Директор департамента доверительного управления Внешэкономбанка Александр Попов: «Чем более диверсифицированы ваши вложения, тем меньше риск все потерять и больше шанс увеличить накопления»

15 апреля 2014 года
#Публикации
Назад

Информационно-аналитический портал 
«http://pensionreform.ru/70076" target=_blank>Лаборатория Пенсионной Реформы»


 


Итоги 2013 года и планы на 2014 год озвучил в интервью «Лаборатории Пенсионной Реформы» директор департамента доверительного управления Внешэкономбанка (государственной управляющей компании, которая управляет накоплениями «молчунов») Александр Попов. Он рассказал читателям портала о том, чем стала новая пенсионная реформа для рынка инвестиций России и для простых граждан, и дал совет – как не остаться на пенсии полностью в руках государства.


В России в конце прошлого года принято новое пенсионное законодательство, запущен механизм третьей по счету пенсионной реформы. Как вы оцениваете это событие?


Прежде всего, на мой взгляд, произошедшее в 2013 году все-таки нельзя назвать пенсионной реформой. Я бы назвал то, что случилось, контрреформой, уходом от изменений, которые были сделаны в 2002 году. Сначала сократили возраст граждан, которые имеют право на накопительную пенсию, а сейчас идет процесс уничтожения накопительной части пенсии.


Вы полагаете, накопительную пенсию в России вообще отменят?


Трудно сказать, но опасность такого поворота событий, по моему мнению, очень велика. С учетом текущей экономической ситуации в условиях роста бюджетных расходов велик соблазн «заморозить» накопительную пенсию и в следующем году. Кстати, мне не очень понятна цифра, которая фигурирует в прессе, – 240 млрд. руб. Накопительные взносы в целом даже за 2013 год составили больше 400 млрд. руб. Ничто не указывает на то, что в 2014 году они были бы меньше, тем более что зарплаты в 2014 году вырастут, и, следовательно, вырастут отчисления в накопительную часть.


В 2002 году, когда в нашей стране приступили к проведению пенсионной реформы, ее авторы обосновывали необходимость введения накопительной части следующим образом. По расчетам того времени предполагалось, что уже в середине 20-х годов XXI века в России соотношение пенсионеров и работающих будет один к одному, и накопительная часть в значительной степени должна была снять нагрузку на государство. Каким образом? Накопительная компонента должна была увеличиваться, распределительная компонента – сокращаться, а вместе с ней, как предполагалось, уменьшалась бы роль государства как распределителя пенсионных средств и его ответственность перед гражданами.


Но теперь представители Минтруда говорят, что, по их расчетам, соотношения «один к одному» мы достигнем только в 40-х годах, а то и в 50-х годах, и поэтому еще долго сможем существовать за счет распределительной части. Я не ставлю под сомнение эти расчеты. Но, все же, доля странности в этом есть. Демографическая ситуация, конечно, улучшилась... но не на столько же! Так что, думаю, это все же попытка поправить бюджет за счет пенсионных накоплений.


Но ведь это краткосрочная помощь!


Да, и Минфин об этом говорит. Ситуация нисколько не изменилась и не изменится. «Триллионные» трансферты из бюджета в ПФР как были, так и есть, так они и будут.


Каковы, на ваш взгляд, последствия реформы 2013 года (давайте для краткости так будем называть происходящее на пенсионном рынке)?


Момент был выбран очень удачно. Еще не так много людей озаботилось вопросом формирования своей будущей пенсии. Большинство как рассчитывало на государство, так и рассчитывает, не понимая, что размер будущей пенсии зависит, в первую очередь, от них самих. Очевидно, что когда обязательные отчисления в накопительную часть занимают меньше трети от всех отчислений в ПФР, они вряд ли сформируют хорошую пенсию. Но запущенная в 2002 году накопительная система была своего рода демонстрационной моделью. Люди начали принудительно откладывать на пенсию. И поначалу, когда остатки на счетах были небольшими, большинству было все равно: приходили «письма счастья» с информацией, что на счете всего 500 рублей... А когда в этих письмах появилась информация об остатках в размере 20 или даже 50 тысяч рублей, то тут интерес заметно повысился.


А ведь в наших условиях тотальной финансовой безграмотности населения эти обязательные накопления должны были играть очень важную образовательную роль. Люди видели, что система работает, накопления никуда не исчезают и даже прирастают. И именно это в последствии и начало вызывать интерес уже к добровольным пенсионным накоплениям. И если бы мы в этой системе поработали бы еще пять-шесть лет, это стало бы огромным стимулом для роста добровольных накоплений и базой для страхования жизни. Сейчас же этот фактор убрали.


Я считаю, что для будущих пенсионеров, которые не сделали никакого выбора, реформа 2013 года – крайне негативное событие, которое фактически оставляет их полностью в руках государства. А государство – правительство – принимает решения в первую очередь исходя из состояния государственных финансов, а не личных финансов будущих пенсионеров.


Какими могут быть последствия для рынка инвестиций?


На самом деле, для рынка инвестиций последствия будут гораздо более тяжелыми.


Пенсионные накопления всегда были, есть и будут единственным источником долгосрочных инвестиций, особенно в России. Возможно, к нему через несколько лет прибавилось бы страхование жизни, но сейчас – только пенсионные накопления. В результате реформы рынок долгосрочных инвестиций в России практически умрет.


На ВЭБ как на долгосрочном инвесторе можно ставить крест. С 2014 года мы на этом рынке фактически отсутствуем. Что касается НПФ и частных УК, то здесь еще надо наблюдать за ситуацией. Смогут ли они стать источником долгосрочных инвестиций? Пока что экономических условий для этого я не вижу. Известно, что чем больше срок обращения облигации, ее дюрация, тем сильнее влияние изменения доходности на цену облигации. То есть при росте рыночной доходности на 1% цена десятилетней облигации упадет гораздо больше, чем цена трехлетней облигации. Таким образом, чем больше дюрация облигаций, тем выше риск получения отрицательной переоценки. Если ранее НПФы обязаны были ежегодно компенсировать всем клиентам убытки от инвестирования за счет ИОУД (имущество, предназначенное для обеспечения уставной деятельности НПФ), то сейчас, с вступлением в силу системы гарантирования накопительных взносов, НПФ по-прежнему должен обеспечить компенсацию клиентам сначала за счет своих ресурсов, и только потом прибегнуть к помощи гарантийного фонда. Правда теперь это касается не всех клиентов, а только тех, кто решил перейти в другой фонд или тех, кому уже назначаются выплаты накопительной части. При этом по итогам компании 2013 года видно, что риски значительного оттока клиентов весьма высоки, соответственно высоки и риски долгосрочного инвестирования.


Конечно, и портфели ГУК «открыты всем ветрам» в плане влияния рыночной переоценки. Но у нас есть непереоцениваемые инструменты, те же ГСО (государственные сберегательные облигации), которые по условиям эмиссии не имеют вторичного обращения на рынке. Такие инструменты в некоторой степени нивелируют влияние рынка, безусловно, не дают расти доходности, но и не дают ей «проваливаться». Расширенный портфель очень большой и в достаточной степени диверсифицирован, поэтому мы могли позволить себе долгосрочные вложения.


В чем основной риск 2014 года для ВЭБ?


Как я уже сказал, на нас как на долгосрочном инвесторе можно ставить крест. Притока пенсионных накоплений уже не будет. Конечно, какая-то часть населения выберет наши портфели. Но это уже не те цифры. Ежегодно мы получали почти 300 млрд. руб., теперь не будем получать практически ничего. Наоборот, объем средств пенсионных накоплений, который по итогам 2013 года у нас «уйдет» в НПФ и частные УК, составит как минимум 200 млрд. руб. То есть, с 2014 года притока накоплений не будет, а отток будет значительный. Так пойдет и дальше. А ведь именно за счет новых средств мы и могли делать долгосрочные инвестиции.


Таким образом, основной риск, с которым мы будем бороться в этом году, – это риск ликвидности. Мы уже сейчас заняты сокращением дюрации портфелей, уходим в краткосрочное инвестирование и создаем значительную подушку ликвидности.


Как могут измениться инвестпортфели ВЭБ к концу текущего года? И реально ли изменение инвестиционных деклараций?


Расширенный портфель уже в значительной мере диверсифицирован и в высокой степени стрессоустойчив. Менять что-либо пока нет необходимости. По этому портфелю с точки зрения ликвидности значимую угрозу представляет лишь наличие ограничений по минимальной доле государственных ценных бумаг. Пока мы с этим ограничением справляемся. Регуляторы – Минфин, Банк России - в курсе этой проблемы, с их помощью ее и удается решать, а дальше – поживем-увидим.


ВЭБ что-то делает для привлечения «молчунов» на свою сторону – чтобы они выбрали ВЭБ в качестве УК?


ВЭБ очень жестко ограничен законодательно утвержденными стандартами раскрытия информации в своей возможности, скажем так, себя «подавать», я даже не говорю – рекламировать. Тем более что с НПФ и частными УК мы никогда и не конкурировали. У нас разные цели, соответственно разные инвестдекларации, разные возможности. Если у негосударственных УК или фондов цель – это доходность, то у нас – сохранность пенсионных накоплений. И мы в данном случае с ними не конкурируем. Более того, мы, что называется, не знаем своего клиента, не работаем с ним – в отличие от НПФ с их сетью агентов, рекламой и пр. Мы – хоть и самая крупная, но просто одна из управляющих компаний государственного пенсионного фонда.


Как вы оцениваете доходность инвестирования ВЭБ и среднюю по рынку за последние три года? Она была в основном выше (или, как в прошлом году, на уровне) инфляции. Отмечают, что это были хорошие для российской экономики годы. Можно ли было добиться еще более хороших результатов?


Лично я больше доволен 2013 годом, чем 2012-м, хотя в 2012 году у нас доходность была на уровне 9%, а инфляция составила 6,2%. Казалось бы, мы показали результаты гораздо выше инфляции, но здесь надо понимать причины такого результата: заработать на росте рынка – дело нехитрое. Сложнее показать достойный результат на «падающем» рынке (а в 2013 году он таким и был, рост цен облигаций прекратился в середине 1 квартала 2013 года). То, что мы в этих условиях смогли показать доходность выше инфляции, радует нас больше всего.


В 2013 году две трети частных УК показали доходность выше, чем ВЭБ.


И молодцы! Но не будем забывать, что у нас разные инвестиционные цели – ВЭБ за сохранность накоплений, УК и НПФ – за доходность! Но даже с учетом этого мы продемонстрировали достойный результат.


Я убежден, что в 2013 году мы смогли показать достойный результат в первую очередь за счет инвестирования средств в долгосрочные бумаги так называемых инфраструктурных компаний (РЖД, ФСК, Газпром), и очень жаль, что теперь мы теряем эту возможность. Ведь это эмитенты с международным кредитным рейтингом, равным рейтингу России, доходность облигаций гарантированно превышает инфляцию, поэтому такие облигации очень хорошо подходят именно для долгосрочного вложения пенсионных накоплений. В 2013 году мы инвестировали в такие ценные бумаги около 280 млрд. руб., и если бы ничего не менялось, мы могли бы за пять лет увеличить вложения в них до одного триллиона рублей.


Кстати, когда речь идет о некоем бенчмарке для рынка инвестиций пенсионных накоплений, то наш расширенный портфель вполне можно рассматривать как бенчмарк. Как правило, профессиональные управляющие показывают доходность выше, чем мы, так как у них инвестдекларации более гибкие, чем наши.


Можете ли вы спрогнозировать среднюю доходность пенсионных накоплений на текущий год?


Мы не можем давать прогнозы по таким показателям – здесь ВЭБ ограничен условиями раскрытия информации. Но я не уверен, что сейчас мы найдем на рынке эксперта, который бы дал такой прогноз. Это практически нереально.


Что касается первого квартала – боюсь, что при такой рыночной ситуации, сильнейшем падении рынка в марте, хороших цифр мы не увидим ни у кого. При этом показатель инфляции начал расти, так что по итогам 1-го квартала показатели нашей доходности будут сильно ниже инфляции. Однако это объективные, внешние обстоятельства, на которые мы оказать влияние не в состоянии.


Доходность, которую регулярно озвучивает ВЭБ и другие УК, среди ряда экспертов не считается «чистой» доходностью – ведь на счета клиентов НПФ в результате перечисляется доход в процентном соотношении ниже, чем то, что озвучивают управляющие компании по итогам отчетного периода. Как вы прокомментируете эту ситуацию?


Есть доходность инвестирования средств, которая является относительным, усредненным показателем, считается в процентах годовых и отражает эффективность УК. А есть расчетный коэффициент прироста, который служит для определения суммы в рублях (т.е. абсолютного значения), зачисляемой на лицевой счет застрахованного гражданина по итогам года. Но страховые взносы поступают в ПФР и передаются им в управление в течение всего года. Чем ближе к концу года сумма взноса поступила в УК, тем меньше времени она инвестируется и приносит доход. То есть, если основная сумма взносов за конкретного гражданина поступила в УК в четвертом квартале года, то у УК очень мало возможностей по времени управлять ими. И тогда коэффициент прироста, который в результате видит клиент, может быть очень маленьким. А на среднегодовой доходности УК это почти никак не сказывается. Поэтому доходность и коэффициент, по которому разносятся средства по счетам клиентов, – это совершенно разные вещи, и по доходности невозможно оценить свой конкретный доход.


Но люди-то так и делают!


Так надо это объяснять нашим согражданам! Кроме того, чем больше остаток на счете и, соответственно, чем меньше относительно остатка новые ежегодные поступления (например, остаток 100 тыс. руб., а поступления – 10 тыс. руб.), тем больше будут коррелировать цифры коэффициента прироста и доходности УК.


С 2012 года ВЭБ формирует «выплатные» портфели для инвестирования тех средств, который ПФР передает в управление за лиц, вышедших на пенсию. С каждым годом эти средства будут значительно возрастать. Как бы вы охарактеризовали инвестстратегию ГУК в отношении этих средств? Какие особенности и проблемы вы видите в отношении связанных с ними инвестпроцессов? Удовлетворены ли вы уже имеющимися результатами?


Выплатными портфелями мы управляем уже полтора года. У нас сформировалось четкое понимание ликвидности этих портфелей. По объемам портфели небольшие, на рынок они такого влияния не оказывают, как «триллионные» портфели пенсионных накоплений, управлять ими гораздо легче и проще. Один портфель срочных выплат – 160 млн. руб., объем второго – 1,7 млрд. руб. Для обеспечения реальной сохранности средств портфелей выплатного резерва необходимо активное управление.


Однако пока инвестдекларации этих портфелей практически полностью совпадают с декларацией расширенного портфеля, в том числе имеется и ограничение минимальной доли гособлигаций, и, по нашему мнению, слишком жесткое ограничение доли корпоративных бумаг. При этом совокупно оба выплатных портфеля составляют лишь 0,1% от объема расширенного портфеля!


Поэтому ВЭБ выступил с инициативой по изменению инвестиционных деклараций выплатных портфелей с тем, чтобы полностью отменить минимальную долю государственных бумаг и увеличить долю корпоративных облигаций. В частности, в этом году мы направили соответствующие предложения в Министерство финансов РФ, сопроводили их расчетами. Вопрос рассматривается. Мы надеемся к середине года получить одобрение регуляторов.


Имеющимися результатами управления выплатными портфелями мы, безусловно, пока недовольны. Но понимаем, что они в значительной степени объективны. Когда мы только начинали работу с ними, никто не мог прогнозировать ликвидность, и мы вынуждены были держать ее на уровне мгновенной. Доходность в связи с этим была довольно низкая. И, по сути, мы начали с достаточной отдачей работать с этими портфелями только во втором полугодии 2013 года, но до инфляции все-таки не дотянули. Доходность по портфелю выплатного резерва – 5,52%, по портфелю срочных пенсионных выплат – 5,51%.


Как вы относитесь к идее ЦБ сделать разные портфели для граждан разного возраста?


Идеологически это правильное направление, но решение о том, какой портфель выбрать, каждый человек должен принимать самостоятельно. Не требуется феноменальной грамотности и рыночной интуиции, чтобы понять простую арифметику: когда ты молод, у тебя много лет работы впереди, а накопления пока не слишком значительны, лучше выбирать более рисковую стратегию инвестирования; а вот если ты уже близишься к пенсионному возрасту, то лучше не рисковать.


Но решать здесь за конкретного человека абсолютно невозможно. Если он с молодых лет решает, что его устраивают госбумаги, зачем его принудительно заставлять рисковать? Или, например, если человек, которому до выхода на пенсию осталось несколько лет, потерял из-за кризиса часть своих накоплений, – почему он должен быть лишен возможности «отыграть» потерянное?


Думаю, оптимальное решение – это если бы каждый фонд, в том числе и ПФР, в обязательном порядке предлагал клиентам три-четыре инвестиционные стратегии, от максимально консервативной до агрессивной. При этом каждую стратегию реализовывали бы одна-две управляющие компании. А гражданин сам мог выбрать стратегию инвестирования своих накоплений, а не просто НПФ или управляющую компанию ПФР.


Среди читателей «Лаборатории Пенсионной Реформы» много будущих пенсионеров. Что бы вы посоветовали им как специалист рынка инвестиций – какие шаги стоит предпринимать для того, чтобы получать пенсию побольше?


Трудно предложить универсальную стратегию: в значительной степени она зависит от уровня доходов будущего пенсионера. Именно поэтому для нашей страны с невысокими пока что доходами демонстрационная версия в виде обязательных накоплений была крайне важна.


Единственное, что я точно посоветую – обязательную накопительную часть надо оставлять. Можно сравнивать две системы, доказывать состоятельность или, наоборот, несостоятельность одной или другой... но это все будет в сослагательном наклонении. Есть один принцип – диверсификация. Чем более диверсифицированы ваши вложения, тем меньше риск все потерять. И больше шанс увеличить накопления.

Назад

В первом полугодии ВЭБ представит кредитный портфель, разделенный на две части - Владимир Дмитриев

24 января 2014 года
#Публикации
Назад

 


Давос. 24 января. ИНТЕРФАКС-АФИ - Наблюдательный совет ВЭБа в конце прошлого года рассмотрел критерии разделения кредитного портфеля на проекты банка развития и специальные проекты. О том, как и когда будет реализовано разделение портфеля, о результатах прошедшего и планах на 2014 год, а также о ходе ряда конкретных проектов в интервью "Интерфаксу" рассказал глава ВЭБа Владимир Дмитриев.


- Что такое "разделение портфеля" - это разделение баланса ВЭБа на две части или это специальный механизм утверждения нерыночных проектов?


- Есть ряд параметров, в том числе в части фондирования, и если проект одному из этих параметров не соответствует, он относится к категории специальных. И в этом случае, не выходя за рамки или за формат нынешнего баланса, мы просто будем ставить вопрос о том, чтобы для таких проектов, если они не рыночные или ставится вопрос о специальных условиях кредитования, были и специальные условия фондирования. Критерии, по которым будет разделен портфель, получили поддержку нашего наблюдательного совета, и мы в самое ближайшее время, речь идет о первом-втором квартале этого года, представим уже сформированный кредитный портфель, разделенный на две части в соответствии с этими критериями.


- С учетом возможной докапитализации за счет депозитов ФНБ, не планируете ли вы снизить активность в привлечении внешнего фондирования?


- По сути дела, наш капитал не будет увеличен, потому что речь не идет о каких-то новых деньгах. Это те депозиты, которые размещены во Внешэкономбанке и использованы были на финансирование отдельных проектов. Поэтому наша программа заимствований как внутри России, так и за рубежом будет находиться примерно фактически на неизменном уровне. Мы не будем снижать активность ни на рынках еврооблигаций, ни в плане привлечения связанных кредитов, либо синдицированных займов. Набор валют также будет, похоже, таким, каким это привык видеть рынок. Так что, отвечая на вопрос - нет, мы снижать активность не будем.


- Вы не рассматриваете в своей программе заимствований какие-то гибридные инструменты, в частности, субординированные бонды, которые могут засчитываться в капитал?


- Дело в том, что мы банк не коммерческий и мы не акционерное общество, поэтому предлагать рынку конвертируемые бонды, которые применимы к коммерческим банкам, но не применимы в отношении нас, конечно же, мы не будем. Поэтому экзотикой не увлекаемся. Есть совершенно апробированные в мировой практике способы капитализации и поддержки со стороны государства банков развития, вот все эти способы мы уже обсуждали на совете, и все эти способы будут применены. Со стороны наблюдательного совета, правительства Российской Федерации есть полное понимание того, какими путями идти для того, чтобы обеспечивать динамичное развитие Внешэкономбанка и наращивание его роли в финансировании российской экономики.


- Чистая прибыль ВЭБа за девять месяцев оказалась значительно выше, чем этого ожидали, исходя из прогнозов на год в том числе. В основном это эффект от продажи акций EADS?


- В том числе, и, скорее, прежде всего. Плюс, мы пересмотрели отношение к нескольким проектам, которые вышли на хороший уровень окупаемости, и, соответственно, распустили резервы.


- Какие это проекты?


- Я просто не могу сказать, последних данных не видел. И потом, мы говорим, опять-таки, о предварительных цифрах, аудированная отчетность у нас поступит во втором квартале.


- А пакет акций EADS целиком реализован? Это была сугубо рыночная продажа? Или были какие-то крупные инвесторы - покупатели?


- Да, полностью. Это была исключительно рыночная продажа, причем мы смотрели на аналогичные сделки в тот же самый период, и цена, по которой мы реализовали пакет EADS, по сути дела, была выше той цены, по которой осуществлялись сделки другими акционерами, пожелавшими выйти из капитала. Поэтому настойчивые попытки целого ряда посредников в течение этого года оказать соответствующие услуги Внешэкономбанку за весьма существенную комиссию, были дезавуированы действиями наших профессиональных менеджеров, которые смогли, не нанося существенных негативных последствий для движения цен на акции EADS, продать их с хорошей прибылью для Внешэкономбанка.


- То есть на вас выходили инвестбанки, которые хотели заработать на этом?


- Да. Но мы еще раз подтвердили, что у Внешэкономбанка профессиональная команда, мы умеем делать сделки так, чтобы рынок сильно не двигать, а реализовывать их на максимально выгодных для ВЭБа условиях.


- Что касается пакета акций "Газпрома" (MOEX: GAZP), принадлежащего ВЭБу. Вы не раз говорили, что критерием принятия решения о его продаже является безубыточность для ВЭБа. Но при этом вы упоминали и о таком факторе, как госконтроль, который благодаря пакету ВЭБа гарантирован. Какой здесь фактор первичен? Допустим, если вы увидите, что рынок позволяет продать пакет "Газпрома" с существенной прибылью, вы будете вольны в своих действиях или все-таки вопрос госконтроля будет довлеть?


- Решение о приобретении пакета "Газпрома", имея в виду покупку его у немецкой компании, принималось наблюдательным советом, а часть пакета приобретена в рамках управления ликвидностью Внешэкономбанка. Соответственно решение о продаже также должно приниматься наблюдательным советом.


Поскольку набсовет у нас это, по сути дела, правительство, он возглавляется председателем правительства, стало быть, и фактор сохранения государственного контроля также будет учитываться при принятии решения.


- То есть при очень благоприятной рыночной конъюнктуре вы не будете "автоматом" выносить вопрос о том, чтобы этот пакет реализовать и зафиксировать прибыль, так как есть вопрос госконтроля, и это вопрос правительства?


- Ну почему? Мы будем ставить вопрос об этом, безусловно, перед наблюдательным советом с тем, чтобы зафиксировать доходность и освободить ресурс для проведения операций в рамках деятельности Банка развития.


- Насколько вырос кредитный портфель ВЭБа в 2013 году?


- Портфель вырос существенным образом. Я думаю, можно говорить о примерно 30-процентном росте. У нас серьезным образом вырос портфель и объем гарантийной поддержки промышленного экспорта. Мы вышли на сумму 120 млрд рублей, притом, что предоставление непосредственно кредитов по экспортной поддержке увеличилось в шесть раз. А, в общем, и кредитная, и гарантийная поддержки возросли примерно раза в три.


И еще важно подчеркнуть, что, предоставив 120 млрд рублей в виде кредитов и мер гарантийной поддержки, мы обеспечили экспорт российской промышленной продукции в объеме около 700 млрд рублей. Речь идет о гарантиях авансовых платежей, гарантиях возврата авансовых платежей, гарантиях надлежащего исполнения обязательств, тендерных гарантиях, то есть все те механизмы, которые позволили российским предприятиям на равных в хороших конкурентных условиях соперничать с иностранными поставщиками и добиваться увеличения экспорта российской промышленной продукции.


- А на какой рост портфеля вы в 2014 году рассчитываете?


- Примерно в той же динамике, что и в 2013 году.


- То есть динамика около 30%?


- У нас есть стратегические ориентиры, в соответствии с которыми мы до 2020 года должны нарастить свой портфель до 3 трлн рублей.


- А каков его объем по итогам 2013 года?


- Сейчас у нас где-то 1,5 трлн рублей.


- В кризис, в 2008-2009 гг., ВЭБ предоставлял субординированные кредиты банкам для поддержания комфортного уровня капитала. С учетом того, что инфляция все-таки с тех пор замедлилась, условия кредитования поменялись, банки не выходили на вас с предложениями о досрочном погашении?


- Нет, у нас портфель остается неизменным за исключением Газпромбанка (MOEX: GZPR), где кредит был конвертирован в капитал. А что касается остальных банков, то, во-первых, на них распространяется льготный период, когда они не платят процентов и не гасят основной долг. У меня нет информации, чтобы кто-то вынашивал идею о досрочном погашении этого займа.


- Что будет в этом году с инфраструктурными бондами крупных компаний с учетом тех изменений, которые внесла пенсионная реформа в деятельность ВЭБа как государственной управляющей компании?


- Мы докладывали в правительство, что свободных ресурсов для выкупа инфраструктурных облигаций у нас не будет. Мы выполнили свои условия, мы 280 млрд рублей разместили в облигации РЖД (MOEX: RZHD), "Россетей" (MOEX: MRKH), еще нескольких эмитентов, но на существенные объемы в следующем году рассчитывать не приходится. Единственная возможность - это если правительство рассмотрит некие варианты, которые бы заместили средства, вложенные в гособлигации либо облигации, обеспеченные государственной гарантией, и высвободившиеся средства мы направили на выкуп инфраструктурных облигаций, ну, или облигаций российских естественных монополий. Но пока действует правило, в соответствии с которым наш расширенный инвестиционный портфель должен не менее чем на 50% состоять из бумаг государственных либо обеспеченных государственной гарантией.


- Есть ли какое-то продвижение в вопросе проектного финансирования "Ямал СПГ" с возможным участием ВЭБа и РФПИ?


- РФПИ в соответствии со своей декларацией, своей миссией может участвовать в финансировании проекта только на базе софинансирования с другими инвесторами. Стало быть, проект должен быть интересен и инвесторам - российским или иностранным. Пока РФПИ рассматривает возможность участия в совместном предприятии, которое будет осуществлять транспортировку сжиженного природного газа. Заниматься строительством флота и, соответственно, его эксплуатацией. Это СП может быть создано "Совкомфлотом" и РФПИ, например. "НОВАТЭК" (MOEX: NVTK), возможно, не будет брать на себя эту часть, а полностью на аутсорсинге будет обеспечивать транспортировку сжиженного природного газа. Возможно, войдут и другие потенциальные инвесторы, например, суверенные фонды.


В данном случае важно обеспечить гарантии устойчивых поставок по фиксированной цене, что дает достаточно надежный гарантированный механизм РФПИ, имея в виду возврат на капитал.


Что касается финансирования самого проекта "Ямал СПГ", мы активно эту тему обсуждаем с "НОВАТЭКом". Мы исходим из того, что, очевидно, будет создан синдикат банков, потому что проект объемный. Для нас он отвечает всем критериям проекта развития.


Тем более что с командой, скажем так, бенефициаров "НОВАТЭКа" мы работали по целому ряду других проектов: это и "Роснефтьбункер" (Усть-Луга), это "Тобольск-Полимер". РФПИ также с ними тесно взаимодействует. Нам комфортно с ними работать, мы их понимаем, и они прекрасно понимают условия - каким требованиям надо отвечать с тем, чтобы приходить за финансированием во Внешэкономбанк или его структуры.


- Как обстоят дела с девелоперскими проектами "Глобэкса" - со "Славой", в частности?


- Проект есть, он согласован с правительством Москвы. Мы привлекли в прошлом году для фондирования проекта строительства многофункционального комплекса на территории завода "Слава" $800 млн от Банка развития Китая. Не исключаем, что к подрядным или строительным работам мы подключим известные китайские компании, поскольку это одно из условий (не обязательное, но предпочтительное) предоставления нам кредита со стороны Банка развития Китая.

Назад

Траектория рубля

14 января 2014 года
#Публикации
Назад

РГ-Бизнес Nhttp://www.rg.ru/2014/01/14/dengi.html" target=_blank>930 
14 января 2014 г.
Наталья Барановская


В январе будет принято решение о докапитализации Внешэкономбанка на 200 млрд рублей за счет средств Фонда национального благосостояния. Это позволит существенно повысить доступность "длинных денег" для финансирования капиталовложений. О приоритетах инвестиционной политики "Банка развития и внешнеэкономической деятельности" "РГБ" рассказал председатель банка Владимир Дмитриев.


- Владимир Александрович, тема докапитализации Внешэкономбанка привлекает внимание и профессионалов, и широкого круга читателей. Если коротко, то речь идет о развитии Банка развития, не так ли?


- Вы совершенно правы. Но давайте, как говорят, "плясать от печки". По объему долгосрочных кредитов в расчете на собственный капитал ВЭБ находится на первом месте среди российских банков. ВЭБ привлекает заемные средства и организует софинансирование проектов совместно с другими инвесторами. Это дает преимущество в финансировании инвестиций через Банк развития по сравнению с прямыми бюджетными расходами.


Однако в начале прошлого года Внешэкономбанк достиг объема кредитования, запланированного в рамках действующей Стратегии на начало 2015 года. Размер кредитного портфеля Банка развития (без учета финансирования антикризисных мероприятий и санационных проектов) на 1 января 2013 года составил 720 млрд рублей при плановом показателе в 531 млрд рублей. Банк подошел к своему пределу по достаточности капитала. Норматив достаточности капитала на 1 июля составлял 10,9%, а минимально допустимый размер - 10%.


При этом нужно учитывать отличие ВЭБа от многих зарубежных банков развития. Примеры докапитализации зарубежных банков развития за счет государственных ресурсов многочисленны. Так, например, в 2010 году капитал бразильского Банка развития BNDES был увеличен в 2,5 раза за счет ресурсов государственного бюджета. В Германии заимствования банка развития опираются на гарантии государства. ВЭБ же опирается на рыночное фондирование, включая заимствования за рубежом.


И еще один принципиальный момент. ВЭБ регулярно привлекают для поддержки государственно значимых, но нестандартных, нетипичных для Банка развития проектов. Возникают ситуации, когда, имея рыночные пассивы, нам приходится заниматься нерыночными активами. Совмещение этих функций и повлекло за собой необходимость расширения базы фондирования ВЭБа.


Докапитализация Банка развития - это проблема, которая требует довольно оперативного решения.


- О каких цифрах идет речь?


- Речь идет об увеличении капитала на сотни миллиардов рублей, что позволит существенно повысить доступность "длинных денег" для финансирования капитальных вложений. С другой стороны, докапитализация должна сопровождаться совершенствованием бизнес-модели, изменениями в кредитном процессе. Правительство уже близко к принятию решения по данному вопросу.


Предлагается разделить инвестиционные проекты, принимаемые к финансированию банком, на две категории - типовые и специальные проекты. Типовые проекты соответствуют требованиям нашей нормативной базы, имеют уровень риска и норму доходности, которые позволят в дальнейшем увеличивать кредитный портфель, и не оказывают негативного влияния на финансовую устойчивость банка.


Специальные проекты - это нестандартные проекты, которые, с одной стороны, имеют приоритетное значение для экономики России, а с другой - не удовлетворяют требованиям по риску или доходности. Принятие решений по таким проектам должно находиться в компетенции наблюдательного совета. Именно он будет утверждать цели участия ВЭБа в данном проекте, ограничения по управлению проектом, а также источники фондирования и компенсацию участия банка в проекте.


- Изначально правительство предлагало перевести во Внешэкономбанк (во временное управление) 500 млрд рублей новых пенсионных накоплений НПФ. Данная инициатива была как-то связана с планами по докапитализации Банка развития?


- ВЭБ выполняет функцию государственной управляющей компании совершенно независимо от выполнения функции Банка развития. Эта функция отделена "китайской" стеной от других направлений деятельности ВЭБа и не имеет никакого отношения к докапитализации.


- В Стратегии банка на 2011-2015 годы прописаны такие цели, как поддержка программ развития отраслей и регионов, МСП, национального экспорта. Что удалось сделать и что мешает работать?


- Какой бы блестящей ни была Стратегия, время от времени надо смотреть на результаты. Примерно так говорил Уинстон Черчилль. Справедливо. Но сначала все-таки несколько слов о Стратегии.


Наша главная цель - повышение конкурентоспособности национальной экономики, поддержка ее модернизации на инновационной основе. И, для того чтобы получить здесь результат, нужно прежде всего создавать среду - среду развития.


Производительность труда в России растет сейчас на 2-3% в год, и это очень серьезная проблема. Мы более чем в два раза уступаем развитым экономикам. В то же время совсем недавно президент страны привел в пример ряд регионов, где производительность труда значительно превосходит общероссийскую. Возглавляет этот список Калужская область -13%. Как вы понимаете, это регион, который живет не за счет сырья. Результаты достигаются благодаря деловому климату, условиям для привлечения инвестиций, открытию современных производств. И свою лепту в создание такой среды вносит наш банк, а если точнее, Группа ВЭБа.


Например, с 2008 года ВЭБ финансирует проект развития инфраструктуры индустриальных парков Калужской области. Общий объем участия Банка в финансировании проекта составляет 11,2 млрд рублей. Задача - создание условий для размещения инвесторами новых производств в индустриальных парках Калужской области, включая инженерную подготовку промышленных площадок, оснащенных всей необходимой инфраструктурой, а также строительство производственно-складских комплексов и мультимодальных логистических центров. Результат на сегодняшний день таков: в индустриальных парках уже работает 29 новых производств, создано 16 тысяч рабочих мест. Общий объем вложений инвесторов в экономику региона составляет 143 млрд рублей. Согласитесь, неплохо.


Сейчас совместно работаем над комплексным развитием территории Калужской области. Группой ВЭБа и правительством области составлен соответствующий план. В нем задействованы ВЭБ и его "дочки": ВЭБ Капитал, ВЭБ-лизинг, МСП Банк, банк "ГЛОБЭКС" и Связь-банк, Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (ЭКСАР).


Приведу еще два примера.


Терминал для перевалки нефтепродуктов в морском торговом порту "Усть-Луга" - один из самых масштабных инфраструктурных проектов Банка развития. Через этот крупнейший в России нефтеналивной терминал будет экспортироваться до 30 млн тонн нефтепродуктов в год. В сентябре 2013 года участие банка в финансировании данного проекта было завершено. Платежные обязательства инициатора проекта и заемщика ОАО "Роснефтьбункер" перед Внешэкономбанком выполнены в полном объеме. На построенном терминале осуществляется отгрузка нефтепродуктов.


Этот проект является наглядным примером плодотворного сотрудничества государства и бизнеса в реализации крупных инфраструктурных проектов. Государство в лице Внешэкономбанка не на словах, а на деле оказало бизнесу мощную финансовую поддержку. Разумеется, такая поддержка должна оказываться только хорошо структурированным и проработанным проектам и должна дополняться слаженной работой государственных органов федерального и регионального уровня.


Еще один принципиальный момент. Предусматривается комплексное развитие и порта, и прилегающей к нему территории. Здесь будет реализован кластерный подход с использованием инструментов государственно-частного партнерства. По сути, создается новый современный город с 30-тысячным населением. Город с диверсифицированной экономикой, мощной промышленной базой и комфортной для жителей средой.


Другой пример - первый на Дальнем Востоке автомобильный завод полного цикла. Проект стартовал практически "в чистом поле". К тому же рынок был наполнен подержанными японскими машинами с правым рулем. Однако эксперты банка увидели перспективу в обосновании проекта. Было решено поддержать инициативу компании "Соллерс" по реализации автомобильного производства на Дальнем Востоке. В результате сегодня во Владивостоке в форме совместных предприятий с участием компании "Соллерс" и крупнейших японских автопроизводителей созданы два автомобильных завода, на которых производится линейка японских и корейских автомобилей разных марок, моделей, типов и комплектаций, в том числе Mazda, Toyota, SsangYong. Очевидно, что заводы оживили бизнес смежников: от автосалонов до станций технического обслуживания, а также предоставили рабочие места для жителей региона. Кстати, часть продукции реализуется на европейской территории России.


- Группе Банка развития предстоит немало работы на Дальнем Востоке. Именно для этого была создана дочерняя структура - Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Однако в последнее время звучат разные предложения: докапитализировать фонд, перейти к новой модели его деятельности. С чем это связано?


- Давайте по порядку.


Первое. Дальний Восток и Байкальский регион - один из приоритетов инвестиционной политики нашей Группы. Внешэкономбанк заключил соглашения о долгосрочном сотрудничестве с Хабаровским и Приморским краями, с Амурской, Сахалинской и Иркутской областями, с Республикой Саха (Якутия). Причем в региональные программы интегрируются дочерние структуры ВЭБа - проектные, лизинговые, инвестиционные компании, Агентство по страхованию экспорта. На 1 декабря 2013 года общая стоимость проектов (реализованных, реализуемых и тех, что уже запланированы) превышает 616 млрд рублей. Участие банка составляет 448 млрд рублей. В результате в регионе будет создано порядка 21 тысячи современных рабочих мест. Еще семь проектов на общую сумму 316,8 млрд рублей, с предполагаемым участием банка более 295 млрд рублей проходят экспертизу.


Второе. Общая стоимость проектов, одобренных Советом директоров Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона к комплексной экспертизе, составляет более 23 млрд рублей. Крупнейшие - строительство железнодорожного моста через реку Амур в Китай, развитие международного аэропорта Владивосток и создание рыбопромышленного кластера на о. Шикотан.


Третье. Сумма заявок, которые мы получили по Дальнему Востоку и Забайкалью, впечатляет. Однако качество проработки многих проектов, мягко говоря, низкое. К сожалению, пока нет перечня не то что утвержденных, хотя бы структурированных для внебюджетного инвестирования приоритетных проектов региона.


Бесспорно, Дальнему Востоку нужны масштабные инвестиции. Но регион должен быть готов к приходу инвесторов. Необходимо комплексное развитие территорий. Инфраструктура (транспортная, энергетическая, производственная) - не самоцель, она создается для привлечения инвестиций в те отрасли, которые без этой инфраструктуры не могут развиваться. Все должно быть увязано в одно целое.


Однако сегодня у фонда нет полномочий по организации проектов комплексного развития территорий. На мой взгляд, имеет смысл обсудить вопрос о наделении фонда этими полномочиями в рамках отдельных постановлений правительства России. Дело от этого только выиграет.


- Речь о структурных реформах, необходимых для того, чтобы "перезапустить" экономический рост, идет давно. Но при этом понятно, что структурные реформы не дадут эффекта сразу. Какие инструменты развития могут, на ваш взгляд, способствовать экономическому росту уже в следующем году?


- Экономика России как никогда нуждается в "длинных" деньгах, источником которых пока в основном являются институты развития. В частности, Внешэкономбанк и его дочерние организации. Так, Российский фонд прямых инвестиций зарекомендовал себя как эффективный механизм привлечения ресурсов крупнейших иностранных фондов. Когда фонд еще только создавался, была проведена серия встреч с руководителями крупнейших инвестиционных организаций мира: суверенных фондов и фондов прямых инвестиций, под управлением которых находятся в совокупности капиталы в триллионы долларов США. Сейчас можем посмотреть на некоторые итоги работы.


С момента основания фонд инвестировал более $3,5 млрд, из них $850 млн - собственные средства РФПИ, а $2,8 млрд вложили международные инвесторы. Таким образом, на каждый вложенный доллар РФПИ привлек более 3 долларов иностранных инвестиций. В общей сложности за счет заключения долгосрочных стратегических партнерств (с Китаем, Абу-Даби, Японией, Кореей, Кувейтом, Францией и Италией) РФПИ привлек более $9 млрд иностранного капитала в российскую экономику за два года работы.


Другое направление - это создание национальной системы поддержки российского промышленного экспорта. Подчеркну: не нефтегазового, а промышленного. Над этим предметно работает Группа Банка развития, а точнее, департамент финансирования экспорта ВЭБа, ЭКСАР, компания "ВЭБ-лизинг" и банк-агент по предоставлению государственных гарантий Росэксимбанк. Задача - чтобы любой экспортер, независимо от того, какого он размера и что он экспортирует, мог получить доступ к набору продуктов господдержки. На конец декабря 2013 года объем портфеля ВЭБ по финансированию экспорта составляет более 120 млрд рублей. За последний год объем экспортного финансирования вырос почти в 2,5 раза, в том числе объем кредитного портфеля увеличился почти в 6 раз; объем гарантийного портфеля вырос почти в 2,3 раза.


Услуги Агентства по страхованию экспортных кредитов и инвестиций, без преувеличения, востребованы нашими предприятиями. Расширяется спектр отраслей: это сельскохозяйственное, энергетическое, транспортное машиностроение, металлургия, авиастроение, автомобилестроение, приборостроение, химическая промышленность. Растет и список стран.


Отдаю должное работе руководства ЭКСАРа и с банками, и с регулирующими органами. Усилиям, которые они предпринимают для того, чтобы "пробить" изменения в законодательстве, облегчить его для самих экспортеров. По сути, идет формирование среды развития в сфере экспорта российских товаров. Совсем недавно ЭКСАР, работавший преимущественно с крупными компаниями, подготовил отдельный продукт для малых и средних предприятий.


- А как реализуется гарантийный механизм по поддержке МСП, разработанный Внешэкономбанком, в соответствии с указом президента России?


- Наблюдательный совет ВЭБа принял решение поручить эту работу дочерней организации - МСП Банку.


Компания среднего бизнеса, которая отвечает определенным требованиям и испытывает недостаток залогового обеспечения, может обратиться в МСП Банк для получения банковской гарантии. В свою очередь все обязательства МСП Банка по выданным гарантиям уже обеспечены банковской гарантией Внешэкономбанка, сумма которой составляет 40 млрд рублей. Поскольку МСП Банк будет гарантировать 50% от выдаваемых кредитов, объем гарантийной поддержки в 40 млрд рублей позволит коммерческим банкам обеспечить выдачу кредитов на сумму 80 млрд рублей.


Имеются в виду предприятия, работающие в несырьевой и неторговой сфере. Размер проектов должен составлять от 100 млн до 2 млрд рублей. Не менее 20% - собственные средства. Срок кредитования - от 2 до 10 лет. Стоимость гарантий будет находиться в диапазоне 1,4% -1,8% годовых (для инновационных проектов - по нижней границе стоимостного коридора).


В августе 2013 г. МСП Банк предоставил первую гарантию в пользу банка "Возрождение" для обеспечения инвестиционного кредита, который потребовался предприятию Московской области, чтобы расширить полиграфическое производство.


- В начале прошлого года много говорилось о кредитном соглашении между Внешэкономбанком и Государственным банком Германии KfW по поддержке инновационных проектов в области малого и среднего предпринимательства. Эти деньги уже доступны нашему бизнесу?


- Вы говорите о кредитном соглашении на 110 млн долларов на срок до 5 лет на финансирование компаний МСП, реализующих проекты в сфере инноваций, модернизации производства и энергоэффективности.


Финансирование проектов осуществляет МСП Банк через банки-партнеры в регионах. Одним из условий является работа в Балтийском регионе - в Санкт-Петербурге, Ленинградской, Калининградской, Псковской и Новгородской областях.


В целях реализации кредитного соглашения МСП Банк разработал линейку кредитных продуктов под общим брендом "МСП-Балтика". Среди первых получателей - предприятие легкой промышленности, которое внедряет новаторские разработки, связанные с производством высокотехнологичной спецодежды и средств индивидуальной защиты.


- Внешэкономбанк как государственная управляющая компания инвестирует средства "молчунов" в облигации крупных инфраструктурных компаний. В связи с решением обнулить в 2014 году накопительную часть пенсии "молчунов" и передать средства в распределительную систему каковы перспективы выкупа новых выпусков инфраструктурных облигаций?


- Основные параметры сделок по инвестированию средств пенсионных накоплений в облигации были утверждены Наблюдательным советом. Принято решение, что совокупный объем приобретения в 2013 году облигаций инфраструктурных компаний составит 280 млрд рублей (в том числе облигаций ОАО "РЖД" в объеме 150 млрд рублей, облигаций ОАО "ФСК ЕЭС" - 100 млрд рублей, облигаций ОАО "Газпром" - 30 млрд рублей) при максимальной доле государственной управляющей компании в размере 100% от объема одного выпуска.


Сегодня все облигации на 280 млрд рублей приобретены. Таким образом, все решения по финансированию за счет средств пенсионных накоплений инфраструктурных проектов, реализуемых ОАО "РЖД", ОАО "ФСК ЕЭС" и ОАО "Газпром", принятые на 2013 год, выполнены в срок и в полном объеме.


Вы хорошо знаете, что новые законы о реформе пенсионной системы предусматривают обнуление ставки страховых взносов на формирование накопительной части трудовой пенсии застрахованных лиц, не перешедших в НПФ или не выбравших инвестиционный портфель управляющей компании до конца 2013 года. В связи с этим нам в доверительное управление практически перестанут поступать новые средства пенсионных накоплений.


Это не только ликвидирует долгосрочные инвестиционные возможности ГУК, но и существенно увеличит риски ликвидности расширенного инвестиционного портфеля. Так что средства от погашения облигаций, находящихся в данном портфеле, и купонные платежи по ним будут использоваться исключительно для обеспечения договорных обязательств перед учредителем доверительного управления, то есть Пенсионным фондом Российской Федерации.


- Владимир Александрович, давайте вернемся к так называемым специальным проектам Банка развития. По поручению правительства Внешэкономбанк является основным кредитором Олимпиады.


- Очевидно, что подготовка к Олимпиаде весьма затратный и трудоемкий процесс. Как очевидно и то, что Краснодарский край преодолеет огромный технологический разрыв, получит современную инфраструктуру, которая позволит ему встать на один уровень с мировыми рекреационными центрами.


Принципиальный вопрос (и в плане возврата инвестиций) - это постолимпийское использование объектов. Основной спрос в российской экономике генерируется в настоящее время государственными организациями и структурами. Именно поэтому мы с инвесторами олимпийских проектов проводим в настоящее время активную работу с правительством РФ по поиску путей максимальной загрузки олимпийских объектов в период после проведения Олимпиады.


С другой стороны, знаю, что многие спортсмены, которые раньше уезжали готовиться к выступлениям за рубеж, планируют делать это в Сочи. И, конечно, рассчитываем на развитие массового спорта в регионе. Это тоже, если хотите, формирование среды развития и для человека, и для видов спорта, и для региона, и для страны.


Справка "РБГ"


Внешэкономбанк сегодня - это 6 лет работы, одобрено участие в финансировании 289 проектов стоимостью 3,9 трлн рублей и объемом участия Внешэкономбанка 2,4 трлн рублей. Из них уже профинансировано 63 проекта стоимостью 233,8 млрд рублей, ВЭБ предоставил 106,3 млрд рублей. Сегодня финансируются 168 проектов стоимостью 2,4 трлн рублей, на которые банк уже предоставил 1 трлн рублей. Большая часть - это инфраструктурные проекты и проекты, которые имеют стратегическое значение для России. Причем треть - это инновационные проекты.


Основу кредитного портфеля Банка развития составляют долгосрочные кредиты. В ряде случаев речь идет о "длинных" деньгах на 10-15 лет. Сегодня банковскую экспертизу проходят более 100 проектов общей стоимостью 2,9 трлн рублей (предполагаемое финансирование ВЭБа - 1,4 трлн). Треть этих проектов - инфраструктурные.

Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка В.А. Дмитриева телеканалу "Россия 24"

13 декабря 2013 года
#Публикации
Назад

Телеканал "Россия 24",
ИНТЕРВЬЮ,
13.12.2013, 12:54


 


ВЕДУЩИЙ: Вернемся к одной из главных тем этого дня - лицензий лишились еще три российских банка и достаточно крупных. Моя коллега Наиля Аскер-заде сейчас находится во Внешэкономбанке. Все вопросы по поводу происходящего в банковском секторе она задаст главе ВЭБа Владимиру Дмитриеву. Наиля, здравствуйте, передаю вам слово.


Интервью


КОРР.: Сейчас все самые актуальные темы и, в том числе и деоффшоризацию, которая вчера обсуждалась после послания президента Федеральному собранию, мы обсудим с главой Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым. Владимир Александрович, здравствуйте.


Владимир ДМИТРИЕВ, председатель Внешэкономбанка: Добрый день.


КОРР.: В первую очередь, конечно, хочется поговорить о ситуации в банковской системе, потому что сегодня было отозвано сразу три лицензии у российских банков, в том числе у такого крупного банка, как "Инвестбанк", объем вкладов населения в котором порядка 40 миллиардов рублей. На ваш взгляд, насколько оправдана нынешняя политика Центробанка, не является ли она слишком жесткой?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я думаю, что надо только приветствовать решительность Центробанка по поводу санации банковской системы и отзыва лицензий у банков, которые не справляются со своими задачами. Существует банковский надзор, существуют нормативы - их надо соблюдать. И очищение банковской системы от недобросовестных менеджеров и собственников банков, на мой взгляд, идет на пользу как банковской системе, так и населению нашей страны, в целом. Надо доверять надежным, серьезным банкам, средства хранить там, где, безусловно, гарантирована надежность. И в данном случае, разумеется, наше население должно выбирать - надежность либо высокие проценты, которые не гарантируют сохранность размещения вклада. В этом смысле банки с государственным участием такие, как Сбербанк, банк ВТБ и те коммерческие банки, которые находятся в орбите Внешэкономбанка (банк «ГЛОБЭКС», Связь – банк), частные банки, которые имеют высокую репутацию, - это те финансовые институты, где гарантирована надежность, где обслуживаются и юридические, и физические лица, и есть высокая степень доверия к менеджменту этих банков.


КОРР.: То есть, на ваш взгляд, вкладчикам все-таки не стоит опасаться и забирать деньги из банков и массово хранить их под подушкой, а доверять стоит государственным банкам?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я не говорю только о государственных банках - я говорю о том, что население, прежде чем вкладывать средства в тот или иной банк, должно изучить его историю, сравнить ставки по депозитам с другими банками и делать выбор осознанно, опираясь прежде всего на надежность, а не на получение максимальной прибыли, которая, как показывает практика, не всегда гарантирует сохранность вкладов.


КОРР.: Но все-таки главная тема этой недели - это послание президента Федеральному собранию. И в центре этого выступления была тема деоффшоризации. Как вы оцениваете меры, предложенные Владимиром Путиным и, на ваш взгляд, насколько реально всё претворить в жизнь?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я считаю, что эти меры своевременны, мы об этом давно говорили, и президент в течение нескольких лет призывает к тому, чтобы вывести из оффшорных зон бизнес, работающий в России. И на этот счет очень много сделано. В этом смысле я всегда вспоминаю его фразу, ставшую уже крылатой: "Замучаетесь пыль глотать, бегая в иностранных судах". Это такое серьезное предостережение. Но для нас оно уже стало нормой жизни, поскольку еще в то время, когда Владимир Владимирович Путин, будучи премьер-министром, возглавлял наблюдательный совет Внешэкономбанка, уже тогда Внешэкономбанк ввел жесткие меры по селективному отбору клиентов. И большая часть клиентов у нас зарегистрирована в российской юрисдикции. Даже если собственником является оффшорная компания, мы начинаем работать с заемщиками только тогда, когда вся конечная цепочка бенефициаров раскрыта перед Внешэкономбанком. И, разумеется, те меры, которые были предложены президентом в его послании, направлены исключительно на то, чтобы поддерживать на высоком уровне инвестиционный климат в России и делать его привлекательным. Также они направлены на то, чтобы и для банковской системы облегчить условия работы с заемщиками. Мы, например, на собственном опыте знаем, насколько сложно было в случае кредитования авиационной компании в Венгрии "Малев" истребовать залоги. С той же проблемой мы столкнулись и при работе с концерном "Тракторные заводы", который зарегистрирован в голландской юрисдикции. Кроме того, важно, что, будучи зарегистрированными в российской юрисдикции, компании находятся под серьезным надзором и налоговых органов, и органов финансового мониторинга, что также для нас - для банковской системы, для Внешэкономбанка, в частности, является серьезным подспорьем. Одним словом, мы давно перешли к практике работы с компаниями, которые зарегистрированы в российской юрисдикции, и если бенефициары находятся не в России, мы требуем от наших заемщиков раскрыть цепочки вплоть до конечного бенефициара. И, насколько мне известно, по крайней мере компании и банки с государственным участием придерживаются той же самой практики.


КОРР.: Но все-таки одно из предложений Владимира Путина напрямую касалось господдержки и Внешэкономбанка - это предложение о том, чтобы компании, зарегистрированные в иностранных юрисдикциях, не смогли претендовать на господдержку и на кредиты Внешэкономбанка. На ваш взгляд, по каким секторам экономики это может ударить?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я не думаю, что наши нынешние клиенты и те компании, которые собираются кредитоваться во Внешэкономбанке, столкнутся с какими-то проблемами, поскольку мы работаем с надежными заемщиками, с теми компаниями, которые участвуют в реализации крупных государственных программ или программ государственной значимости. И, как я уже сказал, для нас важно, чтобы вся цепочка бенефициаров была раскрыта. Если мы видим, что сталкиваемся с непониманием со стороны заемщика, мы с ним просто не работаем. И я уверен, что те сектора экономики, которые для нас являются приоритетными, которые определены и законом о Банке развития, и меморандумом о нашей финансовой политике, никоим образом не пострадают от жестких и совершенно своевременных мер, которые были предложены президентом Российской Федерации. Мы смотрим на приоритетные направления нашей деятельности и не видим каких-либо угроз ни для реализации уже существующих программ, ни для тех заемщиков, которые потенциально готовы прийти во Внешэкономбанк.


КОРР.: Если позволите, последний вопрос. В последнее время активно обсуждается возможная докапитализация Внешэкономбанка, в частности, Шувалов сделал ряд заявлений по этой теме. И говорили о том, что обсуждается возможность конвертации тех средств ФНБ, которые находятся на депозитах во Внешэкономбанке, в субординированные кредиты. Даже называлась сумма - порядка 200 миллиардов рублей. Как вы оцениваете такие инициативы, хватит ли таких средств?


Владимир ДМИТРИЕВ: Начнем с того, что инициативу выдвинул Внешэкономбанк и выдвинул ее своевременно в связи с тем, что перед банком стоят серьезные задачи. В нашей стратегии мы ведем речь о том, чтобы доля Внешэкономбанка в валовом внутреннем продукте с точки зрения финансирования проектов в 2020 году дошла до 3 процентов. Это серьезный вызов, но реализовать эту программу и нарастить кредитный портфель мы в состоянии только в том случае, если наша капитальная база будет адекватна увеличена. Поэтому вопрос о докапитализации или мерах господдержки Внешэкономбанка вполне очевиден, поскольку мы не коммерческая структура, организация, не являющаяся акционерным обществом. Если для банков с госучастием и, вообще, для коммерческих банков источником увеличения капитала является либо взнос акционера, либо размещение акций на рынках, у нас единственный источник увеличения капитала, главный источник увеличения нашего капитала - взнос нашего собственника - государства. Об этом и идет речь. Поэтому адекватное наращивание нашего кредитного портфеля адекватно увеличению нашей роли в кредитовании ключевых секторов нашей экономики. Должен нарастать и наш капитал. Это требование и "Базеля-3", это и норматив, который мы обязаны соблюдать с точки зрения наших обязательств перед внешними кредиторами. Несмотря на то, что мы не являемся банком, подотчетным Центральному Банку, мы подотчетны правительству, так или иначе ключевые нормативы банковской деятельности мы должны соблюдать. И это прекрасно понимают в правительстве, и именно в этой связи сейчас мы активно обсуждаем возможные меры поддержки, в том числе и те, о которых вы сказали.


КОРР.: Спасибо вам большое, Владимир Александрович.


Владимир ДМИТРИЕВ: Спасибо.

Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка В.А. Дмитриева телеканалу "Россия 24"

3 декабря 2013 года
#Публикации
Назад

Телеканал "Россия 24",
ИНТЕРВЬЮ,
02.12.2013, 10:39


Ведущий не назван


ВЕДУЩИЙ: Эфир нашего канала продолжит интервью с главой Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым. Моя коллега Мария Бондарева поинтересовалась у него, как выглядит сейчас сотрудничество России и Украины в банковском секторе, по инвестиционным проектам и как эти направления будут развиваться.


Интервью


КОРР.: Владимир Александрович, здравствуйте.


Владимир ДМИТРИЕВ, председатель Внешэкономбанка: Добрый день.


КОРР.: Владимир Александрович, Владимир Путин недавно озвучил цифру инвестиций в украинскую экономику со стороны России - это порядка 30 миллиардов долларов. Какова доля ВЭБа в этой сумме?


Владимир ДМИТРИЕВ: наверное, речь надо вести о том, сколько ВЭБ и проинвестировал в Украину: прежде всего банковский сектор - порядка 500 миллионов долларов. В 2008 году мы по существу спасли один из системообразующих банков, предотвратив его банкротство и, возможно, даже серьезные последствия для банковского бизнеса и для банковского сектора Украины, в целом. Банк сейчас является одним из крупнейших банков Украины, а, если брать, вообще, присутствие России в банковском секторе Украины, - это "Сбербанк", это банк ВТБ, это "Альфа Банк" и, соответственно, дочерний банк Внешэкономбанка, то это, по сути дела, костяк украинской банковской системы, по крайней мере, если брать негосударственные банки. И плюс к этому Внешэкономбанк помог ряду российских инвесторов приобрести одну из крупнейших металлургических компаний Украины - "Индустриальный союз Донбасса". Это тоже инвестиция порядка 8 миллиардов долларов, причем надо говорить не только о приобретении, но и о поддержке со стороны Внешэкономбанка этой крупной металлургической компании. А поддержка - это не только сама продукция, но это и порядка 40 тысяч рабочих, причем речь идет и об "Индустриальном союзе Донбасса", и о "Запорожстали", где мы вместе с одним из крупнейших бизнесменов Украины Ренатом Ахметовым управляем этим комбинатом.


КОРР.: Давайте обо всем по порядку. Вы рассказали про ваш дочерний банк на Украине, который является одним из крупнейших в стране. А, вообще, как он себя сейчас чувствует, какие планы по его дальнейшему развитию?


Владимир ДМИТРИЕВ: Когда мы приобрели банк, как я уже сказал, проинвестировав достаточно серьезные по объему средства, мы не ожидали, что столкнемся с большим количеством проблем, унаследованных от прежнего менеджмента и от прежних собственников. Мы исходили из того, что кредитная история банка благополучная, у него солидный кредитный портфель. Но по мере наступления сроков возврата кредита мы сталкивались с необязательным отношением заемщиков к требованиям "Проминвестбанка". И, по сути дела, мы наследовали невозвратный портфель в размере до миллиарда долларов. Причем надо констатировать, что заемщики в большинстве своем в состоянии рассчитываться по кредитам, но используют различные механизмы ухода от своих обязательств. Поэтому мы сейчас сталкиваемся, во-первых, с необходимостью докапитализации банка и, во-вторых, с применением достаточно жестких правовых мер для воздействия на недобросовестных заемщиков. Но, тем не менее, банк активно работает в различных секторах экономики Украины, перед ним стоит задача довести объем кредитов предприятиям, которые связаны интеграционными отношениями с российскими предприятиями, до 20%. Я считаю, что это вполне достижимая цифра.


КОРР.: Вообще, интересно, какая сейчас кредитная нагрузка у украинских жителей перед российскими банками, предприятий опять-таки, нагрузка украинских банков перед российскими банками?


Владимир ДМИТРИЕВ: Могу сказать, что российские банки, и наш банк в этом смысле не исключение, активно занимаются розничным кредитованием. И, говоря об объеме розничных кредитов, можно констатировать, что эти цифры постоянно растут. Я знаю, что серьезную программу по развитию филиальной сети и розничного кредитования в Украине сейчас реализует "Сбербанк", приближаясь по своему объему и потенциалу к крупнейшим негосударственным банкам Украины и, по сути дела, влиянием в банковском секторе сравниваясь с другими российскими банками, давно работающими на украинском рынке. Я уже сказал о задаче, которую мы ставим перед нашим банком, потому что все-таки мы акционер, сами являемся государственной корпорацией, одна из миссий которой состоит в развитии интеграционных связей с сопредельными государствами и странами СНГ. Поэтому и другие банки, конечно же, стремятся серьезным образом влиять на различные сектора экономики Украины и прежде всего те, которые тесно связаны кооперационными связями с российскими предприятиями. И это естественно, потому что крупный бизнес в Украине он исторически взаимодействует с российскими партнерами, - речь идет об атомной энергетике, о машиностроении, о транспортной составляющей, о космической индустрии, военно-промышленном комплексе. То есть везде, где весомая роль предприятий на экономику Украины, мы имеем партнерские отношения с российскими предприятиями.


КОРР.: То есть ВЭБ там как-то участвует в любом случае?


Владимир ДМИТРИЕВ: ВЭБ, безусловно, участвует. Мы участвуем, кредитуя и российские предприятия, работающие со своими украинскими партнерами, и через нашу "дочку" финансируем различные сектора экономики Украины.


КОРР.: Вы также сказали, что вы общаетесь с представителями украинского бизнеса. Как они оценивают интеграционное партнерство с Россией, дружественные отношения с Россией?


Владимир ДМИТРИЕВ: Уверенно можно сказать, что поскольку Россия является главным торговым партнером для Украины, разумеется, и украинский бизнес заинтересован в том, чтобы наращивать торгово-экономические связи с Россией. Причем это не только торгово-экономические связи, но это и стремление инвестировать в российскую экономику, так что у нас улица с двухсторонним движением: с одной стороны, российский бизнес инвестирует в украинскую экономику, но есть и большое число примеров, где украинские бизнесмены активно работают в России. Более того, с учетом нынешней ситуации в Украине, непростой бюджетной ситуации, ситуации с доходами, российский бизнес рассчитывает на то, что в ходе предстоящей приватизации, а речь идет о крупных украинских предприятиях, где серьезная доля государственного сектора, российский бизнес активно будет участвовать в приватизационных процессах, опять-таки наращивая свое инвестиционное присутствие, а, по сути дела, укрепляя те самые интеграционные связи, о которых я говорил.


КОРР.: Я еще знаю, что ВЭБ еще и в кризис достаточно сильно поддержал украинские предприятия.


Владимир ДМИТРИЕВ: Да, и для некоторых секторов украинской экономики мы стали в некотором смысле спасением.. Я уже говорил о металлургии - это порядка 40 тысяч занятых на предприятиях "Индустриального союза Донбасса" и "Запорожстали". И наши инвесторы по-прежнему заинтересованы в том, чтобы эти предприятия развивать. Достаточно сказать, что Алчевский металлургический комбинат является, по сути дела, самым современным металлургическим предприятием на территории стран СНГ. Модернизирована установка по производству стали, введена в строй электростанция. Это предприятие по сути дела работает на безотходном производстве, в том числе передавая электроэнергию в сети города Алчевска. Надо еще подчеркнуть, что мы, прокредитовав российских инвесторов, помогли украинским металлургическим предприятиям выйти из очень серьезной экономической ситуации, связанной с тем, что на модернизацию в свое время были взяты кредиты за рубежом. И до реструктуризации этих кредитов - процесс идет, как мне кажется, он близок к завершению - ни один зарубежный кредитор не кредитовал эти предприятия. И единственным источником ресурсов, в том числе и оборотных средств, является Внешэкономбанк. Есть в этой ситуации и «узкие места», связанные с тем, что наши предприятия имеют серьезную проблему во взаимоотношении с налоговыми органами, - невозвращенный НДС нашим предприятиям составляет порядка 400 миллионов долларов и это неснижаемый остаток.


КОРР.: И ВЭБ собирается их компенсировать, насколько я знаю..?


Владимир ДМИТРИЕВ: Мы постоянно кредитуем российских инвесторов, по сути дела замещая тот ресурс, который государство в силу серьезных проблем, не может компенсировать нашим предприятиям.


КОРР.: Владимир Александрович, если так подытожить нашу украинскую тематику и представить себе два варианта развития событий: интеграция с ЕС, отсутствие интеграции, ассоциации с ЕС. При двух этих сценариях какой бы был исход при одном и при другом, последствия для украинской экономики, для нашего сотрудничества в банковской сфере?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я бы скорее отталкивался от той ситуации, в которой мы находимся сейчас. Очевидно, соглашение не подписано. Конечно, развитие событий будет целиком и полностью зависеть от действий украинских властей, от их желания и готовности войти в Таможенный союз. Но, безусловно, я вижу по динамике и политических, и деловых контактов в последнее время, что Украина, наращивая торгово-экономические и инвестиционные отношения с Россией, окажется в серьезном плюсе и выгоде. Мы ведем активный диалог по поводу совместных инфраструктурных проектов. Внешэкономбанк, в частности, является одним из игроков в серьезной дискуссии, и мы приступили к предметному освоению этой темы - речь идет о строительстве моста через Керченский пролив, а это серьезнейший инфраструктурный проект, который станет, безусловно, стимулом для развития целого ряда отраслей украинской да и российской экономики. Это крупные инфраструктурные проекты в сфере транспорта, в сфере энергетики. И, конечно же, надо вести речь о том, что, вступая в Таможенный союз, если такое решение будет принято, безусловно, для Украины окажется выгодным с точки зрения цен на энергоносители, по примеру Белоруссии. Это всем очевидно, поэтому и с точки зрения энергетики, и с точки зрения других отраслей экономики я убежден в том, что сближение с Россией принесет безусловные плюсы для Украины.


КОРР.: У меня к вам еще отдельный последний вопрос, касаемый, в целом, уже российского банковского сектора. Мы сейчас видим такие случаи, как банк "Пушкино", "Мастер-Банк". Как вы оцениваете ужесточение финансового контроля со стороны ЦБ за российскими банками и не видите ли вы тут риска возникновения такого кризиса недоверия со стороны населения после подобных ситуаций?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я убежден в том, что Центральный Банк занимается ровно тем, чем он должен заниматься. Недобросовестные люди, мошенники они, очевидно, еще не перевелись, тем более, в банковском секторе, поэтому то, чем занимается Банк России, - это скорее благо для банковского сектора и населения, нежели некие угрозы. Важно иметь в виду, что и население порой принимает неосознанные решения, доверяя свои деньги тем банкам, которые сулят высокие проценты. Как говорит поговорка, бесплатным сыр бывает только в мышеловке. В данном случае для тех, кто предпочитает доверять свои деньги непроверенным банкам, это серьезный урок и население наше должно в финансовом смысле быть достаточно образованным для того, чтобы доверять средства надежным банкам. Но еще раз повторяю: то, что делает Центральный Банк, - это, безусловно, его задача.


КОРР.: Владимир Александрович, большое вам спасибо за интервью.


Владимир ДМИТРИЕВ: Спасибо.

Назад

Сегодня Италия один из наших важнейших торговых партнеров в Европе - Владимир Дмитриев

2 декабря 2013 года
#Публикации
Назад

ИТАР-ТАСС (itar-tass.com),
Москва,
2 декабря 2013 14:37


 


В рамках состоявшихся 26 ноября российско-итальянских межгосударственных консультаций во главе с президентом РФ Владимиром Путиным и премьер-министром Италии Энрико Леттой прошли мероприятия, организованные российско-итальянским Форумом-диалогом по линии гражданских обществ. Созданный в 2004 году долгосрочный проект стал важным инструментом двустороннего взаимодействия. О достигнутых результатах и перспективах будущего сотрудничества ИТАР-ТАСС рассказал сопредседатель с российской стороны Российско-Итальянского форума-диалога, председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев.


- Владимир Александрович, Россию и Италию связывают давние торговые и дипломатические отношения. Как бы вы могли оценить уровень сотрудничества между нашими странами?


- Сегодня Италия один из наших важнейших торговых партнеров в Европе. По объему товарооборота, который в прошлом году составил 45,8 млрд долларов, она занимает третье место в Евросоюзе после Нидерландов и Германии. Почти 45 лет назад Италия стала первой из западных стран, заключивших долгосрочный договор о поставках газа из СССР. А сейчас Италия - второй по объему потребитель российского газа. Концерн "Eni" тесно работает с "Газпромом" по проекту газотранспортной системы "Южный поток", а также взаимодействует с компанией "Роснефть" на шельфе Баренцева и Черного морей. Концерну "Enel" принадлежат почти 70% акций компании "ОГК-5". Ведущий партнер российских компаний в сфере высоких технологий - концерн "Finmeccanica", реализующий проекты в аэрокосмической области и самолетостроении, в модернизации железнодорожного транспорта и почтовой связи, в сфере телекоммуникаций. Успешно работает ЗАО "ХелиВерт" - совместное предприятие компаний "Вертолеты России" и AgustaWestland. Собраны первые шесть машин. Развивается кооперация в производстве регионального самолета "Суперджет-100", где партнером ЗАО "Гражданские самолеты Сухого" выступает "Alenia Aermacchi". Портфель заказов - более 200 лайнеров. Сегодня в России работают около 500 итальянских компаний и сотрудничество активно развивается.


- Расскажите, пожалуйста, о работе Внешэкономбанка с итальянскими партнерами.


- Мне приятно отметить, что банк участвует в реализации многих проектов, которые я перечислил. Нашими партнерами в них выступают финансовые институты Италии. Для формирования интегрированной системы финансирования международных продаж воздушных судов "Суперджет-100" мы подписали соглашение о сотрудничестве с итальянским кредитным агентством SACE и французским агентством Coface. Соглашение предусматривает использование кредитно-лизинговой схемы финансирования экспортных поставок самолетов иностранным покупателям под страховое обеспечение SACE и Coface.


Сотрудничество РФ с Италией идет по всем направлениям Владимир Путин Президент РФ Одним из самых успешных проектов, в которых участвовал Внешэкономбанк, я бы назвал строительство крупнейшего в Европе газохимического комплекса "Тобольск-Полимер". Проект реализован при участии банка Intesa Sanpaolo SpA и агентства SACE.


С тем же Intesa Sanpaolo SpA и банком UBI Banca ScpA мы заключили соглашения о финансовой поддержке малого и среднего бизнеса на сумму 150 млн евро.


В состав сформированной группы ВЭБа сегодня входят около двадцати дочерних структур - банков, инвестиционных, лизинговых, инжиниринговых и проектных компаний, Фонд прямых инвестиций и Агентство по страхованию экспорта, региональных корпораций развития и консультационных представительств в регионах. Такой набор институтов позволяет нам создавать инвестиционно-финансовые платформы для реализации не только отдельных проектов, но и программ комплексного развития территорий и научно-производственных кластеров.


- Какие соглашения вы подписали в рамках Российско-Итальянского форума-диалога?


- В Триесте мы подписали несколько документов с итальянскими финансовыми институтами - с банком Mediobanca и экспортным страховым агентством SACE, а также письмо о намерениях с компанией CO.MO.I. GROUP SA по разработке нового механизма финансирования клиентов Внешэкономбанка в рамках контрактов с итальянскими поставщиками.


- Ведь это не первые соглашения между ВЭБом и банками Италии?


- Действительно, и я бы хотел вспомнить об одном из них - это соглашение о сотрудничестве с итальянской банковской группой "UBI Banca" в сфере развития малого и среднего предпринимательства. Оно предусматривало выделение UBI Banca кредитных ресурсов в объеме до 50 миллионов евро. По ряду причин реализация соглашения была приостановлена.


Сотрудничество с Россией является залогом для экономики Италии Энрико Летта Премьер-министр Италии Чтобы придать новый импульс сотрудничеству, Внешэкономбанк предлагает рассмотреть вопрос вхождения UBI Banca в капитал создаваемого сейчас Международного фонда поддержки предпринимательства. Фонд создается вместе с немецкой банковской группой KfW и при участии Европейского инвестиционного банка. Его цель - поддержка средних российских предприятий, демонстрирующих хорошую динамику роста. Финансирование бизнеса будет осуществляться преимущественно через долговые инструменты.


Структура Фонда будет состоять из нескольких траншей, различных по уровню риска и доходности. Внешэкономбанк инвестирует средства в наиболее рискованный транш, что позволяет защитить инвесторов старших траншей в случае убытков. Учитывая консервативную политику Фонда и высокие требования к объектам инвестиций, это означает, что вложения в старший транш будут практически безрисковыми.


- В 2014 году Италия будет председательствовать в ЕС. Есть ли у ВЭБа в связи с этим планы по расширению совместной работы с итальянскими партнерами?


- Мы настроены существенно активизировать нашу работу, наполнив Форум-диалог деловой составляющей.


В частности, мы можем возобновить деятельность регулярного российско-итальянского бизнес-диалога. Площадкой для его проведения могла бы стать уже действующая конференция "Российский экономический и финансовый форум в Италии".


Представители крупного бизнеса активно участвуют в диалоге по вопросам экономического сотрудничества между Россией и Италией, а вот представители малого и среднего бизнеса менее активны. 23-24 апреля 2014 года в Москве пройдет международный форум, посвященный поддержке малого и среднего предпринимательства. Полагаю, что в рамках этого форума можно организовать круглый стол с упором на российско-итальянский аспект данной проблематики.


Беседовали Алексей Букалов, Вера Щербакова


/Корр. ИТАР-ТАСС, Рим/

Назад

Рост кредитного портфеля ВЭБа опередил рынок

11 октября 2013 года
#Публикации
Назад

http://www.1prime.ru/banks/20131011/767970689.html" target=_blank>Прайм
11 Октября 2013 года
Мнения


 


Лыков СергейКак динамичный рост кредитного портфеля отразился на основных показателях группы Внешэкономбанка в первом полугодии 2013 года, предприятиям каких отраслей был предоставлен основной объем кредитов и действительно ли главными заемщиками ВЭБа являются госкомпании, рассказал в интервью агентству "Прайм" заместитель председателя Внешэкономбанка Сергей Лыков.


- Как Вы оцениваете основные итоги деятельности ВЭБа за I полугодие 2013 года?


- В целом можно отметить, что, несмотря на крайне негативный внешний фон, известные проблемы в российской экономике, Группе Внешэкономбанка удалось поддержать стабильные темпы своего развития. Ее консолидированная финансовая отчетность, то есть отчетность с учетом данных по всем дочерним и зависимым организациям, в том числе зарубежным, отражает рост активов по сравнению с началом 2013 года в объеме 204 миллиарда рублей, или почти на 7%. Это выше роста активов всего российского банковского сектора, который составляет за этот же период 6,5%. Для нас, как института развития, особенно ценным является преобладающий рост кредитного портфеля - на 230 миллиардов рублей, или на 15,4% (в том числе в наиболее важной части - проектном финансировании - рост составил 148 миллиардов рублей, почти 24%), в то время как в целом по банковскому сектору эти показатели составили в части нефинансовых предприятий и организаций 5,3%, а физических лиц - 13,7%. Доля объема кредитов клиентам в активах Группы за первое полугодие 2013 года возросла с 51% до 55%.


- Каким основным секторам экономики уделяется Внешэкономбанком наибольшее внимание при кредитовании?


- Хорошо известно, что основные принципы и направления деятельности банка установлены федеральным законом о Банке развития и меморандумом о его финансовой политике.
Дочерние организации Внешэкономбанка являются коммерческими организациями, но их деятельность тесно связана с решением тех задач, которые ставятся перед Внешэкономбанком по преодолению инфраструктурных ограничений роста, модернизации и развитию несырьевой экономики, стимулированию инноваций, экспорта, осуществления других проектов.


В I полугодии этого года, конечно, основную роль в росте кредитного портфеля Группы сыграл Банк развития. Его доля в общем объеме прироста составила почти 76%, но следует отметить также активность таких участников Группы как ОАО «ВЭБ-лизинг», его портфель вырос почти на 21,53% и достиг 214 миллиардов рублей, а также ОАО «Банк Белвнешэкономбанк» - его портфель вырос на 23,3% и составил 47 миллиарда рублей.


Что касается секторов экономики, то основной объем кредитов был предоставлен на строительство и производство, включая машиностроение и производство оборонной продукции - 846,4 миллиарда рублей (с учетом сформированных резервов), увеличившись за полгода более чем на 23 %. Далее по темпам роста идут транспорт (18,1%), добывающая промышленность (19,3%), телекоммуникации (8,0%), наука и образование (почти 41,15%, но, к сожалению, - еще малый объем).


Почему-то считается, что основными заемщиками Внешэкономбанка являются компании с государственным контролем. Отчетность Группы показывает, что это не так. Частным компаниям предоставлено почти 1552,2 миллиарда рублей (с учетом резервов), то есть почти 80% всего кредитного портфеля.


- Вы упоминаете о созданных под выданные кредиты резервах. Каков их объем и динамика?


- В целом, объем сформированных резервов под обесценение кредитов, за первое полугодие 2013 года вырос на 21,1 миллиарда рублей - со 193,4 миллиарда рублей до 214,5 миллиарда рублей, или на 10,9 %. Мы оцениваем такое увеличение как более чем нормальное, имея в виду динамичный темп роста кредитного портфеля, а также то, что основную долю этом портфеле занимают инвестиционные проекты, не являющиеся привлекательными для коммерческого финансового сектора и не всегда находящиеся в идеальном финансовом положении. Подтверждением является тот факт, что за I полугодие средний коэффициент резервирования изменился незначительно - с 11,4% до 11,1%.


- В таком случае, как Группе Внешэкономбанка удавалось обеспечивать такой высокий темп роста активов, в том числе кредитного портфеля?


- Группа Внешэкономбанка прилагает много усилий для того, чтобы диверсифицировать свои источники ресурсов. Безусловно, большую помощь оказывает государство. За счет полученных от Минфина России субсидий в общей сумме 77 миллиардов рублей (62 миллиардов рублей на цели формирования РФПИ и 15 миллиардов рублей - на реализацию приоритетных проектов на Дальнем Востоке и в Байкальском регионе) удалось увеличить на эту сумму добавочный капитал, что привело к увеличению капитала группы до 599,5 миллиарда рублей. Забегая немного вперед, хочу сказать, что в начале III квартала государство внесло в капитал Внешэкономбанка еще один имущественный взнос в сумме 4,068 миллиарда рублей акциями «Ростелекома».


Увеличилось также привлечение средств от Банка России за счет использования операций «РЕПО» с ценными бумагами, находящимися в портфеле членов Группы. В результате задолженность перед правительством РФ и Банком России выросла на 33,1 миллиарда рублей (+3,4%) до величины 1,015 триллиона рублей.


Вместе с тем, проводилась активная работа по расширению объемов привлечения ресурсов на внешних и внутренних рынках капитала. Объем долговых ценных бумаг Внешэкономбанка и его дочерних банков и компаний увеличился на 100,1 миллиарда рублей (+25,7% по сравнению с началом года) до величины 489,1 миллиарда рублей. В этом же периоде вырос также объем средств, привлеченных от кредитных организаций ОЭСР - на 75,02 миллиарда рублей (+28,0%) до величины 341,5 миллиарда рублей. В результате общий объем привлеченных ресурсов за I полугодие 2013 года увеличился на 192 миллиарда рублей (+8,4%) и составил 2,469 триллиона рублей.


Таким образом, Внешэкономбанку удалось привлечь на каждый вложенный в его капитал рубль примерно 3,2 рубля дополнительных средств, направив их на модернизацию экономики.


- Известно, что поскольку Внешэкономбанк является государственной корпорацией, то есть некоммерческой организацией, то прибыль не является для него самоцелью. Но принцип безубыточности в отношении Внешэкономбанка сохраняется?


- Если проводить анализ на основе сравнения данных за первое полугодие 2013 года и первое полугодие 2012 года на основе средних хронологических балансовых показателей, то мы отмечаем, что прибыль снизилась с 21,6 миллиарда рублей до 0,8 миллиарда рублей. Основные причины достаточно объективны: это досоздание резервов (что является вполне понятным при таком резком увеличении объема инвестиционных проектов в кредитном портфеле) и отрицательная динамика по переоценке валютных балансовых статей, сальдо за сравнимый период прошлого года снизилось на 7 миллиардов рублей.


При этом следует отметить, что чистый процентный доход составил 46,7 миллиарда рублей, что на 8 миллиардов рублей (+20,8%) выше результатов аналогичного периода прошлого года. Стабильна чистая процентная маржа. Она осталась на уровне 3,4%. Основная причина - рост процентных доходов до суммы 117,6 миллиарда рублей от увеличивающегося объема кредитного портфеля. Росли, конечно, и расходы, но не в таком объеме: на 11,6 миллиарда рублей (+19,5%) до уровня 71 миллиарда рублей. На росте расходов сказались естественное увеличение объема привлеченных средств и некоторый рост средней ставки их привлечения с 6% по итогам первого полугодия 2012 г. до 6,1% по итогам первого полугодия 2013 года. В этой связи следует отметить, что у Внешэкономбанка, как основного участника Группы, нет такой возможности привлечения ресурсов, которая имеется у крупных коммерческих банков - привлечение депозитов от юридических и физических лиц, использование остатков на этих счетах для активных операций.

Назад

Летная погода

2 октября 2013 года
#Публикации
Назад

Коммерсантъ."Лизинг". Приложение,
№179 (5210),
02.10.2013


Рынок лизинга авиационной техники один из наиболее капиталоемких и динамично развивающихся. По итогам 2012 года объем нового бизнеса в данном сегменте составил порядка 107 млрд руб., увеличившись по отношению к прошлому году примерно на 22%. Особенностью авиализинга в России является высокая концентрация рынка. Можно назвать пять компаний, которые планомерно занимаются авиационным лизингом, у остальных могут проходить лишь отдельные сделки: "ВЭБ-лизинг", "ВТБ Лизинг", "Сбербанк Лизинг", ГТЛК и "Ильюшин Финанс Ко." (ИФК). Среди компаний первой тройки развивается конкуренция, так как они работают с крупнейшими авиаперевозчиками, поставляя в лизинг весь спектр воздушных судов. Что касается ГТЛК и ИФК, они занимают более специфические ниши, работая с региональной авиацией.
Ограниченность рынка обусловлена возможностью привлечения длинных дешевых денег. Это определяется масштабами компании, то есть небольшая компания по объективным причинам не может привлекать деньги дешевле, чем крупная, она проигрывает ценовую борьбу, поэтому между крупнейшими лизинговыми компаниями конкуренция будет усиливаться. Не секрет, что у многих больших банков сейчас избыток ликвидности, и в связи с этим финансирование авиации — перспективный бизнес. В этих проектах выгодно размещать деньги. Однако какой-либо новый крупный игрок на этом рынке едва ли появится. 


Одной из значимых тенденций развития авиационного рынка является внедрение операционного лизинга. Еще года три назад вообще невозможно было говорить с российскими лизинговыми компаниями о подобного рода сделках. А сейчас ведущие игроки уже готовы определенную долю своего портфеля сформировать в данном сегменте. Операционный лизинг, в отличие от финансового, предполагает возвращение авиакомпанией воздушного судна лизингодателю по истечении срока договора лизинга. Накопленный опыт и рыночные реалии позволяют крупнейшим лизинговым компаниям начинать работать по такой схеме, тем более что она востребована со стороны авиакомпаний и подходит для реализации продукции отечественного авиапрома, вторичный рынок которой пока не сформирован. 


Внесенные изменения в постановление N1212 регулируют практику предоставления субсидий на компенсацию российским авиакомпаниям части затрат по лизинговым платежам за воздушные суда, получаемые в лизинг для осуществления внутренних региональных и местных воздушных перевозок. В связи с внесенными изменениями с начала августа 2013 года действие постановления распространяется на отечественные самолеты Ан-148 и Sukhoi SuperJet 100. Причем на них отведена квота в 30% средств по программе субсидирования. Предполагается, что благодаря этому будет увеличен спрос на воздушные суда отечественного производства со стороны российских авиакомпаний, что, в свою очередь, будет стимулировать и производителей самолетов. Другое важное изменение заключается в том, что унитарные государственные предприятия тоже могут стать участниками программы субсидирования лизинга, что расширяет круг потенциальных эксплуатантов отечественных воздушных судов. 


Однако если оценивать изменения с позиции лизинговой компании, то все не так радужно. Во-первых, лизинговые сделки в отношении воздушных судов существенно растянуты во времени, поэтому финансовые показатели потенциального лизингополучателя и его возможность осуществлять свои обязательства по договору лизинга в течение всего срока действия этого договора играют главную роль в принятии решения о предоставлении воздушного судна в лизинг. К сожалению, в настоящее время российские авиакомпании с приемлемыми показателями можно пересчитать по пальцам одной руки. Готовность авиакомпании оплатить аванс в размере 10-20%, безусловно, положительно скажется на условиях лизинговой сделки, но все же не будет являться определяющим фактором в принятии решения по реализации сделки с конкретным лизингополучателем. 


В отношении воздушных судов импортного производства ситуация проще, так как лизингодатель может отнести риск на предмет лизинга в силу его достаточной ликвидности на вторичном рынке и возможности определить его остаточную стоимость. Однако в отношении новых отечественных воздушных судов, таких как Sukhoi SuperJet 100, такие механизмы не могут быть осуществлены: отсутствует практика реализации их на вторичном рынке в силу небольшого количества выпущенных ВС и недавнего начала производства, что делает невозможным построение прогнозов в отношении остаточной стоимости ВС. 


Во-вторых, субсидии предоставляются только при условии заключения договора финансового лизинга, что значительно ограничивает круг потенциальных заказчиков SSJ100. Как показывает практика, в отношении новых отечественных ВС авиакомпании предпочитают заключать сделки операционного лизинга. В рамках сделок операционного лизинга по окончании срока лизинга право собственности на ВС остается за лизингодателем и ВС подлежит возврату. В таких случаях гарантом остаточной стоимости выступает производитель ВС, который может его выкупить по окончании срока лизинга. Для производителя это негативный фактор, но в условиях необходимости продвижения своей продукции на рынок производитель готов нести дополнительную нагрузку. Понятно, что со временем вторичный рынок будет сформирован и эти вопросы решатся, но в современных рыночных реалиях было бы весьма уместно расширить действие постановления и на операционный лизинг. 


В-третьих, как со стороны лизинговых, так и со стороны авиационных компаний возникают вопросы касательно пункта постановления, который обязывает авиакомпанию, претендующую на субсидию, начать эксплуатацию воздушного судна не позднее шести месяцев со дня заключения договора лизинга. Возможно, для не новых, бывших в эксплуатации воздушных судов такие условия и являются приемлемыми, но что касается новых самолетов, то здесь срок надо увеличить хотя бы до двух лет, что примерно соответствует циклу изготовления нового ВС. 


Вячеслав Соловьев, генеральный директор ОАО "ВЭБ-лизинг"

Назад

Приплыли

2 октября 2013 года
#Публикации
Назад

На сегодняшний день рынок лизинга морских и речных судов занимает незначительную долю в объеме российского рынка лизинговых услуг. Его доля в новом бизнесе лизинговых компаний по итогам 2012 года составила немногим более 1,5%, что несколько меньше по сравнению с 2011 годом. Объем новых сделок в сегменте лизинга водного транспорта в прошлом году составил порядка 20 млрд руб., опять-таки показав незначительное падение.


Причина подобного положения дел заключается в достаточно сложной финансовой ситуации, в которой пребывают как потенциальные заказчики водных судов, так и их производители. Этот сегмент достаточно узок, специализирован. Меры государственной поддержки пока не соответствуют имеющимся потребностям. Существует "Программа развития лизинга морских и речных судов отечественного производства", оператором которой является ОАО ОСК, однако масштабы ее реализации пока далеки от требуемых. В соответствии с условиями программы ОСК предоставляет лизинговым компаниям, участвующим в сделке по лизингу судов, финансирование по ставке рефинансирования ЦБ РФ на срок до десяти лет. Однако особенность лизинга судов заключается в том, что срок их окупаемости составляет в среднем 20-30 лет, что значительно превышает допустимые сроки заключения лизингового контракта. На практике подобная проблема решается следующим образом: на протяжении действия всего договора лизинга выплачиваются приемлемые для клиента ежемесячные платежи по договору лизинга, так что выкупной платеж в итоге составляет чуть ли не половину стоимости судна. По окончании срока лизинга возможна реструктуризация договора или привлечение лизингополучателем банковского кредита, из которого и выплачивается выкупной платеж. Теоретически после оплаты выкупного платежа возможна реализация перешедшего в собственность к лизингополучателю судна по схеме возвратного лизинга, то есть лизинговая компания может выкупить это судно у клиента и опять передать его в лизинг тому же лизингополучателю. 

Назад