Владимир Дмитриев: Будем последовательны в достижении целей пенсионной реформы

29 апреля 2005 года
#Публикации
Назад

27.04.2005


Правительство РФ 21 апреля приняло проект основных направлений долговой политики, который предлагает изменить условия и принципы работы Внешэкономбанка (ВЭБ) в качестве государственной компании, управляющей пенсионными накоплениями граждан.


Свои взгляды на предлагаемые нововведения корреспондентам агентства "Интерфакс" и газеты "Известия" изложил председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев.


Владимир Александрович, как Вы оцениваете предложения правительства по расширению объектов инвестирования пенсионных накоплений, переданных в управление ВЭБу?


Предложения по расширению объектов инвестирования не новы. Главный вопрос заключается в том, в какой форме эти предложения будут утверждены и как именно они будут реализованы.


Внешэкономбанк является государственной компанией, в которую переведены пенсионные накопления так называемых "молчунов" - тех, кто отказался от выбора частной структуры для управления этими средствами, а также граждан, которые сознательно доверили свои пенсионные накопления государственной компании. Госкомпания управляет этими средствами в рамках существующей инвестиционной декларации.


Мы ранее неоднократно выходили в правительство с предложениями о снятии ряда установленных ограничений на инвестирование этих средств. В частности, мы просили отменить ограничение, которое разрешало приобретать на средства пенсионных накоплений еврооблигации только на бирже. Учитывая тот факт, что основной рынок евробондов - внебиржевой, эти облигации практически исключались из перечня разрешенных для вложения пенсионных накоплений активов. В конце прошлого года это решение было принято, что позволило нам увеличить объем валютных госбумаг в портфеле.


Мы также являемся инициаторами расширения перечня активов для инвестирования пенсионных накоплений государственной управляющей компании за счет субфедеральных займов и корпоративных бумаг, правительство вроде бы на это предложение откликнулось, но пока непонятно, каким образом и в каких объемах госкомпания будет допускаться к расширенному портфелю активов. В любом случае расширение перечня инструментов инвестирования можно произвести только путем внесения изменений в федеральный закон.


Какова доля средств из пенсионного портфеля ВЭБа, которая может быть допущена на рынок корпоративных бумаг, чтобы его не "обрушить"?


Наши предложения - расширить инвестиционную декларацию портфеля пенсионных накоплений государственной управляющей компании за счет облигаций субъектов федерации, муниципалитетов и корпоративных облигаций первоклассных заемщиков. Акции пока решено не включать.


В эти бумаги мы предлагаем разрешить инвестировать 10-15% от объема пенсионного портфеля госкомпании. В текущем году эта сумма равняется 10-15 млрд. рублей, для этого года эта сумма вполне оправдана и ничем не грозит корпоративному рынку. В настоящее время объем субфедеральных и корпоративных облигаций, входящих в котировальный список высшего уровня только одной ММВБ, составляет более 170 млрд. руб. По нашему мнению, если государственная управляющая компания будет допущена к инвестированию средств "молчунов" в такие бумаги, то их объемы будут расти гораздо более высокими темпами, чем раньше.


Как Вы отнеслись ко второму предложению проекта долговой политики - создать федеральный орган, определяющий объемы инвестирования в тот или иной финансовый инструмент?


Это, мягко говоря, странное предложение. По сути, предложено создать еще одну государственную управляющую компанию в лице некоего нового федерального органа, который будет отдавать средства "молчунов" частным управляющим компаниям и определять их инвестиционную политику. Зачем это делать - совершенно непонятно.


Вместо того чтобы расширять возможности для инвестирования пенсионных накоплений и предоставлять населению достоверную и полную информацию о работе управляющих компаний, на основе которой население могло бы принимать решения об инвестировании, обсуждается вопрос о создании новой государственной управляющей компании. Не создав необходимых уже сейчас вещей, мы перескакиваем через голову, предлагая механизм, в создании которого необходимости пока нет.


Создание же второй госкомпании - по сути, дублирующего элемента в системе - может привести лишь к существенным дополнительным расходам государственных средств и никак не улучшит процесс инвестирования.


Всего за три года проведения пенсионной реформы уже второй раз предлагается ее кардинально изменить. Будет ли это способствовать росту доверия населения к реформе? Однозначно не будет. Сейчас есть одна госкомпания - так дайте системе поработать, чтобы управляющие компании смогли проявить себя, и население поняло, как эта система работает.


Инициатором этих предложений является Минфин. С Внешэкономбанком они обсуждались?


Нет, до вынесения вопроса на правительство не была проведена дискуссия на эту тему. По нашему мнению, к дискуссии должны были быть привлечены все участники системы инвестирования. Мы будем настаивать на открытом обсуждении. Хорошая площадка для этого, например - Общественный совет по инвестированию пенсионных накоплений.


Не нарушит ли допуск частных управляющих к средствам "молчунов" права этих граждан, ведь явно среди них есть, хоть и незначительное количество людей, которые выбрали госкомпанию для управления своими пенсионными накоплениями осознанно?


Это тоже вопрос, ответ на который разработчики долговой концепции не предусмотрели. Наверняка, ответ на этот вопрос где-то есть, но пока мы его не получили. Может быть, гражданин потому и "промолчал", что хочет на практике понять, какие из частных компаний наиболее эффективны и надежны. А пока пусть его деньги побудут в надежных государственных руках. Получается, что государство даже не хочет, чтобы граждане самостоятельно выбирали, а принудительно отдает деньги "молчунов" в частные руки.


Мы считаем, что необходимо быть последовательными: начали реформу - хорошее дело задумали, так давайте последовательно ее проводить. Пенсионной реформе всего неполных 3 года, а мы не сделали очень важного - мы не проинформировали население, которое остается в неведении, что происходит с его накопительной частью пенсий, так как до сих пор не утверждены стандарты раскрытия информации. Людям должна быть дана полная информация для того, чтобы они смогли сделать свой выбор осмысленно. На незнании рождается недовольство, и возникают возможности манипулирования общественным мнением.


Какие изменения по улучшению в процедурах инвестирования пенсионных накоплений со своей стороны предложил бы Внешэкономбанк?


На наш взгляд, предложение может быть только одно - как можно быстрее принять решение по раскрытию информации об инвестировании пенсионных накоплений и на основе этих данных провести разъяснительную работу среди населения. Людям надо объяснять, что в частных структурах они смогут получить более высокую, но сопряженную с большими рисками доходность по своим пенсионным накоплениям, чем в государственной УК, а частным компаниям - на деле доказывать населению свой профессионализм и надежность.


А если все-таки представить, что функции государственной управляющей компании передали от Внешэкономбанка к другой компании?


Могу с уверенностью сказать, что лучше нас вряд ли кто справится с такой масштабной задачей. У нас есть для этого все - опыт, репутация, кадры, инфраструктура. За то, что мы делаем, мы готовы отчитываться и отчитываться со знаком плюс. Мы считаем, что работаем нормально, выполняя задачи, которые перед нами поставлены, и больших трудностей в работе, за исключением того, что сталкиваемся с разного рода техническими, бюрократическими проблемами, не испытываем. Поэтому могу сказать, что мы гордимся тем, что делаем.


Проводить консервативную инвестиционную политику может любая частная компания, и мы готовы конкурировать с ней. Но создавать еще одну государственную управляющую компанию в виде федерального ведомства - явный откат назад.


А вдруг на место нового федерального органа прочат Внешэкономбанк?


Я не думаю, что здесь имелся в виду ВЭБ. Наше положение многим не дает покоя, и нас, наоборот, в большинстве случаев хотят разукрупнить.


Понятно, что в отсутствие стандартов раскрытия информации говорить о результатах работы ВЭБа в качестве управляющего пенсионными накоплениями невозможно. Но если в целом, какова была динамика за прошлый год?


Однозначно, мы сработали "в плюс". Мы можем инвестировать средства пенсионных накоплений только в гособлигации. На рынке рублевых госбумаг во втором-четвертом кварталах прошлого года динамика была негативная, однако не в той мере, как на рынке корпоративных бумаг, и это позволило нам получить гарантированный доход. Но он был ниже инфляции, поскольку ставки на рынке госбумаг инфляцию не покрывают.


При этом необходимо учитывать, что пенсионные накопления представляют собой длинные деньги. На отрезке в год-два результаты не так заметны. Но за 10-15 лет, при условии проведения политики, направленной на снижение инфляции, мы вполне можем рассчитывать на достойные результаты по этим вложениям.


В прошлом году ВЭБ застраховал свою ответственность по управлению пенсионными накоплениями перед Пенсионным фондом РФ в страховом пуле "МАКС". В настоящее время у двух компаний, входящих в пул, - "Авест" и "Авест-Классик" - Росстрахнадзор приостановил лицензии. Может ли это потребовать перезаключения договора?


Нет, никаких последствий это обстоятельство не вызовет. Дело в том, что статья 25 федерального закона об инвестировании средств пенсионных накоплений устанавливает требования к собственным средствам страховщиков, участвующих в пулах по страхованию ответственности управляющих компаний. Даже в связи с возможным выходом из пула двух страховщиков размер собственных средств остающихся участников пула все равно останется выше установленных законом требований, поэтому перезаключать договор на новых условиях не потребуется.

Назад

Добрые дела делаются тихо

26 апреля 2005 года
#Публикации
Назад

Оказывается, банкиры тоже борются с терроризмом.


На днях делегация государственного Внешэкономбанка приехала в Северную Осетию. Визит не был приурочен к какой-то дате. Просто банкиры, как и обещали ещё несколько месяцев назад, привезли в республику помощь. Проехать мимо или не заметить бесланскую трагедию до сих пор невозможно. Мемориал погибшим заложникам стоит прямо у дороги, ведущей из аэропорта во Владикавказ, и все прилетающие в республику останавливаются здесь на несколько минут - почтить память мучеников.


Боль никуда не ушла - стометровая ограда мемориала выложена с обеих сторон венками и свежими цветами. Разгар рабочего дня, но у дорогих могил - люди в трауре. Ардис, крепкий мужчина лет сорока, привез погибшему сыну свежей минералки (здесь на всех могилах стоят бутыли с водой или минералкой - боевики не давали пить детям несколько суток). Его сынишке было всего девять лет. Первая бесланская школа, считавшаяся лучшей в городе, находилась очень далеко от их дома, поэтому каждый день Ардис отпрашивался с работы, чтобы привезти Руслана домой и сдать на руки бабушке. Отца до сих пор продолжают отпускать с работы к сыну...


Подарки Внешэкономбанка Осетии заняли целую площадь в центре Владикавказа. Банк закупил и переправил в республику 39 "уазиков"-"буханок", специально переоборудованных под машины "Скорой помощи". Дороги в Осетии, без преувеличений, ужасные. Осенью и весной в горные районы без вездеходов просто не добраться. Довольные шоферы толпились вокруг подарков.


- А как не радоваться, - сказали они корреспонденту. - У нас раньше было так. Я прорываюсь на "Волге", сколько могу, потом машина садится на брюхо, а врач с сестрой дальше идут пешком. Пока я автомобиль откапываю, больного приносят родственники. Бывало, и не довозили до больницы...


Впрочем, представитель Внешэкономбанка, выдававший водителям документы на новенькие машины, пожелал врачам и медикам, чтобы большинство их вызовов было к роженицам, а не к тяжелобольным людям. В ответ президент республики Александр Дзасохов сказал, что у осетин хорошая память, и этот поступок Внешэкономбанка люди запомнят надолго.


Прямо с площади машины "Скорой помощи" ушли на линию. А делегация Внешэкономбанка поехала на совещание к президенту Александру Дзасохову - обсудить еще одно предложение московских гостей, напрямую связанное и с борьбой с терроризмом, и главной проблемой Северного Кавказа - безработицей.


В разговоре с президентом Северной Осетии председатель банка Владимир Дмитриев сообщил, что банк готов и способен направить в республику инвестиции. В том числе и из-за рубежа. Речь идет в первую очередь об инвестициях в производственные проекты, связанные с реальным сектором экономики. В ответ Александр Дзасохов заверил банкиров, что в республике сейчас существует переизбыток квалифицированных кадров. Вузы продолжают работать, а производств нет. Стороны договорились встретиться через месяц и уже детально обсудить программу экономической помощи республике.


Дмитрий Пономорёв

Назад

Внешэкономбанк позаботился о нашем здоровье

21 апреля 2005 года
#Публикации
Назад

Выпуск №57


20 АПРЕЛЯ 2005 г.


Оригинал статьи: http://sevos.alanianet.ru/2005/05-04/0504-20/03-aktualno.htm">http://sevos.alanianet.ru/2005/05-04/0504-20/03-aktualno.htm


Т. ТАУТИЕВА.


Материально-техническая база лечебно-профилактических учреждений республики вчера получила существенное подкрепление. Сорок новеньких карет скорой помощи подарил нашей республике Внешэкономбанк России. Чтобы лично осуществить эту благотворительную акцию, в Северную Осетию приехал сам председатель правления банка Владимир Дмитриев.



«Пусть эти машины помогут жителям вашего благодатного края быть здоровыми, крепкими и счастливыми!» – с таким искренним пожеланием, прозвучавшим из уст Владимира Александровича, «уазики» из Владикавказа отправились на службу в города и села Северной Осетии: Беслан, Ольгинское, Заманкул, Чми, Ларс, Толдзгун, Лескен, Даргавс и другие.


На торжественной церемонии вручения «неотложек» присутствовал и Президент РСО–А Александр Дзасохов. Он сердечно поблагодарил правление Внешэкономбанка РФ за столь щедрый и такой необходимый республике подарок. (Кстати, оценивается он в сумму один миллион долларов). Глава республики особо подчеркнул, что коллектив этого крупнейшего российского банка был рядом с Северной Осетией сразу после трагедии в Беслане, оказал посильную помощь пострадавшим семьям на общую сумму более шести миллионов рублей. Под особую опеку взяты дети, потерявшие в теракте родителей. Им банк намерен оказывать внимание вплоть до совершеннолетия.


– Наш коллектив воспринял боль Беслана, как собственную, – сказал очень искренне глава «Внешэкономбанка Владимир Дмитриев. – И мы не могли остаться безучастными, не могли не разделить с вами скорбь. Но жизнь продолжается, и нужно работать над тем, чтобы сделать ее лучше и счастливее. Наш банк со своей стороны готов в этом Северной Осетии помочь. Думаю, взаимодействие с республикой нужно продолжить деловыми партнерскими связями прежде всего в сфере экономики, тем более, что у вас есть для этого неплохой потенциал.


Это намерение Владимира Дмитриева нашло подтверждение на состоявшейся вчера же официальной встрече с Президентом РСО–А Александром Дзасоховым и членами правительства. На ней обсуждались перспективы сотрудничества республики с Внешэкономбанком. Кстати, это банковское учреждение – одно из крупнейших, стабильно развивающихся в России и одно из немногих, политика которого ориентирована на поддержку регионов.


Отныне положено начало сотрудничеству банка и с Северной Осетией, краем, где, несомненно, есть поле деятельности и для привлечения инвестиций, и для поддержки малого и среднего бизнеса, и для наращивания потенциала крупных предприятий. И Внешэкономбанк готов в этих проектах участвовать.


Президент РСО–А Александр Дзасохов, в свою очередь, так обозначил позицию республики: «Мы не исповедуем иждивенчество, не хотим строить отношения на принципах – «помогите!», «дайте!». Наше желание – внедрять в жизнь реальные взаимовыгодные проекты, которые в конечном итоге позволят улучшить благосостояние жителей нашей республики».


На встрече была достигнута договоренность о том, что в ближайшее время Северная Осетия готовит для Внешэкономбанка пакет документов с полным анализом экономического потенциала республики. Банк же готов ответить на это своими конкретными финансовыми предложениями.



Добрые улыбки, крепкие рукопожатия обеих сторон стали залогом доверия и, надо полагать, успешного взаимовыгодного сотрудничества.


Вчера же делегацию членов правления Внешэкономбанка президент республики ознакомил со строящимся мемориалом Славы.

Назад

Финансовые гарантии для российского экспорта

19 апреля 2005 года
#Публикации
Назад

НБЖ – №4 (16) Апрель 2005 – Банки и бизнес – Тема номера


Беседу вел: Андрей Черепанов


Уникальность и своеобразие Внешэкономбанка как кредитной организации состоит в том, что ему поручено проведение ряда операций, связанных с выполнением Российской Федерацией международных обязательств. В канун XVI съезда АРБ своими мыслями с "НБЖ" делится глава ВЭБа Владимир ДМИТРИЕВ.


Владимир Александрович, возглавляемый вами банк по сути единственное в России финансовое учреждение, которому поручено проведение ряда операций, связанных с выполнением нашей страной международных обязательств.


Да. Внешэкономбанку официально вменено в обязанность обслуживание и погашение государственного внешнего долга. А также управление государственными внешними финансовыми активами. Банк является также платежным агентом по внешним облигационным займам Российской Федерации.


Если можно, приведите некоторые цифры, иллюстрирующие ситуацию.


В прошлом году ВЭБ осуществил в пользу иностранных кредиторов платежи на сумму в 9,8 млрд. долл. Помимо этого, агентствам экспортных кредиторов стран - участниц Парижского клуба нами было переведено почти 1 млрд. долл и 2,6 млрд. евро.


Что касается сумм по внешним облигационным займам, то цифры таковы: 2,6 млрд. долл. и 1,2 млрд. евро соответственно. Кстати сказать, нами полностью погашен один из внешних облигационных займов России эмиссии 1997 г. на сумму в 2 млрд. немецких марок.


Внешэкономбанк осуществляет еще обмен обязательств бывшего СССР перед двумя банками: Межрегиональным инвестиционным (МИБ) и Московским банком экономического сотрудничества (МБЭС).


Речь идет о сумме в 905,7 млн. долл. Могу сказать, что долг бывшего СССР перед МИБ урегулирован полностью. Неурегулированный остаток задолженности перед МБЭС в сумме 138,3 млн. долл. подлежит переоформлению на основании отдельного постановления Правительства России.


Помимо этого, ваш банк выполняет и другие агентские функции?


Совершенно верно. Мы обеспечиваем банковское обслуживание проектов, реализуемых в рамках государственных программ и межправительственных соглашений как за рубежом, так и внутри страны. Специалисты банка на стадии подготовки таких проектов проводят экспертную финансовую оценку их экономической целесообразности.


Внешэкономбанк как агент правительства ведет работу по возврату кредитов, предоставленных ранее за счет средств федерального бюджета российским компаниям. В 2003 г. было урегулировано таких обязательств перед Министерством финансов РФ на сумму около 1,3 млрд. долл. США.


На XVI съезде Ассоциации российских банков, среди прочих актуальных проблем, стоящих перед банковским сообществом, будут обсуждать вопрос <Банки и подъем промышленного производства в России>. Насколько эта тема близка ВЭБу?


Проблема сырьевой составляющей в общем объеме экспорта Российской Федерации тормозит экономическое развитие страны. Это не просто снижает вес России в мировом товарообороте продукции с добавленной стоимостью. Такая ситуация напрямую ведет к снижению политической значимости нашего государства на международной арене. Скажу больше, это вопрос нашей экономической и политической безопасности.


В 2003 г. в планах российского правительства по реализации основных направлений социально-экономического развития страны было предусмотрено ускоренное развитие национального машиностроительного комплекса.


Напрямую с решением этой задачи было связано изменение структуры экспорта страны в пользу увеличения доли высокотехнологичных отраслей промышленности (аэрокосмический комплекс, атомная энергетика, топливно-энергетические технологии и др.) путем оказания государственной поддержки экспорту промышленной продукции за рубеж.


Внешэкономбанк в своей деятельности руководствуется сегодня появившимся в октябре 2003 г. правительственным распоряжением № 1493-р "Концепция развития государственной финансовой (гарантийной) поддержки экспорта промышленной продукции в Российской Федерации."


В соответствии с концепцией развития, макроэкономическими показателями российской экономики, а также кредитным рейтингом по классификации ОЭСР (4-я категория странзаемщиц), Внешэкономбанк готовит соответствующую финансовую инфраструктуру. Наши специалисты работают над соглашениями о сотрудничестве с ведущими экспортными кредитными агентствами и страховыми компаниями мира.


К настоящему моменту Внешэкономбанк и Росэксимбанк уже подписали 13 соглашений о сотрудничестве с экспортными кредитными агентствами и банками Западной и Восточной Европы, США, Индии, Китая и Латинской Америки.


Социальные вопросы, пожалуй, самые острые сегодня. К примеру, наш Пенсионный фонд сам сидит на правительственной дотации. Поэтому многие надеются, что высокий профессионализм сотрудников Внешэкономбанка, их ответственность помогут приумножить пенсионные накопления.


Одним из важнейших направлений деятельности Внешэкономбанка в 2004 г. явилось непосредственное исполнение функций по управлению средствами пенсионных накоплений.


В рамках проводимой в стране пенсионной реформы Пенсионный фонд Российской Федерации впервые передал управляющим компаниям средства, сформированные Пенсионным фондом за 2002 г. и 2003 г.


Общий объем средств, переданных в управление Внешэкономбанку как государственной управляющей компании, превысил 3 млрд. долл. США. Основными направлениями деятельности Банка в данной области стали выработка стратегии инвестирования, формирование портфеля ценных бумаг за счет средств, переданных в доверительное управление, а также выработка предложений, связанных с разработкой и совершенствованием нормативной базы.


Осенью 2004 г. было принято Постановление правительства, предоставившее управляющим компаниям право совершения операций с российскими еврооблигациями на внебиржевом рынке, что имеет первостепенное значение для проведения операций с этим инструментом на международном финансовом рынке.


В 2005 г. деятельность Внешэкономбанка как государственной управляющей компании будет направлена в первую очередь на обеспечение сохранности переданных в доверительное управление средств и повышение эффективности управления инвестиционным портфелем.


Планируется значительно увеличить объем операций на международном финансовом рынке за счет совершения сделок с российскими еврооблигациями, что позволит повысить эффективность управления и, соответственно, доходность инвестирования.


Ваши пожелания участникам съезда?


Удачи! Потому что сегодня АРБ берет в свои руки решение ключевых вопросов банковского сообщества. Как часто при наличии всех составляющих отстутствие удачи рушит самые продуманные планы. Поэтому пусть удача сопутствует работе съезда.

Назад

Индустриализация "по Хлопонину"

19 апреля 2005 года
#Публикации
Назад

Номер выпуска: 61 (1218)


Дата выпуска: 11.04.2005


Автор: Михаил ВОРОБЬЕВ, Красноярск


Красноярский край превращается в Центральную Сибирь


На карте России появилась еще одна точка притяжения многомиллиардных инвестиций. Красноярский край намерен реализовать амбициозную экономическую программу, уже названную в регионе новой индустриализацией Сибири. На кон поставлено многое: лишь при условии реализации программы станет очевидным эффект от объединения Красноярского края с Таймырским и Эвенкийским автономными округами (референдум по этому вопросу намечен на 17 апреля). В противном случае край-донор не сможет вытянуть дотационных соседей: Таймыр и Эвенкия по-прежнему будут нуждаться в значительных дотациях из федерального центра.


Впрочем, губернатор Красноярского края Александр Хлопонин, возглавлявший в свое время "Норильский никель", а затем Таймырский автономный округ, уверен, что его новый проект -- уже на территории самого крупного края России -- будет успешным, поскольку выгоден и для региона, и для страны в целом. Причем не только с экономической, но и с политической точки зрения. И в инвестициях г-н Хлопонин уверен. Не зря же, в конце концов, на десятирублевой купюре изображены виды Красноярска. Своеобразная примета для потенциальных инвесторов, желающих "десятки" превратить в миллионы.


О перспективах партнерства с регионом г-н Хлопонин говорил на Красноярском инвестиционном форуме, который состоялся в конце минувшей недели. По его словам, реализация программы развития края позволит региону стать к 2010 году главным центром экономической активности России. Впрочем, без помощи федерального центра не обойтись. Причем не только в виде административной поддержки и, возможно, инвестиций в инфраструктуру, но и на концептуальном уровне. Губернатор предлагает правительству изменить государственную региональную политику, направленную пока на выравнивание межбюджетных отличий и дотирование слабых регионов за счет перераспределения доходов доноров. По его убеждению, такая система приводит к неэффективному расходованию бюджетных средств и не дает стимулов к развитию ни регионам-донорам, у которых отнимают часть заработанных денег, ни регионам-реципиентам, у которых просто-напросто отбивается охота к зарабатыванию денег (федеральное правительство автоматически сокращает трансфертную поддержку дотационного региона на сумму полученных им самостоятельно дополнительных доходов).


Будущее видится г-ну Хлопонину в формировании регионов-локомотивов, в состав которых могут быть включены дотационные территории. В исследовании аналитического центра "Эксперт" отмечается: "Объединение Красноярского края, Таймыра и Эвенкии через реализацию инвестиционной программы объединенного региона, предложенной Александром Хлопониным, может стать пилотным проектом по реализации этой доктрины". По подсчетам губернатора, объединенный Красноярский край, будучи центром новой индустриализации Сибири, богатым природными ресурсами, способен дать к 2010 году примерно 55 млрд руб. дополнительных налоговых поступлений. И снять с федерального центра обузу в виде дотирования Таймыра и Эвенкии. Правда, на переходный период, который продлится до 2008 года (реальное объединение предполагается завершить годом раньше), трансферты автономным округам предполагается сохранить.


Согласно расчетам экспертов, превратить автономные округа в полноценные территории-доноры способна реализация двух основных проектов: разработка Ванкорского нефтяного месторождения (его осваивает "Роснефть", заинтересованность в сотрудничестве проявляет французская Total) и месторождений нефти и газа в Юрубчено-Тохомской зоне (геологоразведку вел ЮКОС, поэтому пока ситуация там неопределенная). Осваивать эти природные кладовые экономически выгоднее как раз в рамках объединенного края, это позволит снизить административные издержки. Ванкорское месторождение, например, находится на границе Красноярского края и Таймыра (нефтепровод будет проложен до порта Диксон). Поэтому проводить различного рода согласования "Роснефти" пришлось бы с удвоенным количеством чиновников. Нелишне напомнить, что освоение природных богатств Восточной Сибири закреплено в качестве приоритета в энергетической стратегии России. А Красноярский край по величине прогнозных ресурсов нефти (8,2 млрд тонн) и газа (23,6 трлн куб. м.) занимает второе место в России после Тюменской области.


Заместитель гендиректора РУСАЛа Александр Лившиц сообщил на форуме, что практически завершены переговоры с РАО "ЕЭС России" о достройке Богучанской ГЭС и возведении нового алюминиевого завода мощностью 500 тыс. тонн. Предполагается, что и ГЭС, и заводом компании будут владеть на паритетной основе. "В пределах ближайшего месяца с этим вариантом выйдем в правительство", -- сообщил г-н Лившиц. В качестве приоритетного места для строительства завода выбран Кодинск на востоке края. "Но если Красноярский край проложит нам железную дорогу", -- поставил условие г-н Лившиц, оборачиваясь к сидевшему в президиуме Александру Хлопонину. Губернатор промолчал, однако позже уверенно заявил журналистам, что дорога будет.


Между тем дорога, по которой в регион пойдут инвестиции, уже, похоже, проложена. В рамках форума Внешэкономбанк, одна из основных задач которого заключается в привлечении иностранных инвестиций в реальный сектор экономики, заключил с Красноярским краем соглашение о стратегическом партнерстве. "Нам действительно необходимо иметь надежного консультанта, качественного специалиста в области проектного финансирования, оценки эффективности тех или иных проектов. Этот банк в состоянии привлечь пул других банков для реализации инвестиционных проектов, о многих из которых вы сегодня слышали", -- сказал Александр Хлопонин. По его оценке, совокупный объем инвестиций, необходимых для финансирования проектов, о которых шла речь в рамках форума, оценивается в сумму свыше 200 млрд рублей.


ВЭБ возьмет на себя обязательства представлять интересы края на переговорах с заемщиками и иностранными финансовыми институтами, проводить экспертную оценку предложений иностранных банков, при положительном заключении осуществлять финансовое обслуживание проектов. По словам главы ВЭБа Владимира Дмитриева, банк готов оказывать краю весь спектр услуг, предоставляемых инвестиционно-банковскими институтами. Г-н Дмитриев назвал и одного из потенциальных партнеров -- Банк развития Китая. Соглашение о сотрудничестве с этим банком и Корпорацией страхования экспортных кредитов КНР Внешэкономбанк подписал осенью прошлого года в рамках визита в Пекин Владимира Путина. Как отметил г-н Дмитриев, потенциал этого соглашения можно было бы задействовать в отношении не только Красноярского края, но и других промышленных регионов. Среди потенциальных партнеров ВЭБ рассматривает и финансовые организации Японии.


Акцент в Красноярском крае будет сделан на инфраструктуру. "Это та сфера, без которой невозможно дальнейшее экономической развитие края, создание мощного экономического потенциала с учетом объединения территорий. Речь идет о дорогах, мостах, связи, энергетике -- обо всем том, что необходимо для освоения новых территорий и открытия новых производств. Это серьезные проекты и по схемам финансирования, и по окупаемости, ведь речь идет о длинных кредитах", -- отметил г-н Дмитриев. По его словам, в этих проектах может быть задействован инвестиционный потенциал порядка нескольких десятков миллионов долларов.


Эти деньги придутся как нельзя кстати, поскольку, по мнению советника президента по экономическим вопросам Андрея Илларионова, на мощную финансовую поддержку из федерального бюджета красноярских проектов надеяться не стоит. В качестве компенсации он предложил на форуме ввести новое географическое понятие -- Центральная Сибирь -- и причислить к ней Красноярский край. На это есть по меньшей мере три причины. Во-первых, именно в Красноярском крае находится географический центр России, во-вторых, край намерен стать центром новой индустриализации Сибири, в-третьих, как предположил г-н Илларионов, с точки зрения восприятия инвестора Центральная Сибирь ближе, чем Восточная. В шутке г-на Илларинова, как говорится, есть доля шутки: ведь и Центральная Азия еще совсем недавно называлась совсем по-другому.

Назад

Второе дыхание западных инвестиций

19 апреля 2005 года
#Публикации
Назад

Дата выпуска: 12.04.2005


Номер выпуска: 74 ( 3743 )


Рубрика: ЭКОНОМИКА. ДЕНЬГИ


Автор: Владимир Богданов


ГАННОВЕРСКАЯ промышленная ярмарка проходит под знаком России. Впервые наша страна выступает на ней в качестве центрального гостя со статусом "страна-партнер".


Участие в ее работе президента России Владимира Путина придает особое значение этому международному экономическому смотру. Ведь ФРГ является основным внешнеэкономическим партнером РФ.


Российскую Федерацию представляют 160 ведущих предприятий страны. Во время работы ярмарки в Ганновере проходят также Германо-российский экономический форум, в котором участвуют представители в общей сложности около 700 предприятий двух стран.


Хотя в Ганновере, по словам председателя Восточного комитета немецкой экономики Клауса Мангольда, не были заключены "сенсационные сделки", эта важная встреча дает возможность содействовать дальнейшему улучшению взаимодействия экономик России и Германии.


Но все-таки кое-какие сенсации произошли. Авторами их стали ведущие финансовые учреждения России и Германии.


В ходе визита Владимира Путина были подписаны очень важные для развития экономик двух стран документы, предусматривающие финансирование проектов на выгодных стоимостных условиях без суверенной гарантии.


Со стороны России подписантом выступил ведущий государственный специализированный финансовый институт, Внешэкономбанк. Со стороны Германии - Deutsche Bank AG и акционерное общество AKA Ausfuhrкredit- Gesellshaft m.b.H.


С АКА подписано соглашение о предоставлении многомиллионной кредитной линии под гарантии страхового общества "Гермес".


Соглашение отвечает долгосрочным интересам как российских покупателей высокотехнологичной продукции немецких производителей, так и интересам немецких поставщиков. Ведь в его рамках планируется осуществлять проекты в таких отраслях российской промышленности, как авиастроение, судостроение, энергетика, телекоммуникации и производство машинотехнической продукции. Немецкий партнер ВЭБ к настоящему времени уже привлек под гарантию российского правительства связанных кредитов на общую сумму 7,5 миллиарда евро, подписав при этом более 600 индивидуальных кредитных соглашений.


С Deutsche Bank подписано Дополнение к базовому кредитному соглашению от 11 октября 2000 года. Оно позволяет расширить возможности финансирования вышеуказанных проектов на выгодных стоимостных условиях без суверенной гарантии и предоставляет возможность осуществлять финансирование поставок оборудования и услуг в соответствии с условиями базового кредитного соглашения не только из Германии, но и из других стран Европы, в которых имеются филиалы Deutsche Bank. Причем страхование проектов будет осуществляться под гарантии национальных страховых агентств этих стран.


Надо сказать, что для ВЭБа важно то, что он выходит на международный рынок капитала без поддержки правительства - как полноценный финансовый институт. При этом расширяется клиентская база банка и появляется больше возможностей предоставления средств российским заемщикам.


В последние годы в рамках базового соглашения с АКА финансируются поставки медицинского оборудования для различных лечебных учреждений и закупки научных приборов для Российской академии наук. В 2004 году в рамках базового соглашения подписано 6 индивидуальных кредитных соглашений на общую сумму 68,7 миллиона евро. По состоянию на 1 января 2005 года погашено 5,8 миллиарда евро основного долга и 1,8 миллиарда евро комиссий и процентов. Задолженность перед немецкими кредиторами составляет 1,0 миллиарда евро.


В июле 2003 года Внешэкономбанком совместно с Росэксимбанком подписано соглашение с банком KfW, предполагающее кредитную поддержку экспортных и инвестиционных проектов, осуществляемых российскими предприятиями совместно с немецкими компаниями в третьих странах. Глава ВЭБа Владимир Дмитриев, выступая на открытии Ганноверской ярмарки, заявил: "Хочу подчеркнуть, что, учитывая статус Внешэкономбанка, немецкие партнеры предоставили нам кредит без суверенной гарантии правительства Российской Федерации.


Работа нашего банка будет включать в себя как традиционное участие в обслуживании внешнего долга Российской Федерации с целью повышения финансовой устойчивости государства и улучшения режима инвестиционной привлекательности страны, так и конкретную деятельность по развитию торгово-экономических отношений и привлечению инвестиций.


Причем от традиционного кредитования мы планируем начать переход к более высоким формам сотрудничества - кооперации и интеграции. Примером такого подхода может служить подписание Внешэкономбанком и его дочерней структурой - Росэксимбанком соглашения с KfW о взаимодействии в области поддержки совместных экспортных проектов в третьих странах. Это соглашение открывает широкие перспективы по реализации совместных проектов на рынках, где позиции российских производителей традиционно сильны".

Назад

Кредит доверия Внешэкономбанку

19 апреля 2005 года
#Публикации
Назад

Дата выпуска: 12.04.2005


Вчера в рамках рабочей поездки в Ганновер Президента РФ Владимира Путина Внешэкономбанк (ВЭБ) подписал два важнейших документа: соглашение о предоставлении кредитной линии с АКА Ausfuhrkredit-Gesellshaft m.b.H. и дополнение к базовому кредитному соглашению с Deutsche Bank AG о финансировании проектов в РФ. Учитывая статус ВЭБ и давнее сотрудничество с банком, немецкие партнеры предоставили кредит без суверенной правительственной гарантии. Финансирование проектов в рамках кредитной линии с АКА Ausfuhrkredit-Gesellschaft m.b.H. будет осуществляться под гарантии страхового общества "Гермес". Соглашение предусматривает финансирование проектов на выгодных условиях и отвечает долгосрочным интересам российских импортеров высокотехнологичной продукции и интересам немецких поставщиков. Дополнение к базовому соглашению с Deutsche Bank AG, подписанному в 2000 году, позволяет расширить его возможности. Теперь финансирование поставок оборудования и услуг будет осуществляться не только из Германии, но и из других стран Европы, где имеются филиалы банка. Страхование проектов будет осуществляться под гарантии национальных страховых агентств этих стран. "В рамках подписанных соглашений планируется осуществлять проекты в таких отраслях российской промышленности как авиастроение, судостроение, энергетика, телекоммуникации, производство машинотехнической продукции -- заявил председатель ВЭБ Владимир Дмитриев. -- Полученные средства будут стимулировать российские предприятия производить импортозамещающую продукцию. Основная цель-повысить технический уровень российской обрабатывающей промышленности. Реализация проектов по данным соглашениям внесет положительный вклад в развитие экономических отношений России со странами Евросоюза".

Назад

Командующий «богом» и "от бога"

6 апреля 2005 года
#Публикации
Назад

Вышел фотоальбом о маршале артиллерии Василии Казакове


Гальдер, Манштейн, Гудериан -- красочными мемуарами этих и похожих на них авторов пестрят сегодня книжные развалы столицы. Парадокс, но из военно-исторической литературы любознательный читатель с легкостью может купить воспоминания и размышления побежденных в Великой Отечественной войне, но никак не победителей. И это накануне 60-летия Победы. Но вот на днях эта странная традиция была нарушена. Сделал это Внешэкономбанк, профинансировав издание красочного фотоальбома, посвященного Герою Советского Союза маршалу артиллерии Василию Казакову.


Нет необходимости гадать, почему выбран именно этот военачальник, любой из маршалов и рядовых той войны достоин такого внимания. А Василий Иванович командовал артиллерией -- «богом войны» -- нескольких фронтов, участвовал в битве за Москву, в Сталинградском и Курском сражениях, освобождал Белоруссию, вел артподготовку перед Висло-Одерской и Берлинской операциями. Присутствовал при подписании представителями гитлеровской Германии акта о безоговорочной капитуляции.


Ни одна операция, разработанная Василием Казаковым, им потом не повторялась, он всегда избегал шаблона. И потери в таких операциях были минимальными. Ни до него, ни после в мире не было человека, который командовал бы таким колоссальным количеством артиллерии. Он был создателем и первым командующим совершенно нового крупного формирования -- противовоздушной обороны сухопутных войск. Существует она и сегодня. Маршал артиллерии Владимир Михалкин назвал Казакова выдающимся артиллеристом.


В Российском фонде культуры, где проходила презентация альбома, можно было увидеть известных военачальников, родственников известных маршалов и генералов Победы -- Жукова, Рокоссовского, Конева, Малиновского, Черняховского, Штеменко, Батова, Еременко. Дети и внуки некоторых из них работают в Фонде памяти полководцев Победы. Во многом благодаря их стараниям живет память о той великой войне. Что касается Василия Казакова, в Санкт-Петербурге есть улица его имени, на которой расположен кадетский корпус. Кадеты маршала помнят и чтят. Его имя скоро будет присвоено одному из факультетов Михайловской артиллерийской академии. Династия Казаковых продолжается. Во время презентации альбома представитель Фонда памяти полководцев Победы Наталья Конева, дочь прославленного маршала, вручила удостоверение члена фонда внуку маршала Василию Казакову-младшему.


Теплое предисловие к альбому написал Геннадий Ходырев -- губернатор Нижегородской области, откуда родом маршал. В издании есть несколько насыщенных фактами и любопытными деталями статей историков и ветеранов о маршале Казакове. Но самое интересное, как подметил на презентации председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев, это старые трогательные черно-белые фотографии, которые органично воссоздают атмосферу военных лет. Вот осунувшиеся, с ввалившимися щеками, лица генералов -- лето 1941-го. Василий Иванович с сыном Виктором, старшим лейтенантом, на фронте -- год 43-й. Фронтовое застолье, посвященное учреждению Дня артиллерии -- 19 ноября 1944 года, Польша. А вот советские военачальники в гражданском платье и с фотоаппаратом ходят с экскурсией по поверженному Берлину -- победный 1945 год.



Букет весенни цветов вдове маршала Казакова Светлане Павловне преподнёс глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев


Внешэкономбанк финансово поддерживает и другие мероприятия, посвященные юбилею Победы. А нынешней своей акцией, способствующей сохранению исторической памяти, ВЭБ подает хороший пример другим российским финансовым и коммерческим структурам.


Николай ПОРОСКОВ

Назад

В память о великом артиллеристе

6 апреля 2005 года
#Публикации
Назад

Книги об известных военачальниках второй мировой войны -- давно не редкость на полках книжных магазинов. Только странное дело -имена на обложках зачастую мелькают не наши: Гудериан, Манштейн, Паулюс... Читательский спрос, конечно, дело личное, но только не все можно определить коммерческой выгодой. Что и доказало событие, произошедшее в начале этой недели: в понедельник в российском фонде культуры состоялась презентация фотоальбома, посвященного Герою Советского Союза маршалу артиллерии Василию Казакову.


В торжестве по случаю выхода книги в свет приняли участие родные Василия Ивановича, его соратники, друзья семьи, действующие военачальники - маршал артиллерии Владимир Михалкин, генерал армии Михаил Моисеев, генерал-полковник Владимир Зарицкий, начальник ракетных войск и артиллерии Московского военного округа генерал-майор Николай Фролов.


В фотоальбом помещены около полутора сотен фотографий из семейного архива полководца, отражающих его жизненный путь, основные события войны, в которых он принимал участие: битва за Москву, Сталинградское и Курское сражения, освобождение Белоруссии, Висло-Одерская и Берлинская операции. Кроме того, издание содержит воспоминания и статьи о маршале его коллег, родственников и историков. Издание фотоальбома состоялось при содействии Внешэкономбанка. На торжестве по случаю представления издания Председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев сказал:
- Издание книги - это наш отклик на зов собственных сердец. О великих полководцах, их победах и поражениях написано много книг, снято много фильмов, но для нашего, послевоенного, поколения особенно важно и трогательно смотреть на обычные черно-белые фотографии, которые отражают обычную жизнь простого солдата, его труд, его победы, путь к вершинам воинских званий. На фотографиях вы видите, как шел по жизни вместе со страной артиллерист Василий Иванович Казаков.


Авторы и составители фотоальбома хотели сделать эту книгу такой, чтобы она была интересна не только ветеранам, но и молодому поколению. И, судя по всему, это удалось. Слово "память" для солдата святое слово. Теперь память о войне, нашедшая отражение в черно-белых иллюстрациях альбома, будет передаваться молодым поколениям артиллеристов.


Олег ВОЛКОВ

Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка В.А. Дмитриева радиостанции "Голос России"

21 марта 2005 года
#Публикации
Назад

Программа "Vis-a-vis с миром"

17 марта гость программы - Владимир Александрович Дмитриев, Председатель Внешэкономбанка

Ведущий - Армен Оганесян.


Оганесян: Добрый день. Гость программы «Визави с миром» сегодня Дмитриев Владимир Александрович - председатель Внешэкономбанка России. Очень приятно, нас вообще не часто банкиры посещают, может быть, это недостаток нашей программы. Считается, что банковский служащий, возглавляющий, тем более, банк - это человек кабинета. Он как бы не открыт миру. Но вот вы сегодня открыты миру, ну, дальше некуда. Можно традиционный вопрос: вы вообще любите выступать в СМИ?


Дмитриев: Я вынужден это делать и, честно признаюсь, все больше и больше мне это нравится, потому что банк наш специфический и не все и не всегда о нем в полной мере все знают. Поэтому для меня общение со средствами массовой информации - это возможность раскрыть глаза людям на то, что собой представляет Внешэкономбанк, чем он занимается, каковы его отношения с властью, с бизнесом, внутри банковского сообщества. И чем больше я общаюсь с прессой и другими представителями СМИ, тем больше я встречаю понимания, отсюда и растущий интерес и удовольствие от общения с журналистами.


Оганесян: Спасибо. Давайте сейчас, вы только что в буквальном смысле спустились с небес - прилетели из Украины после тех изменений, которые там произошли, расскажите немножко об этом визите, потому что не только россиянам, но и многим нашим слушателям из стран СНГ интересно ваше впечатление об Украине сегодня и о ваших переговорах, возможно.


Дмитриев: Во-первых, что меня порадовало, так это то, что в Украине в отличие от России уже настоящая весна. Там тепло, там капель, там тает снег, вообще, хорошее настроение.


Оганесян: Надеюсь, вы нам ее принесли.


Дмитриев: Хотелось бы. В Украину меня привела миссия, связанная с предстоящим визитом российского президента Владимира Владимировича Путина в эту страну и инициативой президентской администрации Виктора Андреевича Ющенко организовать встречу президента Украины с лидерами российского бизнеса. Я входил в число приглашенных. Нас было чуть более 20 человек: руководители или представители руководства крупнейших российских компаний и банков, которые отражают интересы крупного бизнеса, работающего в различных сферах - это металлургия, это и нефть, и нефтехимия, и газ, и автопром, и авиапром, и чисто инвестиционные компании, и банки, которые традиционно работают на этом рынке и тесно взаимодействуют с предприятиями, работающими в сфере российско-украинских торгово-экономических отношений. Да, я забыл еще отметить представителей наших информационно-технологических и компаний, работающих в сфере высоких технологий. Вот такой большой коллектив представителей российского бизнеса и банковского сообщества вчера общался, по сути, в течение почти трех часов с украинским президентом, с представителями его команды - членами правительства, членами президентской администрации, сотрудниками администрации президента. Наш диалог и по сути, и по тональности, и по атмосфере был очень конструктивный и теплый. И основное, что мы вынесли из этой встречи и из бесед, - это то, что в руководстве Украины большое значение придают отношениям с Россией. Россию там рассматривают как своего стратегического партнера. Отношения с нашей страной Украина ставит в приоритет своей внешней экономической политики по совершенно естественным причинам. Мы - соседи, мы - давние партнеры во всех отношениях. И не только экономика, но и культура, и личная жизнь, и иные сферы человеческих отношений - все это предопределяет то, что нам жить вместе и сотрудничать вместе. И вообще, все остальные отношения мы рассматриваем через призму наших двусторонних отношений, хотя в речи президента Украины звучала и другая мысль, состоящая в том, что Украина - суверенное государство и отношения с Россией также будут рассматриваться через призму других приоритетов в ее внешней политике, а это, прежде всего, сближение с Евросоюзом и путь на членство в Евросоюзе. Для нас, представителей бизнеса, важно было услышать из уст президента слова о том, что Украина привержена рыночной экономике. Украина старается, и это поставлено во главу, так сказать, ее политики с бизнесом, вести честные, открытые конструктивные отношения с бизнесом в стране. Это относится не только к национальному бизнесу, но и к представителям бизнессообщества из других стран. Украинское руководство нацелено на создание максимально комфортных и благоприятных условий для инвестиций в свою страну, для открытых и равных по возможностям отношений к инвестициям как для собственных инвесторов, так и для иностранных инвесторов, что никаких массовых кампаний по пересмотру процессов приватизации происходить не будет.


Оганесян: Три тысячи предприятий не будут приватизировать?


Дмитриев: Нам дали понять, что в ближайшие недели будет сформирован и представлен открытой общественности ограниченный список предприятий, конечно, речь не идет о тысячах предприятий, список предприятий, приватизация которых проходила при нарушении законодательства и несоблюдении иных норм.


Оганесян: То есть Ющенко остался верен себе. Он говорил - 30-40, Тимошенко говорила - 3 тысячи.


Дмитриев: Я думаю, что речь идет о цифрах, которые в большей степени соответствуют позициям президента. Это, конечно, успокоило и сняло в известной степени напряжение в отношениях российских бизнесменов к их ведению бизнеса в Украине.


Оганесян: Я думаю, не только российских, но и иностранных.


Дмитриев: Конечно, речь идет и о других иностранных инвесторах.


Оганесян: Кто же пугает такими заявлениями?


Дмитриев: Поскольку встреча происходила с нами, с представителями российского бизнеса и банковских кругов, конечно, для нас вопрос серьезный, и сомнения или опасения во многом были сняты.


Оганесян: Владимир Александрович, спасибо. Давайте для наших слушателей сделаем такой небольшой экскурс. Если можно, очень коротко ответьте на вопросы. «Какое место по величине активов ваш банк занимает в России? В каких странах есть филиалы Внешэкономбанка?» - Брайан Диксон из Канады.


Дмитриев: Наш банк в силу исторически сложившихся обстоятельств, которые привели к тому, что на балансе нашего банка учитываются и обязательства, и активы бывшего Советского Союза, большая их часть, вот в силу этих обстоятельств он является крупнейшим в Российской Федерации. Активы нашего банка примерно соответствуют активам всей российской банковской системы. Они составляют около 5 триллионов рублей. Но опять-таки подчеркиваю, речь идет о балансе, на котором учитываются унаследованные от Советского Союза и обязательства, и требования на другие страны или другие финансовые организации. Что касается наших собственных операций, то мы уверенно входим в «пятерку» крупнейших российских банков. При уставном капитале, который сформирован после принятия соответствующего Устава нашего банка (в 1988 году Устав был одобрен решением Совмина Советского Союза), в свое время составлявшем миллиард рублей, сейчас составляет, соответственно после деноминации, один миллион рублей. Но это не мешает нам развивать активно наши собственные операции и по собственному капиталу, по собственным средствам входить в «пятерку» крупнейших российских банков.


Оганесян: В каких странах есть филиалы - вторая часть вопроса?


Дмитриев: Наличие наших филиалов объясняется той спецификой деятельности, которую ведет Внешэкономбанк. Это банк внешней экономической деятельности, это банк, который занимается, прежде всего, обслуживанием централизованных внешнеэкономических операций и управлением государственным долгом. Наши представительства находятся в Соединенных Штатах Америки в Нью-Йорке, в Милане в Италии, два представительства мы имеем в Индии в Дели и в Мумбае. У нас представительство есть в Пекине, а также представительства в Венгрии в Будапеште и Южно-Африканской Республике.


Оганесян: Спасибо. Вот как раз давайте послушаем вопрос москвички.


Голос: Добрый день, Владимир Александрович. Меня зовут Инна Александровна. Я - экономист из Москвы. У меня к вам два вопроса. Сейчас в России очень много банков. Скажите, пожалуйста, в чем вы видите особенности и преимущества вашего банка именно для российских вкладчиков? Кроме того, я знаю, что в конце прошлого года вы входили в президентскую команду во время визита в Китай. Скажите, пожалуйста, как вы оцениваете то, что выбор пал именно на ваш банк и каковы для него в перспективе результаты этого визита? Благодарю за ответ.


Дмитриев: Спасибо за ваш вопрос, Инна Александровна. У нас в стране действительно множество банков. Их порядка 1200, если мне память не изменяет. Среди них весомая доля по активам и по собственным средствам принадлежит государственным банкам. Мы являемся одним из таких банков, причем единственным, на все сто процентов принадлежащим государству. Преимущества нашего банка для вкладчиков? Да, по сути дела, нет у нас преимуществ для вкладчиков только по одной простой причине, что мы не работаем на рынке розничных услуг.


Оганесян: С физическими лицами не работаете.


Дмитриев: Хотя, признаюсь честно, у нас много так называемых «спящих счетов». Это средства, унаследованные от Советского Союза, когда банк был единственным, собственно, уполномоченным на проведение валютных операций в нашей стране. Но этот бизнес мы не развиваем, как и, скажем, работу на ипотечном рынке, как работу с мелким и средним бизнесом, поскольку профиль нашего банка - это обслуживание внешнеэкономических операций, это привлечение инвестиций, это управление долгом, управление накопительной частью пенсионных средств и так далее. То есть это крупные и серьезные проекты в инфраструктурной сфере и в сфере поддержки отечественного экспорта. Что касается второй части вашего вопроса о вхождении меня в команду, сопровождавшую Владимира Владимировича Путина во время его прошлогоднего визита в Китай, наш банк был единственным, кто входил в группу, сопровождающую нашего президента. Но то, что наш банк был одним из немногих российских банков, представлявших интересы российского банковского сообщества, сопряжено с тем, что, во-первых, мы активно работаем на этом рынке, мы активно сопровождаем российско-китайское экономическое, торговое и научно-техническое сотрудничество. В ходе этого визита нам удалось подписать соглашение с китайской страховой компанией «Синашур», а также с Банком развития Китая. Это мы сделали вместе с Российским экспортно-импортным банком. Соглашение, которое предусматривает дальнейшее развитие межбанковского сотрудничества и, в частности, финансовую поддержку проектов российских и китайских компаний в третьих странах, что вписывается в нашу политику поддержки российского промышленного экспорта.


Оганесян: Спасибо. Вот вопрос от Карла Скоуна из Норвегии: «Какие сектора российской экономики предпочитают вкладывать свои активы в возглавляемый вами банк?» Вы сейчас сказали о внешнеэкономической деятельности, но все-таки понятие «внешнеэкономическая деятельность» очень широкое. Может, есть какие-то основные, вами предпочитаемые, я имею в виду ваш банк, конечно, направления, виды внешнеэкономической деятельности? Пожалуйста.


Дмитриев: Обращаясь к радиослушателю из Норвегии, я не могу не поприветствовать его, сказав: «Гуда, гуда», поскольку я работал в Швеции и норвежский язык, схожий со шведским, мне достаточно близок. Ответ свой я все-таки выдержу на русском. И говоря о направлениях нашего бизнеса или об активной политике нашего банка, хочу сказать, что, да, прежде всего, мы ориентированы на поддержку российского промышленного, не сырьевого экспорта. Мы, помимо всего прочего, занимаемся привлечением инвестиций в реальный сектор российской экономики. Опять-таки связаны с экспорто-ориентированными производствами или производствами, которые обеспечивают импортозамещения. Мы работаем с различными отраслями нашей промышленности. Хотя, говоря о сырьевом направлении нашего экспорта, я, тем не менее, не снимаю со счетов те операции, которые мы проводим с нашими нефтедобывающими компаниями по развитию их промышленного потенциала. Мы привлекаем инвестиции для модернизации нефтедобывающих предприятий, для нефтепрокачки, нефтепереработки и так далее. Но это лишь часть нашего бизнеса. В основном мы ориентированы на поддержку машиностроения, высоких технологий и, соответственно, привлечение инвестиций для развития этих секторов экономики.


Оганесян: Спасибо. Еще один вопрос, на этот раз из Великобритании. Джессика Кинг спрашивает. Кстати, это будет хорошей иллюстрацией к тому, что вы говорили до того, что ваш банк стопроцентно принадлежит государству. Вопрос от Джессики Кинг: «Каково соотношение между государственными и частными банками в России, и высока ли конкуренция между ними?»


Дмитриев: Как я отметил, число банков в России превышает 1200. Среди них банки с государственным участием занимают достаточно весомую роль. И без преувеличения можно сказать, что основные активы и собственные средства находятся в государственных банках, прежде всего, в таких лидирующих в банковском бизнесе организациях, как Сбербанк России, как Внешторгбанк, как Газпромбанк, Внешэкономбанк и ряд других банков, где государство либо прямым образом участвует в капитале, как, например, в нашем банке или во Внешторгбанке, где государство входит в состав акционеров с пакетом более 99 процентов. Либо есть банки, которые через государственные структуры являются государственными, как, например, Газпромбанк, акционером которого является компания с государственным участием «Газпром», и ряд других банков. Но правительство, во-первых, приняло решение на разгосударствление банковского сектора и постепенную приватизацию государственных банков. Это было подтверждено в прошлом году на заседании правительства. Речь шла не только о банках, где небольшая доля участия государства, но и о крупных государственных банках, таких, как Внешторгбанк, например. Бизнес, генерируемый государственными банками, естественно, подстегивает процессы консолидации и объединения других банков. В свое время в стране была дискуссия относительно того, чтобы как можно быстрее обеспечить приватизацию государственных банков, Но практика показала, что без таких мотивов и, скажем так, стимуляторов банковского бизнеса сложно подстегнуть другие банковские институты к объединению и консолидации их капиталов и к созданию серьезной конкурентной среды в банковском бизнесе. Но постепенно процессы идут и консолидации банков, и реализуется программа приватизации банков с государственным участием.


Оганесян: Соотношение частных банков и государственных, все-таки частных банков, наверное, больше? Я имею в виду долю.


Дмитриев: Что касается числа частных банков, то их доля, конечно, гораздо больше, чем государственных. Я примерно оцениваю число банков, где в той или иной степени или в тех или иных формах государство участвует в капитале, примерно порядка 100-150. Все остальное - это частные банки. Но еще раз подчеркиваю, по другим показателям банковского бизнеса, как активы банка, как капитал, конечно, государственные банки сильнее.


Оганесян: Я вообще с трудом себе представляю, как можно вот так легко приватизировать, например, ваш Внешэкономбанк, если он отвечает по долгам Советского Союза, с одной стороны, а с другой - держит активы тех задолженностей, которые в отношении России имеют другие страны. Поэтому здесь, конечно, не так просто. Я думаю, что ваш банк будет последним, который если будет, приватизирован.


Дмитриев: Действительно, в том решении правительства, о котором я упоминал, о заседании правительства, которое было посвящено стратегии развития банковской системы до 2008 года, оно состоялось в июне прошлого года, в программу входила не приватизация Внешэкономбанка. А программой предусмотрено приведение нашего банка в соответствие с нынешним банковским законодательством. Вот эта программа и задача перед нами стоит. Никто не ведет сейчас речи о том, что банк в ближайшее время должен быть приватизирован. Банк был и остается государственным банком, потому что практика и нашей собственной работы и опыт других стран говорят о том, что банки с государственным участием, выполняющие специализированные функции, в интересах государственной экономической и финансовой политики должны существовать.


Оганесян: Мы продолжим тему долгов. Во-первых, такой интересный вопрос. Нам, вообще, долги кто-нибудь возвращает, или мы их только гасим и прощаем? Есть ли процесс все-таки того, что наши должники нам что-то возвращают? И процесс как бы обратный, наших долгов. Если сравнить дебит и кредит, что больше, нам возвращают или мы должны? Если можно, расскажите о динамике выплат нам и наших выплат по долгам.


Дмитриев: В свое время соотношение примерно было одинаковое наших обязательств и требований России, ну, прежде всего, по кредитам бывшего Советского Союза к другим странам. В процессе переговоров в рамках Парижского клуба, где мы, наверно, - единственная страна, которая является и кредитором, и должником, мы присоединились к инициативам этого клуба. Они инициировались и в рамках Организации экономического сотрудничества и развития, и в рамках «большой восьмерки» и связаны с облегчением долгового бремени слаборазвитых стран, что привело к достаточно существенному списанию долга этих стран странам-членам, кредиторам Парижского клуба, в том числе и России. Это естественно, потому что их экономическое развитие, перспективы их экономического развития, условия, в которых предоставлялись эти кредиты, носившие часто политический характер, и не были связаны с экономическим, или стимулированием экономического развития страны, а обусловлены были политическими и геостратегическими интересами - поставки оружия и так далее. Все это ведущие страны мира, в том числе и Россия, понимают и понимали, и это привело к значительному списанию требований к этим странам. После реструктуризации, которая, естественно, учитывала текущее состояние экономик этих стран и перспективы развития этих экономик, был составлен соответствующий график, причем страны делились на отдельные категории, которые в большей или другие в меньшей степени освобождаются от этого долгового бремени. Так вот, я хочу подчеркнуть, что в конечном итоге мы пришли к ситуации, когда большинство стран-должников России достаточно исправно в установленные графики возвращают России свои долги.


Оганесян: Какие это страны, если их можно назвать?


Дмитриев: Речь идет об африканских странах, собственно, о тех странах, которые мы традиционно относили к категории «третий мир». Это платежи наличными либо иные схемы погашения, как, например, индийский долг, который гасится индийскими рупиями и, соответственно, на них закупаются индийские товары. То же самое относится и к Вьетнаму. Внешэкономбанк, будучи уполномоченным, организует тендеры по продаже заинтересованным российским компаниям этих долговых валют, и соответственно потом на них закупаются товары традиционного экспорта. Что касается задолженности России по долгам бывшего СССР, то, конечно, платежи в счет погашения этих долгов несопоставимы. Они гораздо больше, чем те средства, которые возвращаются нам, потому что тем самым мы, во-первых, выполняем графики этих платежей, во-вторых, сознательно стремимся к тому, чтобы долговая нагрузка на бюджет была меньше.


Оганесян: Владимир Александрович, на эту тему как раз российских долгов у нас два вопроса. Они похожи. Один, к нам пришел на автоответчик из США.


Голос: Здравствуйте. Я - Дэниэл Блэйн из Миннеаполиса. Господин Дмитриев, Россия активно, а иногда и досрочно погашает свои долги перед другими странами. А нужно ли это, по-вашему? Каков сегодня внешний долг России, и будет ли он выплачен в ближайшее время? Спасибо за ответ.


Оганесян: Другой вопрос, сходный, от Петра Ёвкова из Болгарии. Так что вы отвечаете сразу на два обращения.


Дмитриев: Спасибо за ваш вопрос. Долг России сейчас составляет порядка 115 миллиардов долларов. Это долг, состоящий из реструктуризированного долга бывшего СССР и новых долговых обязательств, которые взяла на себя уже Россия по новым заимствованиям после 92-го года. Последовательная политика правительства и Министерства финансов направлена на то, чтобы уменьшать долговую нагрузку на российский бюджет. Если раньше соотношение долга к валовому внутреннему продукту, внешнего долга к валовому внутреннему продукту составляло порядка 80, а то и больше процентов, то вот такая последовательная политика привела к тому, что сейчас долговая нагрузка на ВВП составляет порядка 30 процентов. Это, конечно, весьма комфортный для экономики показатель, и досрочное погашение долгов и реструктуризация долговых обязательств являются важным направлением в политике государства, направленной на повышение кредитного рейтинга Российской Федерации. Недавно был погашен долг Международному валютному фонду. Вы знаете, что сейчас ведутся переговоры с Парижским клубом по этому же вопросу.


Оганесян: Спасибо. Я вот хотел еще уточнить. Как раз у Петра Ёвкова есть такой вопрос: «А почему Россия взяла на себя долги СССР, а не распределила их равномерно между всеми странами бывшего СССР?» Кстати, этот вопрос нам задают и россияне, которые слушают нашу программу, и очень много аналогичных вопросов из стран СНГ и Балтии?


Дмитриев: Российское правительство в результате долгих переговоров со странами, входившими в свое время в Советский Союз, приняло на себя это стратегическое решение для того, чтобы, с одной стороны, обеспечить быстрое вхождение в международное экономическое сообщество, обеспечить вступление в Валютный фонд и Всемирный банк, потому что неопределенность с долгами препятствовала этому. Но, взяв на себя долги бывшего СССР, одновременно Россия взяла на себя и требование к другим странам, тем самым создав ситуацию, уравновешивающую в определенной степени этот вопрос. С другой стороны, российское правительство, предложив «нулевой вариант», когда страны СНГ не имеют требований к России по активам бывшего Советского Союза в обмен на то, что Россия берет на себя обязательства бывшего Советского Союза, отказываются и от притязаний на имущество бывшего СССР за рубежом. Так что это было стратегическое решение, связанное как с самой долговой тематикой, так и с быстрейшим, достойным вхождением России в международное экономическое сообщество.


Оганесян: Спасибо. Пожалуйста, еще вопрос.


Голос: Уважаемый Владимир Александрович, вас беспокоит пенсионер, ветеран труда из Москвы Евгений Даньшин. Это вопрос о пенсиях. Ваш банк, Внешэкономбанк, имел, видимо, и сейчас имеет к этому вопросу непосредственное отношение, являясь уполномоченным. Я, может быть, неточно излагаю свои мысли, но вы меня, надеюсь, правильно понимаете. Но сейчас даже речь не о роли вашего банка и так далее, а в принципе вы как экономист и человек, подготовленный в этой сфере, как вы видите решение проблемы пенсий, довольно редкое их повышение. А в принципе ведь у нас и пенсии, и зарплаты очень низкие по сравнению с развитыми странами. Недаром говорят, что западные пенсионеры разъезжают по белу свету, радуются жизни, а мы получаем, ну, 100 долларов в переводе на валютный язык, и едва сводим концы с концами. Что будет делать дальше наше государство? Ваше мнение, как вы считаете? Спасибо.


Дмитриев: Спасибо за ваш вопрос. Но, к сожалению, я не могу на него в полной мере ответить, потому что не отвечаю за пенсионную реформу в целом, и наш банк не имеет отношения к пенсионному обеспечению как таковому. У меня есть, конечно, своя гражданская позиция. Да, я разделяю ваше мнение о том, что наши пенсии пока еще невелики и уж, конечно, несопоставимы с пенсией американских пенсионеров. Но та политика, которую проводит правительство, связанная с пенсионной реформой, в которой как раз наш банк и принимает участие, направлена на то, чтобы будущие пенсионеры чувствовали себя гораздо увереннее и комфортнее. Что касается нашего банка, он принимает непосредственное участие в пенсионной реформе, составной частью и важной частью которой является инвестирование накопительной части пенсионных средств в долговые инструменты и инструменты фондового рынка. Мы как государственная управляющая компания аккумулировали такие средства в объеме порядка 95 миллиардов рублей. Это существенные объемы. У нас есть соответствующие договоренности и соответствующие соглашения с правительством, которые предопределяют тот спектр долговых инструментов, которые мы можем инвестировать в накопительную часть пенсионных средств. Доходность по этим бумагам достаточно высокая. Она, по сути дела, уже приближается к уровню инфляции, что обеспечивает сохранность пенсионных средств. Мы сейчас ведем речь о том, чтобы увеличить номенклатуру инструментов и выйти уже на инструменты фондового рынка для увеличения доходности и, соответственно, создания более комфортных условий для будущих пенсионеров. В любом случае и деятельность Внешэкономбанка, и деятельность частных управляющих компаний свидетельствует о том, что правительство с большой ответственностью и заинтересованно подходит к реализации пенсионной реформы и наделяет управляющие компании дополнительными полномочиями и создает условия для сохранения пенсионных накоплений.


Оганесян: Правильно ли я понял, Владимир Александрович, что в результате успешных инвестиционных операций банка, благодаря такой деятельности может вырасти и сумма премии. Это как понимать?


Дмитриев: Да, разумеется, это так. И именно с этим связана или на это нацелена деятельность управляющих компаний.


Оганесян: А сколько их вообще? Ну, вот вы - управляющая пенсионная компания.


Дмитриев: Мы являемся единственной государственной компанией, и мы управляем теми средствами, в отношении которых будущие пенсионеры не определились, не выбрали определенную управляющую компанию, которой можно было бы доверить их пенсионные накопления. Таких компаний несколько десятков. Они проходили отбор в результате специальных тендеров. Но вообще я хочу сказать, что пенсионная реформа, особенно в части, касающейся использования или инвестирования накопительной части пенсионных средств, только-только запущена. Мы лишь в прошлом году получили средства, накопленные за 2003 год. Поэтому только в прошлом году был дан старт этому направлению деятельности. Во всех крупных западных странах и зарубежных странах, прежде всего в странах с развитой экономикой, пенсионные фонды, компании, которые управляют пенсионными средствами, являются крупнейшими игроками инвестиционного рынка. Поэтому, запустив этот процесс, все-таки правительство рассчитывает на то, что в перспективе и государственные управляющие компании, и частные управляющие компании также станут активными участниками фондового рынка и рынка капиталов.


Оганесян: Спасибо. Пожалуйста, вопрос.


Голос: Добрый день. Меня зовут господин Делатр, я из Руана (Франция). Уважаемый господин Дмитриев, как вы оцениваете финансовые отношения между Россией и ЕС или странами, входящими в ЕС? Какие здесь проблемы? Каковы возможности из развития? Благодарю за ответ.


Дмитриев: Финансовые отношения между Россией и ЕС складываются весьма успешно. Я бы не стал отвечать на этот вопрос в той же обобщенной форме, в которой он выдержан. Финансовые отношения - это отношения между центральными банками, это отношения между банками, это отношения между корпоративными клиентами и банками, между российскими предприятиями и банками и институциональными инвесторами, то есть это широкий спектр отношений. На всех этих направлениях, во всех составляющих финансовых взаимоотношений России и ЕС мы видим поступательное движение. Мне кажется, для обеспечения дальнейшего развития этого, конечно, необходимо дальнейшее развитие российских финансовых банковских институтов, совершенствование законодательства для того, чтобы привлекательность России росла, чтобы инструменты фондового рынка были доступны для западных инвесторов, чтобы законодательство было понятно, открыто и однозначно в смысле применения его как для российских, так и для иностранных инвесторов. То есть весь спектр законотворческой деятельности, нормы творческой деятельности и нашего правительства, и нашего парламента должен быть задействован на самом деле для того, чтобы обеспечить привлекательность России в целом и финансовых российских институтов для взаимодействия с западноевропейскими партнерами, с партнерами из Евросоюза.


Оганесян: Тем не менее вот интересное послание от Эмиля Быского из Нидерландов. Недавно он прочитал статью в одной из своих нидерландских газет, посвященную российской экономике. В ней говорится о том, что «в России сокращают инвестиции в экономику, и если это правда, что предпринимает государство, чтобы изменить сложившуюся ситуацию?» Понятно, что этот вопрос шире, он относится не только к председателю банка, но тем не менее вы владеете, конечно, знаниями экономической ситуации в России. Пожалуйста. Насколько это правда?


Дмитриев: Я бы не стал соглашаться с такой постановкой вопроса. Инвестиции, прямые инвестиции, в частности, в российскую экономику растут. Растет озабоченность, а стало быть, и понимание государством необходимости усиливать роль государства в обеспечении инвестиционных процессов. Существует перечень федеральных целевых программ. Существует перечень отраслей, где государственное участие необходимо, так сказать, укреплять. Соответствующие цели и средства прописаны в федеральном бюджете. Но это лишь одна часть инвестиционного процесса и, может быть, не самая на нынешнем этапе существенная. Мы не должны забывать, что в рыночной экономике государство лишь должно создавать условия для обеспечения инвестиционных процессов. Инвестиции должны привлекаться и со стороны российского капитала, и со стороны западных инвесторов. Вот в этом смысле, мне думается, инвестиции растут, но, наверно, не всегда в те ключевые отрасли, которые бы обеспечивали структурные изменения и серьезный прорыв в экономике страны. Недостаточны инвестиции, я согласен с этим, в инновационные сферы, венчурный капитал недостаточно еще активен в России. Но, с другой стороны, растет инвестиционный процесс, который обеспечивается за счет собственных средств предприятий, таких крупных компаний, работающих в металлургическом секторе, в энергодобывающих отраслях, в нефтехимии. Растет участие российского банковского капитала в обеспечении инвестиционными средствами российских компаний. Недостаточно, но и в этом смысле последние действия Федеральной службы по финансовым рынкам однозначно демонстрируют стремление за счет совершенствования инструментов фондового рынка обеспечивать возможности для дополнительных инвестиций в реальный сектор российской экономики. То есть на этом пути совершенно очевидно большое число проблем, на этом пути много резервов. Но одновременно я достаточно оптимистически смотрю и на действия правительства, и на конкретные шаги, предпринимаемые российским бизнесом.


Оганесян: Спасибо. Ну, и последний вопрос, скорее, наверное, о благотворительной деятельности вашего банка. Ну, есть такие неформальные обязательства банков по отношению к обществу. Для вашего банка государственного, наверное, это тоже немаловажное направление. Вопрос Яна Минарека из Словакии, он как бы немножко заужает эту тему благотворительности, вы можете гораздо шире ответить. Он спрашивает, вкладывает ли Внешэкономбанк свои средства в науку или культуру России? Ну, а я бы от себя еще добавил: или еще куда-нибудь? Вот об этой части деятельности банка, пожалуйста.


Дмитриев: Спасибо. Вопрос интересный и важный, поскольку подход банка к своей банковской деятельности многогранен. Мы действительно неразрывно рассматриваем свою банковскую деятельность, непосредственную банковскую деятельность в тех сферах, которые я уже упомянул, с ролью или миссией банков, да и вообще российского капитала в тех сферах, где государственное участие пока еще не велико, а потребность в ресурсах неизмеримо больше. Это и традиционные сферы благотворительности унаследованные, так сказать, политика наша, унаследованная от российского купечества, от российских промышленников, меценатство, благотворительность в сфере культуры. Мы поддерживаем российские театры, такие, как мастерская Петра Фоменко, Театр Армена Джигарханяна. Мы являемся естественными, давними и надежными партнерами и друзьями Мариинки и Большого театра. Мы неизменно участвуем в качестве спонсоров Московского кинофестиваля. Это лишь часть того, что мы делаем на ниве благотворительности в сфере культуры. Мы активным образом помогаем детским больницам и программам оздоровления молодежи. Мы являемся спонсорами спортивных мероприятий и наших федераций. В основном мы ориентируемся на поддержку массового спорта. Мы финансируем программу развития российского волейбола, являясь генеральным спонсором Российского волейбольного союза. Поддерживаем наших баскетболистов. Спонсируем проведение Спартакиады «Лыжня России». В шахматных турнирах также принимаем участие в качестве спонсора. Что касается науки, наверно, недостаточно наше участие, но я, уже отвечая на один из вопросов, сказал, что в целом участие банков в поддержке науки в смысле реализации венчурных проектов невелико в силу больших рисков, а за счет спонсорских средств серьезные программы не поднять. Все-таки здесь мы уповаем в большей степени на возможности российского бюджета. Но, с другой стороны, мы являемся инициаторами выдачи стипендий одаренным студентам, которые профильно потом могли бы работать в банковской сфере и во Внешэкономбанке в частности. Это студенты МГИМО, это студенты Финансовой академии при правительстве Российской Федерации, Высшей школы экономики и ряда других учебных заведений. Вот таков спектр нашей внебанковской, но неотделимой на самом деле от нее деятельности, направленной на то, чтобы наше общество, наша страна, наши граждане не чувствовали себя в тех сферах, где еще недостаточно средств, ущемленными, ощущали заботу тех, кто в состоянии такую помощь оказать. Конечно, я, отвечая на этот вопрос, должен обязательно упомянуть о том, что мы не остались безучастными к жертвам Беслана. Мы выделили и централизованно, и в качестве индивидуальной помощи большой объем средств для адресной поддержки жертв этого террористического акта, не только осетинских граждан, но и бойцов российских спецслужб, которые сложили головы, защищая жертв террора.


Оганесян: Спасибо. Дмитриев Владимирович Александрович - председатель Внешэкономбанка - был гостем этого выпуска программы «Визави с миром». Вел программу Армен Оганесян. Я хочу вам пожелать успехов, и вам, и вашему банку, и на ниве поддержки внешней экономики России, и на благотворительной ниве. Многих вам успехов. Многая и благая лета вашему банку.


Дмитриев: Спасибо большое.


Программа "Vis-a-vis с миром", 17 марта 2005.

Назад

Основные стадии развития практики применения документарных аккредитивов (правовые аспекты)

5 октября 2004 года
#Публикации
Назад

"Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов" (далее - "УПО") представляют собой уникальный свод правил, разработанный и утвержденный Банковской комиссией Международной торговой палаты (МТП), и отражает обобщенную и сформулированную в виде правил международную практику расчетов в форме документарных аккредитивов.


УПО отличают следующие основные черты:




  • правила устанавливаются самими участниками расчетов, а не законодательными или регулирующими органами;


  • последовательные редакции правил отражают изменения,


  • происходящие в действующей практике проведения операций;


  • отдельные положения правил могут быть исключены или скорректированы условиями конкретного аккредитива;


  • правила пользуются всеобщим признанием в качестве основного инструмента регулирования отношений, возникающих в процессе совершения операций с документарными аккредитивами.

В своей содержательной части существующие законодательные акты (Конвенция ООН О независимых гарантиях и резервных аккредитивах, Статья 5 Унифицированного коммерческого кодекса США и т.п.), а также многочисленные судебные решения опираются на положения действующих УПО.


Для понимания системы УПО необходимо охарактеризовать основные стадии их развития как свода правил. Под "стадиями" в данном случае понимаются не последовательные отрезки эволюции, а принципиальные аспекты правил, подвергавшиеся изменению с течением времени.


Само по себе развитие УПО не было неизбежным, равно как не было обязательным и их последующее всеобщее признание. Тем не менее, они существуют уже более 70 лет и пересматриваются практически каждое десятилетие.


Не смотря на то, что многие могут не согласиться с тем, как именно стадии развития УПО выделены в данной статье, предлагаемый подход в целом обеспечивает понимание природы аккредитивной практики, процесса ее формирования и, что особенно важно, толкования.


Толкование имеет исключительное значение для практического применения УПО, т.к. способ их изложения лишен системности и требует знания многих базовых аспектов практики a priori. Именно по этой причине каждая новая редакция УПО сопровождается официальным комментарием, позволяющим обеспечить единообразное понимание и толкование правил участниками аккредитивных операций и защиту той или иной позиции в суде.


Знание практики, предшествовавшей УПО, также необходимо для понимания того, что являет собой понятие "разумная практика". Не всякая практика является разумной, и не любая разумная практика получает всеобщее признание.


УПО снискали всеобщее признание, поскольку они нейтральны, то есть их положения не создают преимуществ той или иной стороне в аккредитивной сделке, а обеспечивают им равную защиту интересов. Достичь этого удалось, главным образом, за счет инструктивного (рекомендательного) характера УПО.


По этой причине и покупатели, и продавцы, и банки готовы принимать положения УПО с минимальными оговорками. Возможность оговорок предусмотрена самими УПО, допускающими отмену или изменение действия тех или иных своих положений в отношении аккредитивов, оговаривающих частичное или видоизмененное подчинение УПО. Следование положениям УПО не является обязательным, оно носит договорный характер.


Некоторые из рассматриваемых стадий развития УПО непосредственно связаны с законодательством. По мере расширения сферы применения УПО такая взаимосвязь становилась все более неизбежной. УПО не являются законом, и их принудительное исполнение, или толкование в обязывающей форме, нуждается в "благословении" закона.


Своими корнями УПО уходят в период Первой мировой войны, когда лондонские клиринговые банки постепенно утрачивали свои позиции в качестве мировых финансовых арбитров. До этого времени господствовала практика ведения операций, которую клиринговые банки устанавливали с каждым из своих корреспондентов в отдельности, основывалась на неких собственных общих принципах, а не на общепринятом своде правил.


Примером такого "общего" принципа являлся принцип осмотрительности при проверке документов. При этом правила проверки не были четко определены, что не позволяло выяснить в каждом конкретном случае, была ли проявлена достаточная осмотрительность. Именно нежелание следовать своду письменных правил объясняло отказ британских банков от принятия УПО вплоть до 1962 года.


За пределами Британской империи - в Европе и США - правила появились как следствие децентрализации международных операций после Первой мировой войны. Наиболее известными стали правила, принятые в 1919 году предшественником находящейся в США Международной ассоциации финансовых услуг. Эти правила впоследствии неоднократно пересматривались и именно они послужили основой первой редакции УПО, принятой МТП в 1933 году по настоятельной просьбе американских банков. Впервые УПО были пересмотрены в 1951 году, однако в то время существенных изменений они не претерпели.


В угоду британским банкам в 1962 году был предпринят более обстоятельный пересмотр правил. Работу по объединению британской практики и практики, сложившейся в остальном западном мире, возглавил представитель Великобритании в Банковской комиссии МТП, Бернар Вебл (Bernard Weble). В процессе этой работы он стал председателем самой Банковской комиссии и оказал впоследствии значительное влияние на редакции правил 1974 и 1983 годов.


С целью приобщения социалистических стран к использованию УПО, МТП заручалась одобрением текста УПО, начиная с редакции 1974 года, Комиссией ООН по праву международной торговли. Последний самый значительный пересмотр УПО, открывший "пост-Вебловский" этап развития правил, был осуществлен в 1993 году.


Редакции 1974 и 1993 годов в основном отражали изменения в области транспорта и связи и перераспределение прав и обязанностей участников аккредитивной операции.


До тех пор, пока аккредитивы применяются в международных расчетах, правила проведения операций с ними будут оставаться предметом периодического пересмотра, о чем свидетельствует начатая недавно разработка очередной редакции УПО.


Десять важных стадий

Стадия 1. Определение перечня документов, против которых должен осуществляться платеж.

Одно из основных положений УПО сформулировано в статье 5(b) УПО 500 и предусматривает, что в условиях аккредитива и любых изменениях его условий должны четко перечисляться документы, против которых должен быть осуществлен платеж, акцепт или негоциация. Сегодня это положение представляется настолько очевидным, что на него зачастую просто не обращают внимания, чего нельзя сказать о первых двух редакциях УПО, предоставлявших банкам право действовать по своему усмотрению.


Банк-эмитент мог решать, какие документы необходимы для подтверждения совершения операции независимо от их упоминания в аккредитиве. Такой подход, несомненно, давал банку значительную свободу в принятии решения о том, соответствуют ли представленные документы намерению сторон по завершению сделки, и обеспечивал защиту интересов банка. Первые редакции УПО не обеспечивали защиту интересов бенефициара и позволяли банкам, особенно при необходимости, защитить себя от неплатежеспособности приказодателя, применяя эти правила достаточно произвольно.


Начиная с редакции 1962 года, ситуация коренным образом изменилась. Отказываясь от представленных документов, банк должен был обосновать свои действия наличием конкретных расхождений документов с требованиями, предъявляемым к ним условиями аккредитива. Этот принцип в дальнейшем развивался и совершенствовался и обеспечил бенефициарам уверенность в том, что условия аккредитива в сочетании с положениями УПО и Международной стандартной банковской практики (МСБП - Методическое руководство "Международная стандартная банковская практика" было одобрено Банковской комиссией МТП в 2002 и регламентирует действия банков при приеме, проверке и отказе от документов.) обеспечат исчерпывающий перечень требований к документам, которые им необходимо соблюсти для безусловного получения платежа.


В редакции УПО 1993 года этот принцип был дополнен положением статьи 13(с), которая устанавливала, что "недокументарные условия", т.е. условия аккредитива, не определяющие документ, свидетельствующий об их выполнении, должны игнорироваться. Тем самым был подчеркнут документарный характер аккредитивного обязательства, а значит, любое недокументарное условие аккредитива перестало влиять на право бенефициара на получение платежа.


Результатом этих изменений стало повышение "репутации" аккредитивов, подчиненных УПО, как надежного платежного средства, что очень необходимо для такого популярного инструмента международных расчетов.

Стадия 2. Бортовые коносаменты.

Возможно, важнейшим правилом первых УПО было правило, определявшее содержание документа, который представлялся в случае, когда условиями аккредитива предусматривалось представление морского коносамента.


До начала Первой мировой войны при включении коносамента в список требуемых по условиям аккредитива документов подразумевалось, что этот документ будет свидетельствовать о погрузке товара на борт судна. Но уже в ходе войны в результате высокого спроса на перевозки по Северной Атлантике, нормой стали коносаменты, подтверждавшие только принятие товара для последующей погрузки и перевозки. В силу исключительной потребности в военных грузах возражений против предоставления таких коносаментов не возникало. В конце войны необходимость в заранее заказанных товарах отпала, и покупатели и их агенты стали искать способы уклониться от выполнения своих обязательств по оплате такого товара.


В этот период приказодатели стали отказывать банкам в возмещении сумм, уплаченных против коносаментов, подтверждавших принятие груза только к погрузке.


Несмотря на то, что сами банки не имели принципиальных возражений против представления того или иного типа коносамента, они не желали находиться в центре спора между покупателями и продавцами. Торговое сообщество не могло или не желало урегулировать этот вопрос, и это сделали банки, вернувшись к прежней практике, когда условие предоставления коносамента означало необходимость представления именно бортового коносамента.


Со временем УПО стали сводом как норм-дефиниций (например, в отношении термина "приблизительно"), так и норм-требований к документам (например, в отношении счета-фактуры). Эта нормативная функция УПО по сей день остается одной из их наиболее важных характеристик.

Стадия 3. Отзывные аккредитивы.

Не все аккредитивы являются безотзывными; отзывные аккредитивы пока еще существуют, хотя используются достаточно редко. Такие аккредитивы могут быть отозваны у бенефициаров даже после представления документов, и в случае неплатежеспособности приказодателя не имеют ценности как обеспечение платежа. В основном они используются в ситуациях, когда аккредитив необходим, например, по причинам валютного контроля, когда платежеспособность приказодателя не имеет принципиального значения (например, в отношениях между головной и дочерней компаниями). Очевидно, что отзывные кредиты гораздо дешевле безотзывных.


До 1993 года УПО содержали правило, по которому при отсутствии в аккредитиве указания на то, является ли он отзывным или безотзывным, аккредитив должен был считаться отзывным. (Это правило стало законодательной нормой ГК РФ и пока не претерпело изменений, несмотря на изменение международной нормы.)


Это правило нельзя было назвать справедливым или разумным, т.к. бремя контроля за возможными последствиями возлагалось на сторону, в наименьшей степени осознающую важность этого условия. В то время как банки были прекрасно осведомлены о сути данного различия, многие бенефициары полагали, что все аккредитивы одинаково безопасны и надежны, и не догадывались, что слово "безотзывный" должно фигурировать в тексте аккредитива. В результате правило стало "западней" для неосторожных бенефициаров.


Такое правило было нецелесообразным, и его применение, в отличие от большинства правил УПО, встречало противодействие со стороны судов. При отсутствии альтернативы решения по аккредитивам, подчинявшимся УПО, выносились с учетом этого правила, вместе с тем суды начали искать в его формулировке возможность каких-либо исключений и выносили решения, опираясь на существовавшую практику расчетов. В частности, суды искали в аккредитиве косвенные признаки того, что он выставлялся как безотзывный. К счастью, такая необходимость возникала нечасто.


Основной причиной сопротивления банков изменению презумпции отзывности на обратную было желание сохранить возможность - в случае ошибки в виде открытия по умолчанию отзывного аккредитива вместо безотзывного - легко исправить свою ошибку: исправление ошибки, допущенной при открытии безотзывного аккредитива, не позволяло легко ее исправить. Такое объяснение не было убедительным, т.к. не бенефициар, а именно банк, обладая всей полнотой специальных знаний, должен нести риск совершения такого рода ошибки.


При пересмотре УПО в 1993 году банковское сообщество пришло к решению заменить прежнее правило тем, которое теперь сформулировано в статье 6(с) УПО 500, и устранить, таким образом, одно из немногих положений УПО, которые можно было бы критиковать за одностороннюю защиту банковских интересов.

Стадия 4. Транспортные документы.

Транспортные документы всегда были "сердцем" аккредитивов, подчиненных УПО. Банки и приказодатели рассматривают их не только как подтверждение того, что заказанные товары находятся в пути, но и как средство обеспечения получения платежа или возврата товара. По этой причине транспортные документы имеют особое значение, и в большинстве редакций УПО им уделяется значительное внимание.


Положения УПО 500, касающиеся транспортных документов, содержатся в статьях с 23 по 33. Примечательна эволюция УПО от ситуации, когда основным транспортным документом был бортовой морской коносамент, до появления положений, касающихся таких видов транспорта (авиация и курьерская связь), о которых в период написания первых УПО никто даже не задумывался. В действующей редакции УПО нашли свое отражение такие новинки в сфере транспорта, как лихтерные и контейнерные перевозки.


Не все изменения были одинаково удачными. Например, включение статьи 24 о необоротной морской накладной предлагало схему перевода бумажных коносаментов в электронную форму, но она так и не нашла своего признания.


Помимо диверсификации видов транспортировки сами положения, касающиеся транспортных документов, стали более точными и четкими в отношении необходимых реквизитов, признаков приемлемых подписей, обязательной для указания информации, допустимости оговорок о перегрузке.


Эти изменения отражают тенденцию УПО к большей точности и четкости.

Стадия 5. Лишение права на заявление о несоответствии документов условиям аккредитива.

Статья 14(е) УПО 500 предусматривает, что банк, не предоставивший перечень расхождений, на основании которых он отказывается от оплаты документов, или не направивший своевременное и действительное извещение об отказе, лишается возможности утверждать, что представленные документы не соответствовали условиям аккредитива. В редакциях 1933, 1951 и 1962 года, т.е. до редакции 1974 года, которая очень близка к действующему в настоящее время тексту, это правило не было четко сформулировано.


Корректировка этого правила отражает существенное усовершенствование аккредитивной практики в целом и УПО, в частности.


Во-первых, нынешняя формулировка - это пример процедурного положения, предоставляющего возможность судебной защиты. С ним УПО выходят за рамки свода дефиниций, образуя систему правил, регулирующих поведение сторон аналогично законодательству. Во-вторых, это правило возлагает ответственность за уведомление именно на банки, т.е. на тех, кто контролировал процесс формирования УПО. Как таковое, оно отражает идеальный процесс нормотворчества, ведущего к созданию правила, обеспечивающего целостность системы, для которой оно предназначено. В-третьих, оно гарантирует бенефициару получение своевременного уведомления о любых заявленных расхождениях и возможность использовать его в последующих отношениях с банком в связи с соответствующим представлением документов.


Интересно отметить, что положение, устанавливающее детальные требования к содержанию извещения об отказе и срокам его отправления, "выросло" из положения, устанавливавшего, что банкам "следовало бы" делать, и подразумевавшего, что документы находятся в распоряжении лица их представившего.

Стадия 6. Время для проверки документов.

Что касается времени для проверки документов и направления уведомления, то правила изменялись: от неограниченного времени до "разумного" срока и, наконец, до семи банковских дней, установленных статьями 13 и 14 УПО 500. Эти изменения отражают "взросление" международного банковского сообщества и его стремление принять на себя обязательства в отношении сроков совершения расчетов по аккредитиву.


В нынешнем варианте данную норму нельзя считать достаточной: не установлен минимальный срок, которым располагает банк для проверки документов, то есть при рассмотрении спора в суде банку необходимо доказать, что время, затраченное им на проверку документов, даже если оно не превысило семь дней, было "разумным". Даже если документы были рассмотрены в разумное время, действующая формулировка не позволяет установить, было ли своевременно направлено уведомление об отказе. Более того, в соответствии с этим правилом в том виде, в каком оно изложено сейчас, устное заявление об отказе не является приемлемым (действительным). В результате данное правило теряет смысл и демонстрирует необходимость его толкования с учетом практики и традиций, которые и должны были быть отражены в нем.

Стадия 7. Отказ от прав, связанных с расхождениями.

Практика отказа от прав, связанных с расхождениями - это сфера, в которой УПО находятся в еще более незавершенном состоянии. Существуют два случая, когда отказ от прав, связанных с расхождениями уместен. В первом случае эмитент, устанавливая, что представленные документы содержат расхождения, запрашивает приказодателя, не согласится ли он принять документы в том виде, как они представлены. Во втором случае банк направляет уведомление об отказе, а бенефициар просит его запросить приказодателя на предмет отказа от прав, связанных с расхождениями.


В статье 14(с) УПО 500 рассматривают лишь первую ситуацию, но даже для нее действующим правилом регулируются не все возможные варианты развития событий. В результате этого в действующей практике возникли различные подходы к решению этой проблемы.


Действуя из опасения пропустить крайний срок направления уведомления об отказе и не имея уверенности в своем праве на весь семидневный срок, многие банки, инициируя получение согласия приказодателя на принятие документов с расхождениями, направляют формальное уведомление об отказе от оплаты, оговаривая свое право обратиться к приказодателю с целью получения отказа от расхождений.


Проблема при таком подходе заключается в том, что это является отступлением от системы УПО и создает либо риск непредъявления надлежащего уведомления об отказе, либо риск нарушения или ненадлежащего осуществления права владения документами в случае, если бенефициар потребует возврата документов после того, как они были переданы приказодателю в обмен на его отказ от расхождений. В случае роста цены на товар или нарушения приказодателем обязательств, вытекающих из торговой сделки, получение товара на основе выданных ему документов может привести к возникновению финансовой ответственности банка.


Существует несколько вариантов решения этой проблемы до пересмотра УПО, но ни один из них не является абсолютно удовлетворительным. Нет также уверенности в том, что пересмотр УПО поможет полностью решить эту проблему.


Что касается обращений о получении отказа от расхождений по инициативе бенефициара, то они оставляют открытым вопрос, является ли последующий процесс по своей сути инкассо или остается в рамках аккредитивной практики. Большинство специалистов полагает, что этот процесс остается в рамках аккредитива, и бенефициар сохраняет право ссылаться на положения УПО для защиты своей позиции.


Сказанное выше демонстрирует несовершенство нынешних УПО и сложности в решении некоторых проблем путем принятия или изменения правил.

Стадия 8. Предварительное извещение.

Статья 11(с) УПО 500 содержит завуалированную ссылку на возможность направления предварительного извещения о готовности выставить аккредитив, предусматривая, что банк, направивший предварительное извещение, безотзывно обязан выставить аккредитив на условиях, не противоречащих предварительному извещению. Предварительное извещение служит исключительно удовлетворению коммерческих потребностей: оно подтверждает бенефициару непосредственно перед заключением контракта готовность банка выставить аккредитив на соответствующих условиях.


Данное положение появилось в период пересмотра правил как следствие существовавшей тогда специфической практики, когда по просьбе приказодателя банки направляли бенефициару предварительное извещение, а затем в зависимости от изменения цены товара в ту или иную сторону выставляли аккредитив или направляли сообщение бенефициару, считать предыдущее сообщение недействительным.


Такая практика не только создавала условия для потенциального мошенничества в отношениях между продавцом и покупателем, но и подрывала доверие к аккредитивам в целом. В результате в редакции УПО 1993 года была заменена формулировка предыдущей редакции, и появился новый тип обязательства - "предварительное извещение".


Таким образом, был положен конец данному виду злоупотреблений, таким образом, УПО, помимо прочего, являются инструментом пресечения злоупотреблений в практике работы с аккредитивами.

Стадия 9. Оригиналы документов.

Изменение трактовки понятия "оригинал" в УПО - это сложная история, которая иллюстрирует сразу несколько аспектов правил. УПО 500 содержат три основных положения об оригиналах.


В соответствии с правилами бенефициар должен представить оригиналы транспортных документов, т.е. документы, которые, в том виде, в котором они представлены, выглядят оригиналами с точки зрения банка. Пытаясь избежать бессмысленных последствий такой формулировки, суды по-разному истолковывали смысл этого текста.


Причина заключается в том, что статья 20(b) была сформулирована неудачно. Сама Банковская комиссия МТП также приняла ряд решений, которые способствовали усилению путаницы. В результате банки стали предусматривать в условиях аккредитивов, что все представляемые документы должны иметь штамп "Оригинал".


Напряжение возрастало в течение ряда лет. Наконец, Банковская комиссия МТП издала документ, которым детально описывала практику определения оригинальности документов. Это описание проясняло, что банки не располагают информацией о том, как изготавливался документ, и могут определить является ли документ оригиналом только по его внешнему виду. Документ, который не выглядит явно как копия и содержит подпись, исполненную жидкими чернилами, считается оригиналом. Статья 20(b) стала рассматриваться как перечень дополнительных способов установления оригинальности.


Появление упомянутого документа МТП упростило практику работы, но специалисты ожидают, конечно, уточнений при пересмотре УПО 500.


Сказанное выше иллюстрирует необходимость четких и ясных формулировок при описании практики.

Стадия 10. Аккредитивы стенд-бай.

Аккредитивы стенд-бай впервые появились в США после Второй мировой войны как результат стремления банков Нью-Йорка использовать аккредитивы в случаях, не связанных с поставкой товаров. Их появление совпало с рождением независимой банковской гарантии в Европе. В силу ряда причин простое превращение зависимой гарантии в независимую было недоступно банкам США, т.к. законодательство не давало им права выдавать гарантии.


Возникший финансовый инструмент, без сомнения, стал разновидностью аккредитива, что позволило избежать трудностей, связанных с дифференциацией зависимых и независимых гарантий, возникших в других странах.


Этот факт вызвал противодействие со стороны европейских банкиров, которые склонялись к проведению различия, между независимыми гарантиями и коммерческими аккредитивами. Некоторые из них даже считали, что аккредитивы стенд-бай не должны подчиняться УПО, т.к. УПО не содержали упоминания о них. Несмотря на слабость такого аргумента (УПО не являются законом, который мог бы устанавливать перечень регулируемых им обязательств) он затрагивал интересы банков США, которые добились включения в редакцию УПО 1983 года специального упоминания аккредитивов стенд-бай.


Это было сделано двумя способами. В первых двух статьях, определяющих сферу применения УПО, появилось прямое указание на аккредитивы стенд-бай как составную часть понятия документарных аккредитивов. Одновременно в текст УПО были включены специальные ссылки на документы, которые предназначались для применения в практике аккредитивов стенд-бай.


Оба способа "увязать" УПО с аккредитивами стенд-бай по различным причинам проблематичны. Упоминание аккредитивов стенд-бай в разделе, касающемся сферы применения УПО в целом допустимо, но усиливает двусмысленность термина "документарные" [аккредитивы], используемого большинством европейцев в отношении аккредитивов, связанных с торговлей товарами. Согласно УПО термин "документарный" включает в себя оба понятия, хотя традиционно он активно используется в узком смысле для обозначения исключительно коммерческих аккредитивов.


Вторая проблема более серьезна. В некоторых случаях в УПО 500 применяется термин "использование" ("drawing"), чтобы сделать их применимыми к аккредитивам стенд-бай. Так, например, статья 41 УПО 500, относящаяся к использованию аккредитивов по частям, т.е. одновременно и к частичным отгрузкам, и к использованию, предусматривает прекращение действия аккредитива в случае нарушения определенных аккредитивом отрезков времени. Это правило справедливо в отношении коммерческих аккредитивов, но лишено смысла для аккредитивов стенд-бай, так как, по существу, делает невозможным достижение цели, ради которой открывается аккредитив стенд-бай.


В условиях несоответствия ряда положений УПО практике аккредитивов стенд-бай, использование УПО стало для аккредитивов стенд-бай своего рода ловушкой и привело к появлению в них сложных формулировок, необходимых для корректировки правил.


Несмотря на очевидное наличие проблем, пересмотр УПО 1993 года не затронул их.


Такое положение дел, в конце концов, привело к созданию в 1998 году специальных правил для аккредитивов стенд-бай, которые называются "Международная практика для аккредитивов стенд-бай" (International Stand-by Practices 1998) или ISP98. Эти правила широко применяются в практике аккредитивов стенд-бай. Однако остается большое количество аккредитивов стенд-бай, подчиняемых эмитентами УПО 500.


Открытым остается вопрос о том, какие ссылки на них останутся в следующей редакции УПО, если они вообще останутся.


Заключение


Приведенные примеры дают достаточное представление о 75-летней эволюции УПО, которая привела УПО и отражаемую ими практику к нынешнему состоянию. Совершенно очевидно, что УПО не являются чем-то неизменным, а также не обязательно оптимальным решением проблем или формулированием подходов к их решению.


Вместе с тем, УПО - это выдающийся рабочий продукт, создавший аккредитиву репутацию надежного средства платежа. Стремление укрепить репутацию аккредитива было поддержано всеми участниками аккредитивного процесса, включая суды, в особенности в вопросах, где указанная цель была реально достигнута. В тех же случаях, когда положения УПО неэффективны, или становятся способом оправдать отказ в платеже, или уводят бенефициаров в технические дебри, поддержка этих правил быстро ослабевает.


В свете изложенного, любое изменение УПО столкнется с определенными проблемами. Перестараешься, и продукт не получит поддержки. Сделаешь слишком мало, и практика возьмет верх над правилами. Настоящим вызовом, брошенным аккредитиву, стало снижение доли аккредитивов в объеме расчетных операций коммерческих структур в пользу других форм платежа и кредита. Если пересмотр УПО 500 усугубит эту проблему, упадок этого инструмента только ускорится. Если же пересмотр будет эффективным, то, вероятно, аккредитив будет и дальше активно использоваться в международных расчетах.

Источник

Банковское право, номер 3, 2004 год

Авторы

А.В. Зеленов, Директор Департамента финансовых институтов Внешэкономбанка, Вице-председатель Банковской Комиссии Международной торговой палаты
Проф. Джеймс Бёрн (James E. Byrne), Директор Института международного банковского права и практики, США

Назад