поддерживать малый и средний бизнес, но поддерживать таким образом, чтобы он включался в проект импортозамещения, включался в производство высокотехнологичной конкурентной продукции.


ВЕДУЩИЙ: Внешэкономбанк выдал госгарантии такой компании, как "Трансаэро" и, когда мы с вами на Дальнем Востоке обсуждали эту тему, вы тогда говорили, что вопрос о дефолте "Трансаэро" не стоит. Сейчас ситуация изменилась и компания будет объявлена банкротом. Для вас это было ожидаемо?


Владимир ДМИТРИЕВ: Говоря о том ,что вопрос о банкротстве в тот период, когда мы с вами беседовали, не стоял, хотел подчеркнуть, что усилия государства, бизнеса, компаний и банков с государственным участием были направлены на то, чтобы ситуацию выправить. Еще в прошлом году Внешэкономбанк, имея дочернюю компанию "ВЭБ - лизинг", уже тревожно сигнализировал о том, что ситуация с "Трансаэро" неблагополучная. Теперь выясняется, что она неблагополучная во многих отношениях, в том числе и по причине того, что отчетная документация, финансовые документы, которые предоставлялись и банкам, и финансовым компаниям, не соответствовали, мягко говоря, действительности. Мы оказались жертвами, в том числе и таких проявлений. Сейчас мы являемся свидетелями того, что происходит, а происходит ровным счетом то, что компания оказалась несостоятельной выполнять свои обязательства и перед пассажирами, но самое главное перед банками и лизинговыми компаниями, которые ее кредитовали. К сожалению, не был реализован проект, когда "Аэрофлот", получив 75-процентный пакет, мог включиться в санацию компании и, по сути дела, взять на себя частично обязательства "Трансаэро". Но и эта схема, этот сценарий не был реализован по ряду причин. Теперь банкротство компании является одним из вероятных сценариев развития событий. Но к этому тоже надо спокойно относиться, по крайней мере излишне не драматизировать, поскольку банкротство не означает приостановку предприятия, я говорю в целом, не означает массовых увольнений, не означает прекращение бизнеса. Мы рассматриваем в этой непростой ситуации вариант «мягкой посадки», вариант управляемого банкротства, но еще раз хочу подчеркнуть: банкротство лишь один из сценариев, которые рассматриваются. Мы рассматриваем другие сценарии… Большая нагрузка лежит на нашей лизинговой компании - "ВЭБ - лизинг" и на лизинговой компании банка ВТБ. Мы ведем переговоры практически в каждодневном режиме с нашими партнерами и друзьями из банка ВТБ с тем, чтобы рассмотреть и вариант создания на базе существующего авиапарка компании. И это естественная, обоснованная позиция, которая, используя механизмы государственной поддержки, могла бы взять на себя часть обязательств по транспортировке пассажиров и обслуживанию пассажиропотока. Это тоже один из вариантов, он, на мой взгляд, заслуживает серьезного рассмотрения, по крайней мере имеется человеческий потенциал, потенциал управленческий имеется для того, чтобы эта ситуация и этот вариант был реализован.


ВЕДУЩИЙ: Ну, что ж, будем надеяться, что решение все-таки будет найдено. Спасибо вам большое.

Назад

Общая стоимость проектов ВЭБа в Краснодарском крае составляет 3,5 трлн руб.

30 сентября 2015 года
#Публикации
Назад

РИА Новости
Москва, 30 сентября 2015


МОСКВА, 30 сен - РИА Новости/Прайм. Стоимость финансирования ВЭБом проектов в Краснодарском крае составляет 3,5 триллиона рублей, сообщили РИА Новости в пресс-службе госкорпорации в связи с открывающимся 2 октября в Сочи Международным инвестиционным форумом.


"Общая стоимость проектов в Краснодарском крае по состоянию на 1 сентября 2015 года составляет 6,7 триллиона рублей, одобренный объем участия ВЭБа - 3,5 триллиона рублей. Всего на проекты в Краснодарском крае в участием ВЭБа выделено 1,9 триллиона рублей", - сказали в пресс-службе госкорпорации.

Из них ВЭБ полностью профинансировал строительство 20 объектов Олимпиады в Сочи на сумму 251,1 миллиарда рублей при их общей стоимости в 334,4 миллиарда рублей. "С момента образования Банка развития органами управления ВЭБа одобрено участие в финансировании 331 проекта. Из них профинансировано 77 проектов, в настоящее время финансируются 198 проектов", - уточнили в пресс-службе ВЭБа.


Среди финансируемых проектов - строительство и эксплуатация горнолыжного курорта в Сочи "Роза Хутор" стоимостью 85,4 миллиарда рублей, из которых на ВЭБ приходится 72,8 миллиарда рублей, а также строительство олимпийских объектов спортивно-туристического комплекса "Горная карусель" в Красной поляне на 93,7 миллиарда рублей, из которых 59,7 миллиарда рублей приходится на долю ВЭБа. Стоимость участия ВЭБа в проекте строительства основной Олимпийской деревни на 3000 мест составляет 24,8 миллиарда рублей из 28,5 миллиарда рублей.


Строительство пятизвездочного отеля в Имеретинской низменности обошлось в 7,1 миллиарда рублей, из которых ВЭБом выделено 4,9 миллиарда рублей. Сооружение офисного здания в этом же районе обошлось в 4,99 миллиарда рублей, из которых на ВЭБ пришлось 4,3 миллиарда рублей. Также в Имертинской низменности профинансирован проект строительства гостиничного комплекса общей стоимостью 17,97 миллиарда рублей, из которых на долю ВЭБа пришлось 14,4 миллиарда рублей.

ВЭБ также участвует в проектах строительства ряда других отелей в Сочи, реконструкции существующих санаториев, а также в строительстве Российского международного олимпийского университета с гостинично-рекреационным комплексом. Кроме того, ВЭБ участвует в завершении строительства аэровокзального комплекса в Сочи на сумму 7,3 миллиарда рублей, грузового порта в устье реки Мзымта, а также в строительстве энергетических объектов и других объектов инфраструктуры, добавили в пресс-службе.

Назад

Владимир Дмитриев: Дальний Восток стал привлекателен для инвесторов

4 сентября 2015 года
#Публикации
Назад

ТЕЛЕКАНАЛ "РОССИЯ 24",

ИНТЕРВЬЮ,

04.09.2015





ВЕДУЩИЙ: И сейчас возвращаемся на остров Русский, где продолжаются мероприятия Первого Восточного экономического форума. В выездной студии работает Наиля Аскер-Заде, у нее в гостях Председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев. Наиля, доброе утро, вам слово.


Ведущий Наиля Аскер-Заде


ВЕДУЩИЙ: Роман, здравствуйте. Работа Дальневосточного экономического форума продолжается и сейчас наиболее о наиболее актуальных вопросах, которые обсуждаются здесь в ходе пленарных дискуссий, мы побеседуем с Председателем Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым. Владимир Александрович, здравствуйте.


Владимир ДМИТРИЕВ, Председатель Внешэкономбанка: Добрый день.


ВЕДУЩИЙ: Мы только что прослушали выступление президента Владимира Путина и он заявил о том, что Дальний Восток имеет большой потенциал развития и может даже конкурировать с мировыми экономическими центрами. Что для этого необходимо сделать?


Владимир ДМИТРИЕВ: Государство, приняв программу развития Дальнего Востока и Забайкалья, уже сделало достаточно много для того, чтобы этот регион стал привлекателен и для российских, и для иностранных инвесторов. И, конечно, для того, чтобы он на равных конкурировал с глобальными игроками, с крупными экономическими центрами стран Азиатско-Тихоокеанского региона, прежде всего нужна инфраструктура. И в этом смысле создание территории опережающего развития является правильным шагом в этом направлении, поскольку государство берет на себя формирование необходимой для инвесторов инфраструктуры - первое, второе - существенное снижение административных барьеров и третье, не по очередности, а по значимости, наверное, - это создание необходимых механизмов экономической поддержки инвесторов: сокращение налоговых обременений, про административные барьеры я уже сказал, снижение налогов, снижение страховых взносов, то есть то, что для инвесторов играет ключевую роль в определении места приложения их капитала. И мы видим сколько соглашений уже подписано на площадках нынешнего Восточного экономического форума, мы видим живой интерес инвесторов из стран Азиатско-Тихоокеанского региона, прежде всего сопряженных с нашими территориями государств, таких, как Китай, Япония, Южная Корея и ряд других государств. Я уверен в том, что у Дальнего Востока хорошая, светлая с точки зрения экономической привлекательности история. Мы совсем недавно, буквально на днях, провели переговоры с нашими китайскими партнерами и видим нарастающий интерес  к взаимодействию на территории Дальнего Востока Российской Федерации.


ВЕДУЩИЙ: Давайте поговорим про работу Фонда развития Дальнего Востока. Какие наиболее важные проекты уже профинансированы из этого источника?


Владимир ДМИТРИЕВ: Говоря о Фонде развития Дальнего Востока, я прежде всего хотел бы подчеркнуть существенное изменение в его инвестиционной декларации, которое позволяет теперь Фонду входить в капитал, заниматься предпроектной работой, финансированием предпроектных работ, подготовкой кадров, вхождением в капитал, предоставлением ресурсов по ставкам существенно ниже рыночных. Все это, естественно, создает условия для привлечения иностранного капитала в те проекты, которые являются приоритетными для "Фонда развития Дальнего Востока и Забайкалья". Из тех проектов, которые находятся на выходе, я бы прежде всего выделил такой крупный инфраструктурный проект, как развитие Хабаровского аэропорта как регионального хаба, строительство мостового перехода через реку Амур между Россией и Китаем. Причем с китайской стороны уже большая работа проделана, мы рассчитываем, что в самое ближайшее время начнутся ускоренными темпами работы на российской территории и через год - полтора мы сможем запустить этот крупный инфраструктурный проект. Внимание Фонда развития Дальнего Востока и Забайкалья также обращено на агропромышленный комплекс, аквакультуру, ряд промышленных объектов. И отрадно, что сегодня, говоря о развитии этого региона, президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин подчеркнул значимость деятельности Фонда развития Дальнего Востока и Забайкалья, равно, как и Российского фонда прямых инвестиций, дочерних структур Внешэкономбанка. И он же выразил надежду на то, что дискуссии по поводу увеличения капитализации Фонда развития Дальнего Востока перейдут в практическую плоскость реализации задач, поставленных президентом, и Фонд развития Дальнего Востока будет докапитализирован с тем, чтобы приступить к изучению и последующей реализации новых проектов, имеющих приоритетное значение и для развития региона, и для того, чтобы привлекать все больше иностранных инвестиций при поддержке нашего фонда.


ВЕДУЩИЙ: Во время визита Владимира Путина в Китай при вашем участии было подписано соглашение с партнерами. Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее.


Владимир ДМИТРИЕВ: В Китае мы подписали два соглашения: первое соглашение с Эксимбанком Китая, которое предусматривает финансирование крупного промышленного проекта - это Быстринский горно-обогатительный комбинат, который будет производить медный концентрат и ряд других продуктов, прежде всего ориентированных на экспорт в Китай. Привлекательность этого соглашения состоит в том, что проект будет профинансирован юанями. Здесь, конечно, есть ряд проблем, связанных с валютными свопами, но мы работаем с нашим Центральным Банком, наши китайские партнеры работают с банком Китая с тем, чтобы обеспечить приемлемые условия с точки зрения долгосрочных свопов, соответственно, юаня и рубля. Следующее соглашение, которое мы подписали, - это четырехстороннее соглашение между нашей дочерней структурой, Российским экспортным центром, Внешэкономбанком, одной из крупнейших провинций Китая и компанией Sinotrans & CSC Group. Соглашение предусматривает поддержку российского экспорта и создание некоего логистического хаба, который будет предоставлять льготные условия для импортируемых из России товаров с дальнейшей дистрибуцией их на китайском рынке и на рынках стран Азиатско-Тихоокеанского региона. И в данном смысле это соглашение в полной мере вписывается в стратегию Российского экспортного центра, который включает в себя Российский экспортно-импортный банк, Агентство по страхованию экспортных кредитов. И при поддержке Внешэкономбанка мы обеспечим необходимую инфраструктуру для увеличения грузопотоков из России в Китай и для последующего реэкспорта этой продукции в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.


ВЕДУЩИЙ: Вы уже упомянули о том, что есть некоторые сложности для использования национальных валют во взаимных расчетах между Россией и Китаем. А что необходимо сделать для того, чтобы их устранить?


Владимир ДМИТРИЕВ: Сейчас механизм валютных свопов распространяется на краткосрочные операции, связанные, в основном, с торговым бизнесом, операции не свыше года. Но в случае кредитования долгосрочных проектов необходима договоренность на уровне нацбанков России и Китая относительно свопов и расписание этого механизма на более длительный период. Наши переговоры и контакты с нашим Центральным Банком, контакты наших китайских партнеров с их регулятором показывают, что есть воля к тому, чтобы инвестиционные операции, финансируемые национальными валютами, были обеспечены тем самым надежным механизмом свопирования юаня в рубли и, соответственно, в обратном направлении. Так что у меня на этот счет вполне оптимистическое настроение, будем продолжать работать в этом направлении.


ВЕДУЩИЙ: Недавно вы встречались с президентом Владимиром Путиным, речь шла об экспортных кредитах. Сейчас портфель кредитов, выданных Внешэкономбанком для финансирования, для поддержки экспорта, уже составляет 350 миллиардов рублей, прорабатываются займы еще на 550 миллиардов рублей. Что это могут быть за проекты?


Владимир ДМИТРИЕВ: Вы правильно подчеркнули, это проекты, связанные с поддержкой прежде всего промышленного экспорта. География этого экспорта широка и мы восстанавливаем прежние связи, которые еще в советское время наши предприятия имели со своими зарубежными партнерами, оказывая содействие в строительстве крупных энергетических объектов, поставляя продукцию промышленности и продукцию с высокой добавленной стоимостью. Сейчас прежде всего речь идет об авиастроении, энергетическом машиностроении, транспортном машиностроении, атомной индустрии, а также производстве сельскохозяйственной продукции. Важно подчеркнуть, что география расширяется - это и Латинская Америка, разумеется, страны СНГ, Китай, страны Юго-Восточной Азии, Центральной Азии. Из последних примеров можно привести, помимо устойчивой поддержки экспорта нашего авиалайнера "Сухой Суперджет 100" в Мексику, поддержку продажи подвижного состава в Азербайджан компанией "Уралвагонзавод", это поддержка "Силовых машин" в их экспорте продукции в страны Латинской Америки. Это энергетическое машиностроение, в частности, мы участвуем в финансировании проекта строительства гидроэлектростанции в Аргентине "Чиуидо", где предполагаются поставки оборудования "Силовых машин". Это сотрудничество с Монголией в строительстве теплоэлектростанции на этой территории, где уральские машиностроители поставляют продукцию, и целый ряд других проектов. Отрадно, что заработала система "одного окна", где Российский экспортный центр, о котором я уже говорил, предоставляет комплекс услуг для российских экспортеров, - это и механизмы гарантийной поддержки, это и страховая поддержка и создание массового продукта, который позволит предприятиям прежде всего среднего бизнеса через Российский экспортный центр находить своих партнеров за рубежом и поставлять продукцию при поддержке Российского экспортного центра. Важно, что механизмы государственной поддержки, такие, как субсидирование процентных ставок, в полной мере соответствуют правилам, которые применяются в странах - членах Организации экономического сотрудничества и развития. Мы не отступаем от лучших международных практик и теперь уже на равных можем конкурировать с иностранными компаниями, выходящими на те же самые рынки, и, как показывает практика, весьма успешно.


ВЕДУЩИЙ: Внешэкономбанк также работает и через механизм госгарантий и свою первую гарантию, оформленную в рамках упрощенного механизма оформления госгарантий ВЭБ в декабре 2014 года оформил как раз по кредитным обязательствам "Трансаэро" в размере 9 миллиардов рублей. Как вы сегодня оцениваете риски, связанные с этой гарантией?


Владимир ДМИТРИЕВ: Естественно, Внешэкономбанк, будучи агентом правительства по выдаче государственных гарантий, обязан следить за экономическим состоянием компании-принципала выдачи этих гарантий. В данном случае гарантия выдавалась в интересах банка ВТБ, он выступал бенефициаром. Ситуация с компанией "Трансаэро" у всех на слуху, она не самая простая. Мы видим, что плечо подставил "Аэрофлот". В данном случае пока о дефолте речь не идет, соответственно, мы мониторим ситуацию, хотя понятно, что без помощи государства наш один из крупнейших авиаперевозчиков не сможет преодолеть трудности, возникшие в последнее время. Мы приветствуем те шаги, которые предприняло государство по выводу компании из преддефолтного состояния, хотя мы понимаем, что мы как Внешэкономбанк, который через свою дочернюю структуру ВЭБ - лизинг оказывал существенную финансовую поддержку "Трансаэро", и объем финансового лизинга в пользу "Трансаэро" составляет 55 миллиардов рублей, и, конечно же, для нас небезразлично, каким образом проблемы "Трансаэро" будут решены. Для нас, естественно, критически важно, чтобы, оказывая поддержку "Трансаэро", государство одновременно не упускало из поля зрения проблемы, которые могут возникнуть у лизинговых компаний, оказывавших финансовую поддержку авиаперевозчику и предоставлявших ей финансовый лизинг в серьезных объемах. Я думаю, что мы в диалоге с государством, с государственными структурами, теперь уже с "Аэрофлотом" эти проблемы будем решать. Но так или иначе ситуация непростая и выход из положения надо искать на основе поиска компромисса между авиаперевозчиком, банками, кредитовавшими, и, соответственно, лизинговыми компаниями, которые предоставляли авиаперевозчику воздушные лайнеры по финансовому лизингу.


ВЕДУЩИЙ: Как вы считаете, "Аэрофлот" подставил надежное плечо, компания выживет или "Аэрофлот" извлечет из этого свою выгоду, а компания затем просто будет..?


Владимир ДМИТРИЕВ: Если уже и "Аэрофлот" не рассматривать как надежное плечо, о чем тогда говорить? Конечно, мы рассчитываем, что "Аэрофлот" с его компетенцией, с его серьезным финансовым ресурсом, с надежными партнерскими связями с крупнейшими российскими банками и лизинговыми компаниями без ущерба для своей собственной коммерческой и финансовой деятельности сможет ситуацию выправить, и вместе с ним мы намерены искать возможности решения возникающих неизбежно непростых вопросов и для наших лизинговых компаний.


ВЕДУЩИЙ: Как долго будет продолжаться снижение рубля?


Владимир ДМИТРИЕВ: Если бы я точно дал бы ответ на этот вопрос, наверное, если не Нобелевскую премию, то по крайней мере премию за лучшее предвидение я бы получил.


ВЕДУЩИЙ: Хотя бы скажите, можно ли ожидать, что курс рубля достигнет когда-то отметки 100 по отношению к доллару?


Владимир ДМИТРИЕВ: К сожалению, Наиля, по-прежнему приходится констатировать, что курс рубля в прямой корреляции находится в зависимости от цены на нефть, а цена на нефть тоже в прямой зависимости находится от общей глобальной экономической ситуации - от спроса на нефтепродукты, от устойчивости развития экономик развивающихся стран, от динамики развития экономики Китая. Хотя вчера на встрече лидеров России и Китая китайский руководитель обнадеживающе сказал, что ожидаемый экономический рост в этом году составит порядка 7 процентов, что на самом деле является лучшим показателем не только среди развивающихся экономик, но и в мире в целом. Но, тем не менее, то, что в последнее время происходило на китайских фондовых рынках, замедление роста, в целом, конечно, не внушает серьезного оптимизма по поводу роста цен на нефть. Возвращаясь к первому вопросу, который имел отношение к Дальнему Востоку, я хочу сказать, что, в целом, конечно, для России важно продолжать линию на структурные изменения в нашей экономике, на структурные реформы, на развитие инфраструктуры. Только таким образом мы сможем слезть с той самой пресловутой энергозависимости и нефтяной иглы, создав дополнительную синергию для развития крупных отраслей промышленности через формирование надежной инфраструктуры как здесь, в Дальневосточном регионе, так и в стране в целом. И те проекты, которые сейчас реализуются, имея в виду скоростные магистрали, имея в виду транспортные развязки, ЦКАД и так далее, платные дороги, - все это, конечно, правильные шаги в правильном направлении. Так что давайте наберемся все-таки оптимизма и, засучив рукава, начнем активно заниматься структурными реформами в нашей стране.


ВЕДУЩИЙ: Но Китай, так же, как и Казахстан, добровольно девальвировали свою валюту. А какие страны могут последовать этому примеру?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я не смогу конкретно ответить на этот вопрос, все зависит, естественно, от текущего состояния экономики. И мне было бы, наверное, неправильно и некомфортно называть конкретные страны, которые потом через соответствующие каналы будут задавать мне неприятные вопросы. Но, разумеется, ситуация напряженная, безусловно. Поскольку мы живем в глобальном мире, страны серьезно зависят друг от друга, экономики взаимосвязаны, поэтому все будет зависеть от глобального поведения на международных рынках, но ничего исключать нельзя.


ВЕДУЩИЙ: И в завершении последний вопрос. Адаптировался ли ВЭБ к жизни в условии санкций?


Владимир ДМИТРИЕВ: Во-первых, санкции действительно стали для нас серьезным испытанием, но мне думается, а точнее в свете недавних решений мы, опираясь на поддержку государства, чувствуем себя вполне комфортно. Достаточно привести несколько примеров - это докапитализация банка, причем докапитализация связана как с необходимостью выдерживать нормативы достаточности капитала, а это вызвано тем, что наш кредитный портфель растет, стало быть и капитал должен увеличиваться с тем, чтобы достаточность капитала была соответствующей нашему Меморандуму о финансовой деятельности. Это решение о выделении нам из Фонда национального благосостояния 300 миллиардов рублей на финансирование приоритетных для развития страны проектов. И здесь мы снова возвращаемся к тому, что нужно делать для того, чтобы рубль был устойчивым. Лишь экономический рост, формирование надежной инфраструктуры и финансирование крупных промышленных проектов позволит нам диверсифицировать экономику и сбалансировать ее развитие. Мы опираемся на стратегию, которая остается неизменной, принятую в прошлом году. Не подвергаются сомнению основные направления развития этой стратегии - это прежде всего увеличение кредитного портфеля, это вхождение в капитал, это поддержка наших "дочек", прежде всего компаний, которые призваны сами участвовать в инвестиционных проектах и привлекать иностранные инвестиции, - это и Фонд Дальнего Востока, это и Российский фонд прямых инвестиций, Корпорация развития Северного Кавказа и другие институты. Так что, отвечаю на ваш вопрос: да, мы адаптировались, мы развиваемся, развиваемся вместе с нашей страной, и мы как государственный институт развития в полной мере опираемся на поддержку государства.


ВЕДУЩИЙ: Спасибо, Владимир Александрович.


Владимир ДМИТРИЕВ: Спасибо.


Назад