Актуально рейтингование или установление приоритетности проектов

26 декабря 2008 года
#Публикации
Назад
Зампред ВЭБ Анатолий Балло
Газета, № 247
26 декабря 2008 г.

 

http://www.gzt.ru/business/2008/12/25/223019.html" target=_blank>Зампред ВЭБ Анатолий Балло в интервью "Газете"


ВЭБ одновременно является и крупнейшим институтом развития, и ведущим инструментом поддержки реального сектора в условиях кризиса. И острота кризиса не снимает с банка крупных инвестиционных и инновационных проектов. О том, как банку удается решать расширяющийся круг задач, заместитель председателя Внешэкономбанка Анатолий Балло рассказал редактору отдела экономической политики Константину Смирнову.



- В условиях финансового кризиса активное привлечение Внешэкономбанка к реализации мер по поддержке финансовой системы России не может не сказаться на деятельности банка как института развития. Как вы оцениваете результаты деятельности ВЭБа?



- Мне трудно объективно оценить результаты нашей работы. Внешэкономбанк еще до его преобразования в Банк развития уделял значительное внимание поддержке инвестиционных проектов, направленных на развитие важнейших секторов российской экономики. В статусе института развития, надеюсь, нам удалось зарекомендовать себя эффективным инструментом финансовой поддержки проектов, приоритетных для экономики.







Экономист, банкир, инвестор


Балло Анатолий Борисович родился 18 апреля 1961 года в Москве. В 1983 году окончил Московский финансовый институт по специальности "международные экономические отношения". В 1983--1991 годах - экономист, научный сотрудник ВНИИ научно-технической информации и экономики промышленности строительных материалов Минстройматериалов СССР. В 1991--1992 годах - ведущий эксперт Госбанка СССР.
В 1992 году - главный экономист Центрального банка России. В 1992--2000 годах - ведущий эксперт, менеджер, ответственный секретарь правления, исполнительный директор, финансовый директор АКБ "Российский банк проектного финансирования" (с 2000 года - Банк кредитования малого бизнеса).
В 2000--2002 годах - консультант Внешэкономбанка СССР.
В 2002--2005 годах - заместитель начальника управления ОАО "Банк внешней торговли".
В 2005--2007 годах - директор департамента, директор дирекции Внешэкономбанка СССР.
С 2007 года - член правления государственной корпорации "Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)", заместитель председателя Внешэкономбанка.


Кредитный портфель Внешэкономбанка в рамках реализации положений Федерального закона «О банке развития» составил около 255 млрд рублей, свыше 80% - среднесрочные и долгосрочные кредиты (преимущественно долгосрочные - более трех лет). Если бы не кризис, мы бы не только вышли на планируемый показатель кредитного портфеля на 1 января 2009 года в 270 млрд рублей, но и с лихвой превысили бы данную цифру.


За полтора года с момента создания Банка развития более 70 инвестиционных проектов общей стоимостью около 750 млрд рублей с долей участия банка в размере, превышающем 400 млрд рублей, прошли экспертизу и получили одобрение Внешэкономбанка на предоставление финансирования. Большую часть этих проектов составляют инвестпроекты, направленные на развитие инноваций и инфраструктуры (свыше 80%). Среди них: проект ОАО «Терминал» по строительству аэровокзального комплекса «Шереметьево-3», проект ОАО РЖД по развитию инфраструктуры транспортного направления Кузбасс - Дальневосточный транспортный узел, проект ОАО «Корпорация развития Калужской области» по развитию инфраструктуры индустриальных парков: формирование кластера производства автомобилей и автокомпонентов. С участием Внешэкономбанка реализуются инвестиционные программы ОАО «Интер РАО ЕЭС» и ОАО «Объединенная авиастроительная компания».


С нашей поддержкой ОАО «Ангстрем-Т» реализует создание первого в России производства субмикронных полупроводниковых компонентов, ОАО «Вертолеты России» приступило к созданию и организации серийного производства вертолета Ка-226Т.



- Как вы ищете новые проекты


Мы не клиентский, а проектный банк, мы не ищем клиентов на рынке. Опыт показывает, что заинтересованные в реализации проектов компании обращаются за поддержкой к региональным властям, в профильные министерства. Мы работаем с регионами, особенно там, где созданы региональные институты развития, призванные генерировать проекты и передавать нам на рассмотрение самые интересные и проработанные. Если администрация региона заинтересована в проекте, вкладывает средства в его подготовку, то все происходит быстро и эффективно. Лучший пример - Калужская область.




- Назовите самые интересные из недавно утвержденных банком проектов, которые пока не очень широко известны.


Мне кажется показательным проект строительства комплекса «Роза Хутор». В рамках его реализации в районе Красной Поляны будет создан крупный спортивно-туристический комплекс, который станет одним из центральных объектов зимней Олимпиады 2014 года. Создание и эксплуатация горнолыжного курорта будут реализованы на принципах государственно-частного партнерства в рамках программы строительства олимпийских объектов и развития Сочи как горноклиматического курорта. Общая стоимость проекта -- около 38,5 млрд рублей. Внешэкономбанк намерен предоставить кредитные средства в рамках установленного лимита в размере 21 млрд рублей сроком на 15 лет, оставшийся объем инвестиций профинансирует частный инвестор.



Другой интересный проект - создание газохимического производства в Татарстане. В середине октября в Менделеевске президент Татарстана Минтимер Шаймиев и председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев заложили капсулу в фундамент уникального для России интегрированного комплекса по производству минеральных удобрений стоимостью $1,5 млрд. Завод планируется построить за 36 месяцев и запустить в эксплуатацию в первом квартале 2012 года. Период окупаемости - 6--7 лет. Комплекс станет первым в России и СНГ современным производством по выпуску аммиака за последние 25 лет. Завод характеризуется отсутствием выбросов углекислого газа и его полным использованием при выпуске карбамида и метанола. Подрядчиком по строительству выбрана японская компания Mitsubishi Heavy Industries, координатором проекта - также японская Sojitz Corporation. Инвесторами проекта выступают правительство Татарстана в лице Инвестиционно-венчурного фонда и Внешэкономбанк. Предполагается, что заемное финансирование по проекту составит $870 млн, которые в условиях кризиса будут полностью рефинансированы синдикатом японских банков.



- Расскажите о новых антикризисных функциях Внешэкономбанка. Насколько банк оказался готов к решению этой задачи?


Еще несколько месяцев назад мы не думали о возникновении у нас иных функций, чем финансирование крупных инвестиционных проектов. Однако правительство отвело нам активную, если не сказать ключевую, роль в деле стабилизации экономической и финансовой ситуации, и мы немедленно приступили к действиям. Накопленный опыт, профессионализм сотрудников помогли запустить процесс практически без промедления.



Я хочу напомнить: закон "О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы РФ" был принят 13 октября 2008 года, в тот же день уже был опубликован порядок реализации предусмотренных им мер, а первые денежные средства были предоставлены уже 30 октября!


Это при том, что процедура прохождения заявок по рефинансированию обязательств заемщиков перед иностранными финансовыми институтами предусматривает пять уровней принятия решений и значительный объем обязательных критериев и требований к документам. Банк оказался готов к быстрым и решительным действиям по преодолению кризисных явлений в экономике страны. Важным фактором, на мой взгляд, оказалось то, что мы разрабатывали технологию рассмотрения и экспертизы заявок не с нуля, у нас уже был апробированный порядок проведения экспертизы инвестиционных проектов. Мы понимали общую технологию и быстро адаптировали весь аппарат банка к решению новых задач. Иначе мы не смогли бы так оперативно отработать и реализовать всю систему антикризисных мер.



- Кризис вынуждает крупнейшие российские компании пересматривать инвестиционные планы. Собирается ли Внешэкономбанк что-либо менять в своей работе с точки зрения приоритетов и отбора проектов?


Да, ситуация требует внесения определенных корректив. Отвечая новым реалиям, мы, возможно, при согласовании с профильными министерствами и ведомствами временно приостановим рассмотрение некоторых проектов. При этом основные функции, связанные с содействием развитию экономики, естественно, никто не отменял. Все проекты, по которым идет финансирование и которые прошли точку невозврата, будут реализованы. Однако ряд проектов будет приостановлен. Вместе с тем количество поступающих предложений от компаний увеличивается. В результате актуальность приобретает рейтингование и установление приоритетности проектов. Внешэкономбанк инициировал расширение списка отраслевых инвестиционных приоритетов. Агропромышленный комплекс уже вошел в этот список. В стадии подготовки предложения по внесению изменений и дополнений в меморандум о финансовой политике Внешэкономбанка, принятие которых позволит нам заниматься финансированием проектов, в частности, в фармацевтической промышленности, промышленности строительных материалов. Мы понимаем, что банк не может и не должен заниматься всеми направлениями и предлагаем включить стратегические отрасли экономики в список своих приоритетов. В частности, планируем сконцентрироваться на цементной промышленности. Правительство активно привлекает Внешэкономбанк к выработке мер государственной поддержки, в том числе направленных на предоставление возможности финансирования крупнейших инвестиционных проектов цементной отрасли. Это проекты по строительству цементных заводов в Калужской, Ленинградской, Пензенской и Тамбовской областях. В индустрии стройматериалов налицо дефицит мощностей и рост цен. Многие инфраструктурные проекты просто не могут быть реализованы, если рядом нет цементного или кирпичного завода. Получается парадоксальная ситуация, когда финансировать инфраструктуру можно, а завод, который нужен для ее создания и окупится, - нет.



Одним словом, у нас много предложений по новым направлениям, и мы готовы действовать. Однако открытым остается вопрос финансирования. Кризис привел к существенному уменьшению капитала Внешэкономбанка, причины понятны. Естественно, подвергся переоценке наш портфель ценных бумаг, часть средств была отвлечена на реализацию антикризисных мер. Несмотря на то, что в конце октября мы получили синдицированный кредит в размере 335 млн евро у пула крупнейших мировых банков по достаточно привлекательной ставке, приходится прогнозировать сложности в будущем с привлечением фондирования на международных рынках. Насколько мне известно, это была последняя кредитная синдикация, предоставленная российскому заемщику на внешнем рынке.


В этой ситуации очевидно, что для того, чтобы банк смог в полном масштабе продолжить свою деятельность по поддержке приоритетных для экономики и социально значимых проектов, необходимо существенно увеличить его капитал. На текущий момент сохраняется потребность в финансировании не только проектов, одобренных коллегиальными органами управления Внешэкономбанка и находящихся в стадии оформления кредитной документации, а это около 300 млрд рублей, но и проектов, находящихся на комплексной экспертизе. Речь идет о 60 проектах с предполагаемой долей участия банка в размере 600 млрд рублей.


Еще раз акцентирую внимание на том, что речь идет о возможности реализации крупнейших инфраструктурных и инновационных проектов. Что позволит сохранить заинтересованность частного бизнеса в инвестировании, а также создать предпосылки стимулирования экономического роста. Кстати, анализируя сегодняшний опыт наших зарубежных коллег, мы видим их стремление нарастить свою активность по финансированию инфраструктуры, других важнейших проектов развития. Думаю, опыт первого полного года работы Внешэкономбанка в качестве Банка развития подтверждает нашу готовность и умение решать сложнейшие вопросы, которые стоят перед нами.

Назад

Оптимистическое предложение

1 декабря 2008 года
#Публикации
Назад

Максим Рубченко, редактор отдела экономики журнала http://www.expert.ru/printissues/expert/2008/47/interview_optimisticheskoe_predlozhenie/" target=_blank>«Эксперт»


Со следующего года российские экспортеры несырьевой продукции смогут страховать политические и коммерческие риски своего бизнеса во Внешэкономбанке



Петр Фрадков
Фото: Олег Сердечников


http://www.expert.ru/i/spacer.gif">


Несмотря на кризис, в начале ноября правительство одобрило «Внешнеэкономическую стратегию Российской Федерации до 2020 года». Документ, в частности, предусматривает осуществление широкой программы государственной поддержки несырьевого экспорта. Основную роль в этом деле поручено выполнять ВЭБу. О том, какую именно помощь и на каких условиях смогут получить отечественные экспортеры, «Эксперту» рассказал член правления — заместитель председателя Внешэкономбанка Петр Фрадков.


— Внешэкономбанк сейчас фактически стал ключевой структурой по реализации антикризисных мероприятий правительства. Сохраняет ли ВЭБ при этом свою традиционную деятельность по финансированию долгосрочных проектов в экономике?


— Новые обязательства по поддержке экономики, возложенные на банк правительством, конечно же, требуют от нас больших временных и трудовых затрат. Но, несмотря на антикризисные задачи, мы продолжаем работать как банк развития, ни на минуту не останавливая нашу основную деятельность по инвестированию в инфраструктуру, промышленные проекты и прочее. Кризис кризисом, но эти направления как были, так и остаются для нас приоритетными.


В частности, есть ряд проектов в энергетическом машиностроении и в сфере транспорта, которые завязаны на европейских партнеров и требуют финансирования в евро для оплаты поставок оборудования из Европы. Чтобы обеспечить финансирование этих проектов, мы в начале ноября привлекли синдицированный кредит на 335 миллионов евро. В принципе это несколько необычно, поскольку раньше все синдикации в основном делались в долларах. Но в данном случае выбор валюты был продиктован нашей потребностью в финансировании упомянутых выше проектов именно в евро. Что касается суммы, мы не ставили перед собой задачи привлечь рекордный кредит, потому что деньги предназначались для конкретных проектов.


В последние годы, когда рынок был позитивным, привлечение синдикаций было достаточно распространено. Так, с началом кризиса одним из последних российских банков, кому удалось привлечь синдицированный кредит, был Сбербанк (около двух месяцев назад). Мы закрыли синдикацию в первых числах ноября, когда условия на рынках стали значительно жестче, что говорит о сохраняющемся за рубежом солидном запасе доверия к нашей стране в целом.


В синдикации участвовали несколько крупных банков из Европы, Японии и США. Так что она получилась очень интересной даже с точки зрения географии. Это крайне важно и как сигнал рынку — что он еще живой, что публичные сделки можно заключать даже в сегодняшних сложных условиях. Ставка — отдельная история. Кредит взят на три года по плавающей ставке — EURIBOR + 0,75 процента. Фактически это докризисный уровень ставок. Достаточно вспомнить, что в 2006 году мы привлекали синдикацию по ставке LIBOR + 0,35 процента, а в 2005 году была наша первая синдикация — LIBOR + 0,9 процента. Сейчас таких ставок просто нет, это уникальные условия для сегодняшней ситуации.


— Почему сейчас, в разгар кризиса, стала актуальной тема поддержки экспорта?


— Поддержка экспорта — это нормальная государственная политика, существующая во всем мире. И я уверен, что она должна становиться актуальнее именно в разгар кризиса. Тем более что речь уже давно шла о необходимости продвижения несырьевого экспорта, потому что развитие экономики независимо ни от чего все равно в значительной мере базируется на экспорте. Еще на стадии создания нашей корпорации вопрос о необходимости поддержки государством машинно-технического экспорта в разных формах встал достаточно остро как отдельная тема. Нюанс заключается в том, что если раньше у нас была монополия на внешнюю торговлю, то в условиях масштабной либерализации возобладала точка зрения, что ни поддерживать, ни стимулировать внешнюю торговлю не нужно, что, мол, бизнес сам со всем разберется. Но практика показала, что это не так, да и опыт даже самых демократических стран свидетельствует, что при либеральной внутренней экономике уровень протекционизма во внешней торговле, равно как и уровень административной и финансовой поддержки экспорта, только растет. Хотя внутри страны — да, пожалуйста, конкуренция и равные условия для всех.


Поддержка экспорта и с экономической, и с геополитической точки зрения очень важная вещь, государство должно здесь бизнесу всячески содействовать и многие вопросы помогать закрывать. В первую очередь финансово. Но не только. И поэтому при создании корпорации было понятно, что конкретными инструментами поддержки государством экспорта могут стать несколько направлений.


Помимо традиционных операций по предоставлению предэкспортного финансирования Внешэкономбанк осуществляет финансирование экспорта промышленных товаров, предоставляемое в форме «кредит покупателю» или «кредит банку покупателя», финансирование проектов с участием российских подрядчиков и поставщиков оборудования. Это дополняет уже существующий инструмент поддержки экспорта с использованием механизма государственных гарантий, предоставление которых осуществляется Росэксимбанком, входящим в группу Внешэкономбанк.


В дополнение к этому было принято решение создать более гибкий коммерческий механизм, а именно структуру, которая имела бы достаточные ресурсы для того, чтобы брать на себя часть страновых рисков заемщика. Вот так мы и начали работать. И, надо сказать, старт был достаточно тяжелым.


К настоящему времени Внешэкономбанком подписано рамочное соглашение на 300 миллионов долларов с Банком развития Казахстана. Мы кредитуем его под конкретные проекты по поставкам различных видов российской промышленной продукции — это в первую очередь машины, оборудование, то есть продукция с достаточно высокой степенью добавленной стоимости. Подобные соглашения у банка есть со странами СНГ, среди которых Белоруссия и страны Центральной Азии.


— Экспорт какой продукции вы поддерживаете?


— Согласно закону «О Банке развития» Внешэкономбанк осуществляет финансирование экспорта промышленных товаров и поддержку экспорта промышленной продукции. Сырьем мы не занимаемся — ни нефть, ни зерно, никакие другие биржевые товары под наше кредитование не подпадают. Наша зона ответственности — только продукция с существенной долей добавленной стоимости.


Второе направление нашей работы по поддержке экспорта — гарантии, которые выставляет не государство, а мы сами. Например, гарантии возврата аванса: экспортеру, как правило, предоставляется аванс в размере 15 процентов стоимости контракта, и, если заказчика что-то не устраивает и аванс не возвращается, мы берем эти издержки на себя. Или, например, принятая процедура, когда экспортер должен пройти тендер, выставив для этого тендерную гарантию. А если тендер им выигран, то предоставить гарантию исполнения контракта. Вот мы-то эти гарантии и предоставляем.


Замечу, что с чисто банковской точки зрения здесь ничего специфического нет, такие документарные операции делают любые банки. Но тут главный смысл не в инструменте как таковом, а в условиях. Если стандартная документарная операция — это срок в один год, ну два, то у нас есть сроки гарантий и на пять лет, и на десять. По сути, это серьезная альтернатива обычному долгосрочному кредитованию.


— В начале следующего года Внешэкономбанк планирует запустить еще один механизм поддержки экспорта. О чем идет речь?


— Это совершенно новый для нашей страны инструмент — страхование экспортных кредитов от коммерческих и политических рисков. До сих пор он в нашей стране не работал из-за отсутствия необходимой нормативной базы. Когда готовился закон «О Банке развития», было принято решение, что именно на его базе будет создана структура, призванная заниматься страхованием экспортных кредитов.


Мы начали разработку внутренней нормативной базы для страхования экспортных кредитов, но достаточно быстро поняли, что в рамках нашей нынешней структуры заниматься этой деятельностью очень сложно. Потому что банковская и страховая деятельность — это все-таки разные виды бизнеса, функционирующие во многом по разным законам и правилам, требующие совершенно разной методологии, подходов. Поэтому было принято решение, что работа по страхованию экспортных кредитов от коммерческих и политических рисков будет вестись на базе дочерней банковской структуры — специализированного агентства. Что, кстати, соответствует зарубежной практике.


Задача создания агентства по страхованию экспортных кредитов и инвестиций нашла свое отражение и в одобренной правительством на одном из недавних заседаний «Внешнеэкономической стратегии Российской Федерации до 2020 года». В начале следующего года мы планируем начать активные операции по страхованию экспортных кредитов.


Правда, чтобы механизм функционировал четко и эффективно, потребуется доработка и принятие новых законодательных и иных нормативных правовых актов. В настоящее время мы уже начали необходимую работу, но она требует времени, причем достаточно большого.


Уже принято постановление правительства, определяющее порядок и условия осуществления банком страхования экспортных кредитов. Там все достаточно четко регламентировано: страхуется риск российских экспортеров или банков, которые кредитуют зарубежное юрлицо и несут риск этого юрлица; страхуется также риск самого предприятия, если оно без привлечения банка поставляет на экспорт свои товары с рассрочкой платежа. Указано, что срок страхования может составлять от двух до пятнадцати лет, четко прописан перечень страхуемых коммерческих и политических рисков. Там также прописано, что страховая сумма по договорам страхования по коммерческим рискам не превышает 95 процентов суммы экспортного кредита, а по политическим рискам — 100 процентов суммы экспортного кредита. Внешэкономбанк возмещает экспортеру или банку-кредитору до 95 процентов убытков, возникших в результате наступления страхового случая. Сто процентов не возмещается, чтобы у предприятия или банка был экономический стимул самим адекватно оценивать риски, то есть для ответственного экономического поведения.


В соответствии с зарубежной практикой обязательства агентства по договорам страхования должны быть гарантированы средствами федерального бюджета. Данная практика будет взята на вооружение и в России.


— Сейчас у нас основа экспорта — сырье, а ваши планы подразумевают надежду на развитие несырьевого экспорта. Это реально в сегодняшних условиях?


— Это не столько надежда, сколько задача. Потому что все равно у нас несырьевой, машинотехнический экспорт есть. Я не говорю, что это какие-то прорывные, инновационные технологии. Это продукция металлургической промышленности, станкостроения, авиапрома, химической и лесоперерабатывающей промышленности, тяжелого и энергетического машиностроения — тех традиционных отраслей экономики, которые нельзя отнести к разряду инновационных, но которые всегда формировали и, я надеюсь, будут формировать основу нашей несырьевой экономики. Все равно мы имеем здесь устойчивые позиции.


Проблема не в том, что эта продукция изначально неконкурентоспособна. Просто сегодня на всех мировых рынках требования к техническим характеристикам предъявляются во вторую очередь. На первый же план выходят финансовые условия, которые предлагаются поставщиком. И только этот комплекс — сама продукция плюс условия поставки — создает конкурентоспособное предложение. Наша продукция на самом деле часто не хуже и дешевле зарубежных аналогов, но непроработанность финансовых условий ставит под вопрос наши победы на тендерах. Мы исходим из того, что спрос на такую продукцию однозначно есть, так что наша задача — правильно все скоординировать и организовать.


— А к заемщикам, российским экспортерам, какие вы предъявляете требования?


— Любая российская компания может получить такое страхование, причем объектом может быть не только разовая поставка товара, но и целый проект за рубежом, например строительный. По объемам тоже нет никаких ограничений. Мы просто смотрим экспортный контракт как таковой, сами оцениваем риск данной страны, реализуемость этого контракта. Нами уже подготовлены порядок и правила оценки рисков — три толстенных талмуда.


Эти правила и условия давно разработаны в рамках Организации экономического сотрудничества и развития — ОЭСР. В рабочую группу ОЭСР по экспортным кредитам и гарантиям входят экспортные агентства и банки крупнейших стран — членов организации, представители национальных министерств финансов или экономики. Россия, не являясь в настоящее время членом ОЭСР, входит в группу в качестве наблюдателя, и мы не так давно присутствовали на одном из ее заседаний вместе с представителями Минфина и Минэкономразвития РФ.


Документы, регулирующие гарантирование и страхование экспортных кредитов, разрабатывались годами, написаны целые тома, поэтому не надо изобретать велосипед — необходимо просто адаптировать их под свою специфику с учетом национального законодательства. Что мы делаем и будем делать в дальнейшем.


И сейчас в рамках страхования экспортных кредитов готовится первый проект, связанный с выходом на рынок нового гражданского самолета Sukhoi Superjet 100. Этот проект интернациональный: кроме российских компаний значительную долю там занимают итальянские и французские фирмы. Самолет имеет хорошие перспективы не только в России, но и в Европе, Америке, по всему миру. В рамках работы по поддержке гарантирования глобальных продаж этого самолета наш банк, французская компания страхования внешней торговли COFACE и итальянское экспортное кредитное агентство SACE подписали совместное трехстороннее заявление о сотрудничестве при создании интегрированной схемы финансирования и сострахования международных продаж гражданских самолетов нового поколения SSJ-100. Повторюсь, это будет первый практический шаг в работе нашего экспортного агентства.


— Как будут определяться ставки тарифов? Не станут ли эти ставки запретительными для некоторых компаний?


— Нет. Страхование экспортных кредитов — это коммерческая деятельность. Мы не собираемся через тарифы что-то регулировать — кто может экспортировать свою продукцию, а кто не может. Мы будем принимать решения, исходя исключительно из соображений финансовой целесообразности и оценивая контракт заемщика по многим факторам: куда он собирается поставлять свою продукцию, каково финансовое положение поставщика, способен ли он выполнять обязательства по контракту, каковы условия этого контракта, поможет ли этот контракт увеличить влияние той или иной российской компании на мировом рынке. И если с учетом всех этих условий и факторов расчеты покажут разумный уровень риска, то с какой стати мы будем отказывать в принятии риска на страхование?


При этом мы базируемся на реальных ставках, которые действуют в мире. Методики известны: берется стоимость контракта или проекта, математически оценивается риск, и потом применяются соответствующие поправочные коэффициенты, учитываются конъюнктурные моменты. На основе известных и апробированных методик определяется страховая премия. Ее итоговый размер согласовывается с клиентом.


Не зря считается, что в экспортных агентствах, как правило, работают самые мощные аналитики — не только специалисты по конкретным отраслям, но и политологи, и экономисты. В идеале экспортное агентство — это мощнейшая аналитическая структура, которая, даже будучи частной, уполномочена на осуществление своей деятельности государством.


— Вы уверены, что в связи с развитием кризиса ваши планы не потеряют актуальность?


— Абсолютно уверен в этом.

Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка Владимира Дмитриева телеканалу "Вести 24"

30 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Телеканал "Вести-24", ВЕСТИ/ИНТЕРВЬЮ, 29.10.2008, 14:43, 18-35


Ведущий не указан


ВЕДУЩИЙ: Федеральная служба по финансовым рынкам рассчитывает на поддержку "Внешэкономбанка" для регулирования отечественных торговых площадок. И какие меры для этого собирается предпринимать "Внешэкономбанк", в интервью нашему каналу рассказал председатель этой кредитно-финансовой компании Владимир Дмитриев.


Владимир Александрович, здравствуйте.


Владимир ДМИТРИЕВ, председатель "Внешэкономбанка": Здравствуйте.


ВЕДУЩИЙ: Владимир Александрович, вы сказали, что сегодняшняя положительная динамика на российском фондовом рынке - это результат поддержки "Внешэкономбанка". Прокомментируйте, пожалуйста, подробнее.


Владимир ДМИТРИЕВ: Я не думаю, что мы были единственным игроком на сегодняшних торгах, но наше участие в конце рабочего дня уверенно продемонстрировало, что наличие такого сильного игрока способствует укреплению рынка и поддержанию его на уровне роста. "Внешэкономбанк" уже порядка 10 дней осуществляет операции на российском фондовом рынке за счет ресурса, который ему выделен из Фонда национального благосостояния. Свои действия мы ежедневно согласовываем с министерством финансов, как по объемам наших операций, так и по тем бумагам, по тем заемщикам, в которые средства инвестируются. Мы тем самым обеспечиваем диверсификацию Фонда национального благосостояния, его работу в интересах российского фондового рынка, и одновременно решаем задачу по поддержанию стабильности нашего фондового рынка и обеспечению стабильности финансовой системы в целом.


В отдельные дни участие "Внешэкономбанка" в интересах поддержания этой стабильности и роста котировок ощущалось весьма весомо.


ВЕДУЩИЙ: Владимир Александрович, а можете вы сказать, каков объем вашего участия - участия "Внешэкономбанка", и кого вы поддерживаете на рынке?


Владимир ДМИТРИЕВ: Из 175 миллиардов рублей, которые предназначены из Фонда национального благосостояния для операций на российском фондовом рынке, мы привлекли из Минфина и, соответственно, разместили на рынке порядка 20 миллиардов в акциях и около 5 миллиардов рублей в облигациях надежных российских эмитентов.


ВЕДУЩИЙ: То есть это не прихоть спекулянтов, а планомерная поддержка?


Владимир ДМИТРИЕВ: Да, мы руководствуемся одним главным соображением - целенаправленно работать на фондовом рынке для поддержания его стабильности.


ВЕДУЩИЙ: Я хотела у вас спросить: не повлияет ли наделение "Внешэкономбанка" дополнительными полномочиями и те действия, которые вы сейчас вынуждены предпринимать в условиях финансовой нестабильности, на вашу основную задачу - развитие ключевых отраслей экономики России? Ну, а судя по тому соглашению, которое было сегодня подписано Судостроительной корпорацией, это вам не грозит сейчас?


Владимир ДМИТРИЕВ: Мы, действительно, сейчас живем в ситуации повышенного напряжения наших сотрудников, потому что на нас возложены дополнительные, до этого несвойственные деятельности "Внешэкономбанка" задачи, главная из которых - это реализация дополнительных мер по поддержанию финансовой устойчивости в нашей стране, и в этом смысле - работа на фондовом рынке. Но при этом мы, разумеется, не оставляем в стороне нашей текущей, профильной для нас деятельности, определенной законом и меморандумом по финансовой политике. И сегодня мы подписали соглашение с Объединенной судостроительной корпорацией, которая формализует наши отношения и определяет основные направления нашего сотрудничества, связанные с глубокой модернизацией нашего судостроения, как гражданского, так и работающего на интересы укрепления обороноспособности страны и выполнение программ в сфере военно-технического сотрудничества. Это многопрофильная программа, но это, естественно, не единственный партнер, с которым мы работаем, из тех ключевых отраслевых направлений, которые определены для нашей деятельности, - это и авиация, это и космос, это связь, высокие технологии, рациональное использование природных ресурсов, это инфраструктура. Разумеется, с учетом той нестабильной финансовой обстановки, в которой мы живем и вынуждены считаться, часть программ будет приостановлена временно. Это связано и с вопросами ликвидности, и возможностью фондироваться по приемлемых для наших клиентов ставкам.


ВЕДУЩИЙ: Какие конкретно программы будут сейчас, на этом этапе, приостановлены?


Владимир ДМИТРИЕВ: Прежде всего, речь пойдет о инвестпрограммах, которые находятся в стадии первичной проработки, поскольку те проекты, по которым уже приняты решения и правлением банка, и наблюдательным советом - в сфере инфраструктуры, в сфере высоких технологий, в сфере рационального использования природных ресурсов, - они будут реализованы. При том что финансирование для них обеспечивают зарубежные кредиторы, поставляя и оборудование, и беря риск на сам проект. Это крупнейшие японские банки, это банки из Западной Европы... То есть, несмотря на кризис, доверие к России, к "Внешэкономбанку", к надежным заемщикам остается устойчивым, и это залог того, что многие проекты из тех, которые были утверждены нашими органами корпоративного управления, будут реализованы.


ВЕДУЩИЙ: И лишнее подтверждение тому - те 335 миллионов евро, которые вам удалось привлечь в рамках синдицированного кредита у пула иностранных банков. Как вам это удалось, на какие цели будут потрачены эти деньги?


Владимир ДМИТРИЕВ: Мы над этой синдикацией работали в течение нескольких месяцев. Не скрою, что объем привлечения мог быть и больше, если бы не сложная ситуация с ликвидностью в целом на международных рынках. Но для нас, с точки зрения тех операций, которые предстоит фондировать, для нас этот объем является оптимальным. Мы частично закрываем открытую валютную позицию по евро, образовавшуюся в начале этого года, но основная цель, естественно, этого привлечения состоит в кредитовании тех операций, о которых я уже говорил.


ВЕДУЩИЙ: Ну, а с конкретными направлениями вы пока не определились?


Владимир ДМИТРИЕВ: Нет, мы определились с конкретными направлениями. Это, прежде всего, инфраструктурные проекты, причем мы исходим из того, что, с учетом трудностей, которые сейчас испытывают металлургические компании, строительные компании, реализация ряда крупных инфраструктурных проектов, заложенных в основу стратегии развития транспорта, начнет финансироваться опережающими темпами.


ВЕДУЩИЙ: По каким критериям будут распределяться те 50 миллиардов долларов, которые выделены "Внешэкономбанку" для рефинансирования задолженности российских компаний?


Владимир ДМИТРИЕВ: Критерии установлены наблюдательным советом. И он заложены в порядок, который также был принят наблюдательным советом и размещен на сайте "Внешэкономбанка". Но главные критерии состоят как в количественных, так и в качественных параметрах. Говоря о количественных параметрах, это кредиты на одного заемщика, не превышающие 2,5 миллиарда рублей, но наблюдательный совет вправе принимать и иные решения. Это рефинансирование кредитов, привлеченных до 25 сентября этого года. Это заимствования перед иностранными кредиторами. Ну, и одно из ключевых обстоятельств, один из ключевых критериев состоит в том, что рефинансируется та задолженность, неисполнение обязательств по которой грозит серьезными экономическими и социальными последствиями, утратой актива российского, последствиями с точки зрения системообразующего характера деятельности тех или иных предприятий.


И наш наблюдательный совет принял решение по целому ряду заемщиков, задолженность которых подлежит рефинансированию, объем составляет чуть менее 10 миллиардов долларов. Это первоклассные заемщики, оказавшиеся, в силу в целом неблагоприятной ситуации на международных финансовых рынках, перед угрозой потери их активов.


ВЕДУЩИЙ: Эти заемщики - те нефтяные компании, которые изначально обращались за помощью?


Владимир ДМИТРИЕВ: Да, разумеется, в приоритете стоят те заемщики, обязательства которых - срочное погашение в ближайшее время.


ВЕДУЩИЙ: Владимир Александрович, а что касается помощи банкам? "Внешэкономбанк" уже приобрел "Связьбанк", вчера наблюдательный совет одобрил покупку "Глобэкс"... Можно ли здесь ставить запятую и говорить о том, что это политика и стратегия "Внешэкономбанка" сейчас?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я бы отнес эту деятельность, скорее, к непрофильной деятельности "Внешэкономбанка", но такова уж судьба нашего института, что даже если бы его не было, его нужно было бы придумать на случай вот таких непредвиденных обстоятельств. Если говорить о "Связьбанке", то платежеспособность, финансовая устойчивость этого института обеспечена стопроцентно. Мы получили ресурс из Центрального банка, мы задействовали свою собственную ликвидность для того, чтобы помочь "Связьбанку" восстановить платежи. И мы видим, что, безусловно, отток средств клиентов прекратился, и, более того, все традиционные сферы бизнеса, которым "Связьбанк" занимался, проходят на нормальном, нормальном профессиональном повседневном и устойчивом уровне. Когда речь идет о пенсионных перечислениях 15 миллионов пенсионеров, тут не до шуток.


По "Глобэкс-банку" мы также намерены серьезно взяться за восстановление его репутации и восстановление финансовой устойчивости. Мы не видим больших серьезных проблем, разумеется, при поддержке со стороны Центрального банка, в том, чтобы восстановить доверие к этому банку, но ситуация там, с уверенностью можно сказать, контролируемая.


ВЕДУЩИЙ: Ну и последний вопрос: что будет с пенсионными накоплениями? В безопасности ли они сейчас?


Владимир ДМИТРИЕВ: Я готов отвечать только за государственную управляющую компанию...


ВЕДУЩИЙ: Естественно. 90 процентов.


Владимир ДМИТРИЕВ: За "Внешэкономбанк". За третий квартал мы - одна из немногих, если не единственная, управляющая компания, которая показала положительный результат с точки зрения доходности вложений пенсионных средств. Мы последовательно работали над тем, чтобы наша инвестиционная декларация была расширена, имея в виду возможность инвестировать средства в высоколиквидные и надежные облигации российских эмитентов, голубые фишки. Мы рассчитываем на то, что наше предложение по расширению декларации за счет инвестирования в ипотечные бумаги, не гарантированные государством, также будет принято и поддержано в конечном итоге нашими законодателями, и, кроме того, нам будет разрешено деньги, свободные средства в размере до 20 процентов размещать на депозитах в банках, что, с одной стороны, увеличит доходность, а с другой стороны, позволит дополнительную ликвидность предложить нашему межбанковскому рынку. И вот только сегодня мы обсуждали с нашими коллегами на российско-китайской встрече, на деловом форуме возможность использования пенсионных накоплений или накопительной части пенсионных средств для инвестирования в инфраструктурные облигации, которые могут выпускать надежные российские заемщики, типа "Транснефти", других компаний, которым требуются большие инвестиции и на длинный срок. Мы уверены, что средства будущих пенсионеров, которые дойдут до своих собственников в 2022-м году, за это время будут надежно размещены, без потерь и с достаточной доходностью.


ВЕДУЩИЙ: Ну, будем надеяться. Желаем успехов. Спасибо.


Владимир ДМИТРИЕВ: Спасибо. Спасибо.

Назад

ВЭБ инвестировал в фондовый рынок РФ 25 млрд рублей, 20 млрд – в акции, 5 млрд – в облигации

29 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Москва. 28 октября. ИНТЕРФАКС-АФИ – Внешэкономбанк (ВЭБ) инвестировал в российский фондовый рынок из средств Фонда национального благосостояния (ФНБ), начиная с прошлой недели, 25 млрд рублей, сообщил председатель банка Владимир Дмитриев журналистам во вторник.


«Около 20 млрд рублей инвестировано в акции и порядка 5 млрд рублей  -в облигации. Сегодня как раз на состоянии рынка сказалась поддержка ВЭБа»,- сказал он.


По словам В.А. Дмитриева, на прошлой неделе ВЭБ приступил к операциям, связанным с инвестированием средств ФНБ в российский фондовый рынок.


«Они (операции – прим.ИФ) согласованы с Минфином. Согласовывается не только целесообразность вхождения в рынок и объем нашего участия, но и перечень эмитентов и инструментов, в которые мы вкладываемся – это высоконадежные корпоративные заемщики и ликвидные инструменты», - отметил он.


Глава госкорпорации подчеркнул, что при инвестировании ВЭБ исходит из рыночной ситуации.  «Бывают дни, когда мы спокойно созерцаем, иногда ситуация подсказывает нам необходимость нашего участия. Это не бездумная политика, и в отдельные дни она себя оправдывает. Тогда ряд крупных российских эмитентов чувствует со стороны ВЭБа поддержку и это оказывает поддержку всему фондовому рынку»,- пояснил В. Дмитриев.


По его словам, ВЭБ, инвестируя в российский фондовый рынок, рассчитывает на рост и на диверсификацию средств Фонда национального благосостояния.


Как сообщалось ранее, государство выделило ВЭБу 175 млрд рублей из средств ФНБ для инвестирования в российский фондовый рынок. 

Назад

ВЭБ профинансирует проекты судостроительной корпорации

29 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Время новостей


№ 201, 29 октября 2008 


Внешэкономбанк профинансирует проекты Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) в сферах оборонного заказа и военно-технического сотрудничества. "Вместе с корпорацией мы должны оценить объем ресурсов, который необходим для реализации намеченных проектов", - сказал вчера на пресс-конференции председатель ВЭБа Владимир Дмитриев. По оборонному заказу инвестиции составят сотни миллионов долларов в рублевом эквиваленте. "Но я уверен, что объем будет гораздо больше", - добавил глава ВЭБа. Вчера банк и ОСК подписали меморандум о сотрудничестве. Речь идет об инвестпроектах по технологическому перевооружению, модернизации и созданию новых судостроительных и вспомогательных производств, приобретению передовых профильных активов и технологий, а также использованию лизинга для строительства и сбыта судостроительной продукции. Как отметил г-н Дмитриев, судостроительная отрасль входит в число приоритетов инвестиционной деятельности ВЭБа.


Пресс-служба ВЭБа сообщила также, что банк рассматривает 11 заявок на реализацию инвестпроектов в области гражданского судостроения на сумму свыше 75 млрд руб. Президент ОСК Владимир Пахомов отметил, что главная задача корпорации - консолидировать активы, которые были ей переданы при учреждении. ОСК рассчитывает на финансовую поддержку Внешэкономбанка в приобретения профильных активов. ОСК зарегистрирована в 2007 году с уставным капиталом 1 млрд руб., 100% акций компании принадлежит государству. В сентябре было объявлено об увеличении ее уставного капитала почти втрое, до 2,8 млрд руб. Формирование ОСК должно быть завершено до 1 апреля 2009 года с акционированием ряда ФГУПов, в том числе "Севмашпредприятия",  "Адмиралтейских верфей", "Звездочки", Хабаровского судостроительного завода, проектно-конструкторских бюро, и с последующей передачей ОСК 100% минус одна акция. ОСК также получит госпакеты в "Северной верфи" (20,96%), "Красном Сормове" (33,53%), "Янтаре" (51%), Амурском судостроительном заводе (20%), ХК "Дальзавод" (20%), Николаевском-на-Амуре судостроительном заводе (20%). Объем заказов корпорации - 12 млрд долл.

Назад

Не попасть в круговорот

24 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Время новостей
N°198
24 октября 2008


 


Дмитрий Медведев объяснил россиянам, почему власти тратят так много на борьбу с кризисом


Российские власти слишком увлеклись процессом спасения банковской системы, хотя можно было бы потратить миллиарды рублей налогоплательщиков на более благие цели, например, на борьбу с инфляцией. Так полагает большинство россиян, опрошенных Всероссийским центром изучения общественного мнения. То же самое думают и аналитики международного рейтингового агентства Standard & Poor's - увеличивающиеся затраты правительства на поддержание финансовой системы стали главной причиной снижения прогноза по суверенным кредитным рейтингам России со «стабильного» на «негативный». «Пересмотр прогноза отражает вероятность понижения рейтинга, если затраты российского правительства на оказание поддержки банкам увеличатся в условиях возрастающего оттока капитала, поскольку доверие к финансовой системе и монетарной политике снижается, -- объяснил решение агентства кредитный аналитик S&P Фрэнклин Гилл. -- Сейчас трудно определить, как в конечном итоге поддержка, оказываемая банковской системе, повлияет на бюджетные показатели государства, не в последнюю очередь из-за неопределенности в отношении качества активов финансовых институтов».

Впрочем, власти рассчитывают, что их действия по стабилизации экономики адекватны имеющимся и возможным будущим проблемам. Как известно, всего российские власти планируют выделить почти 6 трлн. рублей (15% ВВП) средств бюджета и резервных фондов для поддержки компаний и банков.

Президент страны Дмитрий Медведев, который вчера разместил в своем видеоблоге посвященную глобальному кризису очередную запись, адресовал россиянам довольно тревожную оценку ситуации. Учитывая, что традиционно в кризисные моменты власти выступают с успокоительной риторикой, эта оценка тем более интересна. «Что происходит в мире? Резкое снижение доступности кредитов ведет к падению спроса, сжимаются сами рынки сбыта, сокращается использование производственных мощностей и идут увольнения работников, что вызывает новый виток уменьшения спроса. Приостанавливаются инвестиционные программы, откладываются планы расширения производств», -- описал г-н Медведев глобальные тенденции.

«Скажу откровенно: Россия в этот тяжелый круговорот еще не попала», -- продолжил президент, и самое важное в этом заявлении, пожалуй, то, что власть отдает в этом отчет сама себе и не скрывает этого от граждан.

Далее Дмитрий Медведев признал, что страна «имеет возможности» и «обязана» этого избежать. То, что уже сделано (расширение рефинансирования в банковской системе, меры по поддержке функционирования розничной торговли, сельского хозяйства, строительства и машиностроения, оборонно-промышленного комплекса, на поддержку малого предпринимательства), должно, считает г-н Медведев, «в значительной мере компенсировать названные отрицательные факторы».

Президент напомнил, что «золотовалютные резервы и Стабилизационный фонд создавались именно для таких сложных периодов, и у нас есть возможность избежать валютного, банковского или долгового кризиса, пройти через сегодняшние трудности, не потеряв созданного потенциала».

Внешэкономбанк, переформатированный в прошлом году в Банк развития, очевидно, становится в нынешней ситуации полноценным антикризисным центром, через который государство пытается «расшить» проблемы и в финансовом секторе, и в других сферах экономики. Вчера Дмитрий Медведев провел встречу с главой Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым, на которой банкир рассказал, как ВЭБ использует выделенные ему средства для поддержки российских компаний и банков. Президент особенно подчеркнул, что в этом вопросе важна оперативность: «Основное - оперативность, чтобы не получилось так, что решения принимаются дольше, чем сегодня это необходимо. Это, конечно, зависит не только от вас, но в настоящий момент с учетом того, что вы - центральный оператор этих сумм, нужно действовать как можно быстрее».

Глава ВЭБа Владимир Дмитриев рассказал президенту, что объем заявок на рефинансирование внешних заимствований от российских компаний и банков уже превысил 100 млрд. долл. При этом государство планировало, по крайней мере, до конца года, потратить на эти цели вдвое меньше средств. В связи с этим неудивительно, что S&P ожидает роста дефолтов в корпоративном и финансовом секторе: либо государство увеличит объем кредитования эмитентов, либо часть из них может объявить дефолты по своим обязательствам.

По сведениям «Времени новостей», вчера специально созданный в ВЭБе комитет уже рассматривал заявки российских компаний на рефинансирование их внешней задолженности. Таким образом, оперативность налицо: порядок рассмотрения заявок был утвержден лишь 13 октября, и на всю процедуру предусмотрено в сумме 18 дней. Принятые вчера решения комитета будут рекомендованы для принятия наблюдательным советом банка.

В пресс-службе ВЭБа «Времени новостей» пояснили, что в ходе встречи г-на Дмитриева с главой государства шла речь о расширении инвестиционной деятельности банка (утвержденный правительством меморандум о финансовой политике Банка развития отводит ему лишь 8 приоритетных отраслей), дополнительном и существенном увеличении уставного капитала банка в свете стоящих перед ним новых задач, а также необходимости серьезного увеличения кредитования предприятий малого и среднего бизнеса через ВЭБ и связанные с ним банки.

Уже на этой неделе от ВЭБа на 100 млрд руб. получит субординированный кредит ВТБ, на 25 млрд руб. -- Россельхозбанк. Кроме того, еще 30 банков попросили у ВЭБа денег в качестве субординированных кредитов.

Кроме того, г-н Дмитриев заявил, что по Связь-банку, санацией которого занимается ВЭБ, «в полном объеме использовали ресурс, который нам был предоставлен Центральным банком, -- 2,5 млрд долл.». По его словам, эти средства пошли на «расшивку» платежей и обеспечили выполнение всех обязательств Связь-банка перед вкладчиками, перед юридическими лицами, в том числе бесперебойное перечисление пенсий».

Остальными проблемными банками, которые не успели продать свой бизнес ВЭБу, теперь будет заниматься Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Госдума сразу в трех чтениях приняла законопроект, наделяющий его правом заниматься финансовым оздоровлением банков. На эти меры государство выделяет 200 млрд руб. Законопроект «О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года» может вступить в силу уже на будущей неделе. Как рассказал «Времени новостей» заместитель генерального директора АСВ Андрей Мельников, теперь «главная наша цель -- это защитить кредиторов банка». «Есть два варианта решения проблем. Во-первых, поиск стороннего инвестора, готового полностью купить банк. В этом случае АСВ готов оказать финансовую поддержку покупателю, поставив при этом под свой контроль использование выделенных средств. Кроме того, агентство может само временно входить в капитал банка при отсутствии заинтересованного покупателя. Во-вторых, если нет желающих купить кредитную организацию, а санация банка за счет государства окажется затратной, то можно продавать банк по частям, а именно его здоровые активы», -- объясняет г-н Мельников. По его словам, скорее всего поддержка будет оказана банкам из первой сотни крупнейших российских финансовых институтов. «Но это вовсе не исключает того, что мы можем оказать поддержку и другим банкам», -- добавляет он.

В АСВ утверждают, что пока не рассматривают ни одной сделки, хотя в агентство уже обращались за консультациями как потенциальные покупатели, так и продавцы. «Первые (крупные коммерческие банки) заинтересованы в покупке кредитной организации целиком. Что касается продавцов, то их энтузиазм заметно снизился, когда они поняли, что АСВ будет давать деньги не им, а покупателям банка».

Все эти планы не слишком нравятся населению. По данным опубликованного вчера исследования ВЦИОМ, меньше половины россиян (46% опрошенных) одобряют увеличение расходов из федерального бюджета на борьбу с финансовым кризисом. Среди тех, кто поддерживает меры правительства, большинство -- частные вкладчики, что вполне понятно. Почти треть наших соотечественников (30%) полагают, что это вредная и ненужная мера и деньги налогоплательщиков не должны на это тратиться.

Больше половины -- 56% считают, что сдерживание роста цен, инфляции важнее, чем спасение банков от банкротства. Еще больше людей -- 79% считают, что введение государственного регулирования цен было бы полезно в кризисной ситуации. Наибольшую поддержку эта позиция находит у респондентов старше 45 лет (80--82%).

Несмотря на то что гражданам не нравится расходование средств на поддержку банков, против национализации финансовых институтов большинство респондентов не возражают. За эту меру выступило больше половины россиян.

В условиях кризиса, причины которого не понимают 58% респондентов, граждане отказываются от дорогих продуктов и товаров. Самым надежным способом хранения денег в период кризиса россияне считают покупку недвижимости (51%) -- десять лет назад об этом заявляли 45% опрошенных. С 1998 года несколько снизилась доля тех, кто отдает предпочтение приобретению золота и драгоценностей (с 26 до 19%). Напротив, почти вдвое (с 9 до 17%) увеличилось количество россиян, считающих надежным хранение денег в Сбербанке.

Больше всего россияне (21% опрошенных) боятся потерять свои сбережения из-за неуверенности в политической и экономической стабильности. Еще 18% опасаются повторения дефолта десятилетней давности, 16% -- роста инфляции. Лишь 6% в качестве угрозы своим сбережения назвали девальвацию рубля. Отметим, что опрос проводился в начале октября, когда опасения, связанные с обвалом национальной валюты, не были так сильны, как сейчас.

Ожидания по поводу изменения уровни жизни из-за финансового кризиса, у россиян не слишком оптимистичные -- 41% россиян полагают, что мировой финансовый кризис ухудшит их материальное положение. Еще 32% респондентов считают, что никакого влияния нынешнее состояние мировой экономики на их положение не окажет, еще 6% считают, что мировой финансовый кризис окажет положительное влияние. Чем ниже самооценка материального положения россиян, тем чаще они заявляют о возможном ухудшении материального положения вследствие финансового кризиса: 30% опрошенных с высокой самооценкой материального положения против 49% респондентов с низкой самооценкой.


 


Наталья РОМАНОВА, Андрей ДЕНИСОВ

Назад

Вступительное слово Председателя Внешэкономбанка В.А. Дмитриева на конференции «Государственно-частное партнерство: новые возможности для развития инфраструктуры в странах с переходной экономикой»

21 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Мосвка
21-22 октября 2008 г.


 


На конференции зарегистрировалось более 600 человек. Знаю, что состав участников очень представительный. Позвольте всех вас поприветствовать. Хочу также поблагодарить за внимание к той сфере работы Внешэкономбанка, которая сфокусирована на  развитии рынка ГЧП в России. Эта конференция была задумана около года назад. Как известно, Европейская экономическая комиссия ООН активно обобщает интеллектуальный капитал в области ГЧП. Международный опыт для нас сегодня особенно ценен. Именно поэтому мы хотели вместе  с вами провести экспертное обсуждение задач развития ГЧП у нас в стране.


Полгода назад Наблюдательный совет Внешэкономбанка утвердил Стратегию развития на пять лет. Она предполагает, что в нашем кредитном портфеле доля проектов ГЧП будет не менее 30%. При этом Банк готов профинансировать до 30% стоимости таких проектов.


Механизм ГЧП для развития инфраструктурных проектов мы считаем единственно возможным и правильным. В нашей стране ответственность за развитие инфраструктуры транспорта, городского хозяйства, социальной сферы несут органы государственного и муниципального управления. Развитие объектов, составляющих эту инфраструктуру, всегда сопряжено с высокими затратами. Во всяком случае, размеры финансирования выходят за пределы возможностей региональных и городских  бюджетов. Но решать эти проблемы все равно надо, ведь развитие инфраструктуры напрямую обеспечивает экономический рост. К тому же есть еще и вопрос качества публичных услуг. Поэтому для решения своих задач власть привлекает частный бизнес и вступает с ним в партнерские отношения. Для предпринимателей партнерство с властью означает снижение долгосрочных рисков ведения бизнеса.


Эта ставка на партнерство, с моей точки зрения, оправдала себя. В 2008 году органы управления Внешэкономбанка приняли решения о финансировании 70 инвестиционных проектов общей стоимостью 720 млрд. руб. и долей участия нашего банка более 400 млрд. руб. Около половины из них, а точнее 42% - это проекты в инфраструктуре транспорта, энергетики, коммунального хозяйства. Судя по нашим переговорам, бизнес в проектах заинтересован и готов в них интегрироваться. Помимо инфраструктуры Внешэкономбанк включился в проекты по развитию и восстановлению таких отраслей промышленности как авиа- и судостроение, лесоперерабатывающая промышленность. Все они, как принято говорить, системообразующие.


Несколько слов о соотношении финансового кризиса и ГЧП. Много говорят и пишут, что кризис вынуждает свернуть инвестиционные программы. Но кризис не отменяет спрос на развитие инфраструктуры. Больше того, я убежден, что необходимость расширять и эффективно использовать ГЧП будет возрастать и дальше. Конечно, полностью исключить влияние кризиса на проекты ГЧП, наверное, нереально. В чем проявится это влияние – вот вопрос. Скорее всего, изменятся приоритеты. На первый план выходят проекты по реконструкции и модернизации уже существующих инфраструктурных объектов. Но только за счет государственного бюджета спрос на инфраструктуру обеспечить нельзя. Собственно говоря, как раз для привлечения внебюджетного финансирования создавались и совершенствуются инструменты ГЧП. Еще раз отмечу, что в условиях кризиса стабильность спроса со стороны государства является важнейшим инструментом снижения рисков  инвестиций и укрепления доверия кредитных организаций. Таким образом, проекты ГЧП оказываются конкурентоспособными для привлечения частных инвесторов. У эффективных органов государственного и муниципального управления, может быть, впервые появляется возможность выиграть конкуренцию за инвестиции бизнеса.


Чтобы использовать этот шанс, необходимо повысить эффективность инструментов ГЧП. Здесь я хочу выделить три принципиальных  момента:


- При выборе проектов на условиях ГЧП органам государственного и муниципального управления надо повысить свой потенциал. Речь, в первую очередь, идет об  организации разработки проектов и проведении конкурса на выбор дееспособного частного оператора.


- Прежде всего, на региональном уровне требуется развитие контрактных моделей, инструментов гарантий и страхования, совершенствование законодательства. В совокупности они должны обеспечить приемлемые риски частных инвестиций в общественную инфраструктуру. А для этого государству потребуется предельно четко исполнять все свои договорные обязательства. 


- Необходимо полное использование человеческого потенциала. Во главу угла ставится повышение квалификации госслужащих, вовлеченных в процесс управления капиталовложениями и развитием. В том же ряду – активное и, главное, результативное использование ресурса профессиональных участников рынка ГЧП.


Чтобы обеспечить участие во всех этих процессах, в рамках Внешэкономбанка мы создали Центр ГЧП. Он выступает в качестве агента органов государственного и муниципального управления по организации проектов ГЧП. При поддержке Центра администрации на местах формируют региональные полномочные органы управления. Они призваны на регулярной основе заниматься организацией проектов ГЧП. Внешэкономбанк сотрудничает с высшими учебными заведениями по переподготовке управленческих кадров по вопросам ГЧП.


В заключение, хотел бы пожелать участникам плодотворной дискуссии. Нам особенно  важно, чтобы  конференция четко обозначила проблемы и задачи развития рынка проектов ГЧП, полнее раскрыла потенциал этого рынка. А мы уж постараемся  максимально быстро применить приобретенный опыт.

Назад

Интервью Председателя Внешэкономбанка Владимира Дмитриева газете "Handelsblatt"

13 октября 2008 года
#Публикации
Назад

10 / 11 / 12 октября 2008 г.
http://www.handelsblatt.com/veb" target=_blank>Handelsblatt
№ 197
Перевод с немецкого


 


Если бы нас не было, нас следовало бы создать


 


- В последнее время на российских биржах наблюдается один обвал за другим. В чем причина?


Причиной происходящего являются не какие-либо фундаментальные данные, а скорее психология. Разумеется, здесь играет роль ряд факторов: нервозность в связи с разработкой США пакета экономической помощи, а также неблагоприятные новости из Европы. Однако рыночная ситуация и риски известны, и при оценке активов они должны учитываться. За резкими движениями биржевых курсов здесь, в России, прежде всего, стоят психологические факторы.


- Удивило ли вас, что кризис столь сильно затронул российские рынки?


Я был удивлен, но, прежде всего, резкими колебаниями курса. Экономические показатели в России лучше, чем в других странах. Возьмем, к примеру, средства, накопленные в двух наших суверенных фондах, профицит бюджета. Несомненно, мы являемся частью мировой экономики и зависим от инвесторов. Однако я должен констатировать: стратегические инвесторы остались, а спекулянты ушли.


- Изначально, ВЭБ должен был заниматься долгосрочными инфраструктурными проектами. А теперь он должен спасать проблемные банки и компании.


По сути, это для нас серьезный вызов. И хотя раньше это не предусматривалось, пришлось изобретать. Но наша нынешняя роль не будет существенно отличаться от предусмотренной. Теперь мы будем заниматься не только развитием инфраструктуры, например, дорогами и аэропортами, но и финансовым сектором, который, по сути, является системой кровоснабжения экономики.


- Раньше при возникновении проблем в финансовом секторе на выручку приходили, в первую очередь, такие крупные государственные банки как Сбербанк и ВТБ. Это больше не так, поскольку они котируются на биржах?


Именно так: Во время кризиса 2004 ВТБ приобрел частный банк – Гутабанк. Но теперь он должен больше заниматься своими обязательствами, связанными с котировкой на бирже. Поэтому он отказался от сделки со Связьбанком, когда стало известно, что потребность в финансировании столь высока, что это заметно скажется на балансе. Поэтому тут в дело вступили мы – правда, не совсем безвозмездно. Наш капитал теперь увеличится на 75 миллиардов рублей.


- Почему государство должно было помочь именно Связьбанку?


Правительство и Центральный Банк придавали большое значение этому банку: более 13 миллионов пенсионеров получали через него свои деньги. Около 400.000 сотрудников российского почтового ведомства получали через Связьбанк зарплату. Среди его клиентов большое количество крупных компаний. Банк должен был быть спасен.


- Извлечет ли ВЭБ что-либо еще из этого приобретения?


Мы видим потенциал: множество отделений поможет нам в финансировании малых и средних предприятий. С другой стороны, крупные клиенты, например телекоммуникационные компании, будут потенциальными партнерами при строительстве инфраструктуры, что поручено нам государством. Так что эта сделка имеет для нас смысл. Сегодня мы еще не знаем, какова будет судьба Связьбанка - будет ли он частью ВЭБ, независимым государственным банком или мы его позднее вновь продадим какому-либо инвестору.


- После выделения ВЭБу Банком России 50 миллиардов долларов в качестве финансовой помощи, для рефинансирования зарубежных кредитов, полученных российскими банками и компаниями, обращаются ли к вам компании за финансовой помощью?


С этими 50 млрд. долларов, которыми мы будем управлять, мы, естественно, оказались в центре интересов банков и крупных концернов. Среди них есть несколько имен из российского списка Форбс, а также государственные предприятия. В такой ситуации государство должно было предпринять меры, и этого пакета хватит, чтобы покрыть краткосрочные финансовые потребности российских компаний.


- Но это будут не только проблемные банки?


Может возникнуть такая ситуация, при которой мы будем приобретать не только банки, но и предприятия или, как минимум, выступать в качестве управляющего рисками в отношении их сомнительных кредитов. Но, конечно, банки остаются нашими основными клиентами.


- Какие сектора экономики затронуты больше всего?


Конечно, сильно пострадал строительный сектор. Мы сконцентрируем свое внимание на дорожном строительстве, логистических центрах, транспорте и т.д., где, как и прежде, существует высокая потребность в средствах. Другая проблемная область – это ритейл. Правительство скоро должно принять решение, которое определит нашу роль в поддержании наиболее пострадавших от кризиса областей экономики, не исключая и санацию предприятий.


- Достаточно ли у ВЭБ для этого ресурсов?


Уже сегодня у нас имеется департамент, занимающийся управлением проблемными кредитами. В общей сложности, около 14 млрд. долларов. В год мы можем урегулировать около одного миллиарда: мы предоставляем средства, реструктурируем задолженность с целью оздоровления компаний.


- Российские банки и компании подвела система управления рисками?


Дело не только в этом. Речь идет – и не только в России – о проблеме регулирования. Я могу вполне определенно заявить, что в настоящее время различные финансовые органы и учреждения занимаются разработкой пакета с целью надлежащей корректировки существующих законов и норм, прежде всего, для улучшения управления рисками.


- Консолидация банков ускорится. И кто будет управлять процессом? Государство или инвесторы, такие как миллиардер Михаил Прохоров, приобретший Ренессанс Капитал – и за очень хорошую цену?


В первую очередь, государство с его институтами. В настоящее время у нас в стране нет такого количества миллиардеров, имеющих достаточно свободных средств, чтобы скупать банки.


- Какие банки подпадают под государственную защиту?


Прежде всего, конечно, это банки, у которых имеются социальные обязательства и которые играют системообразующую роль. Правительство и ЦБ, безусловно, обеспокоены положением дел, но я могу вас заверить, что оба знают, что делать.


- В строительном секторе кризис, в других отраслях экономики – также. Сохранятся ли в ваших планах долгосрочные проекты?


Буду откровенен: конечно, мы должны проверять отдельные проекты с точки зрения управления рисками, соответствия определенным промышленным стандартам, а также финансового состояния наших заемщиком. Но те проекты, которые уже запущены, будут продолжены. Больше того,  несколько недель назад наш Наблюдательный Совет выделил 2.5 млрд. долларов в качестве долгосрочных кредитов на такие проекты как строительство нефтехимического завода в Татарстане. Все это в рамках нашей обычной деятельности.


- Наблюдатели высказывают критические замечания, что ВЭБ до сих пор не имеет четкой модели. Под одной крышей существует и Банк развития(PосБР) и Экспортный банк (Росэксимбанк). Сохранится ли такое положение дел?


Все части ВЭБ продолжат существование, как и раньше. Конечно, РосБР получит новое название, поскольку до сих пор сохраняется неясность в отношении того, чем он отличается от ВЭБ. Его задача сохраняется: финансирование малых и средних предприятий. Росэксимбанк будет оказывать помощь Правительству в привлечении средств под суверенные гарантии. ВЭБ, конечно, останется инструментом экспортного финансирования. И при этом он или созданный на его базе институт будет агентом по страхованию сделок, приблизительно как Гермес в Германии.


- Сегодня, когда Вы общаетесь с западными инвесторами, что Вы им говорите?


Я бы сослался на Премьер-министра Владимира Путина. Он сказал очень кратко: Конечно, инвесторы должны задавать критические вопросы, но наша роль состоит в том, чтобы их успокоить. Это не означает, что мы должны всё представить в розовом свете. Однако мы убеждены, что российская экономика достаточно сильна, чтобы выдержать эту критическую ситуацию. Например, у нас достаточно сильный бюджет – даже если цены на нефть упадут до 50 долларов, мы будем в состоянии выполнять расходные обязательства бюджета в течение трех лет.


- Россия специально так мало реформировала финансовый сектор в благополучные годы?


Кризис – это всегда возможность внести изменения. Это время реформ. Я не припомню времени, когда Дума так быстро как в настоящее время принимала законы: от пенсионного и налогового до банковского законодательства.


- Когда эти своевременные меры дадут результат?


Должно пройти время, прежде чем принятые сегодня законы и меры подействуют. Я полагаю, что мы вернемся к нормальной ситуации в экономике не ранее начала 2010 года.


 


Назад

Восстановление связи

9 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Время новостей
N°187, 09 октября 2008


ВЭБ рассказал о судьбе Связь-банка

Внешэкономбанк покупает Связь-банк за «символическую сумму» не более 5 тыс. руб., поглощение уже одобрила Федеральная антимонопольная служба, а Центробанк предоставит ВЭБу депозит на 2,5 млрд долл. для выполнения текущих обязательств Связь-банка. Вчера руководители обеих организаций говорили о хорошем будущем Связь-банка.

Финансовое положение Связь-банка серьезно подорвали два фактора -- увлечение сделками репо на падающем рынке и «разбалансированность баланса», то есть короткие пассивы и длинные активы, сообщил вчера председатель ВЭБа Владимир Дмитриев на специально созванном брифинге. И намекнул, что руководство Связь-банка, возможно, сознательно создавало такую ситуацию. «Длинные активы были сформированы на исходе менеджмента Связь-банка, который работал в нем до прихода в банк бывших топ-менеджеров Сбербанка. Ликвидность банка фактически была выведена в длинные кредиты, -- объяснил глава ВЭБа. -- Мы вместе с командой, которая пришла в Связь-банк из Сбербанка, проводим необходимые меры по анализу казначейских и кредитных операций Связь-банка, в том числе на межбанковском рынке и рынке биржевого репо». На 1 октября объем ссудной задолженности Связь-банка, уточнил президент -- председатель правления Александр Житник, составлял 90 млрд руб., в основном это корпоративные кредиты. По его словам, доля проблемных кредитов в портфеле составляет 20--25%.

«Ряд проблем Связь-банка относится не только к финансовому надзору. Очевидно, потребуется профессиональная помощь, не связанная с банковской деятельностью», -- заявил г-н Дмитриев, добавив, что помощь эту будут запрашивать у правоохранительных органов. Банкир заметил, что ситуация со Связь-банком похожа на случай, когда «хорошая скрипка оказывается не в тех руках».

ВЭБ вместе со Связь-банком получил его «горящие» обязательства перед кредиторами, держателями депозитов и на межбанковском рынке. Для их исполнения срочно требовалось 59 млрд руб., которых у Связь-банка не оказалось. «Масштаб бедствия Связь-банка оценивался в 60 млрд руб. -- это были текущие обязательства банка, которые он не мог обеспечить без помощи Банка России и ВЭБа», -- объяснил г-н Дмитриев. Из этой суммы 45 млрд руб. было выдано Связь-банку в форме межбанковских кредитов, остальное было направлено на урегулирование обязательств банка на рынке биржевого репо.

Банк России для решения текущих задач по Связь-банку предоставит ВЭБу депозит на сумму 2,5 млрд долл. сроком на год с возможностью пролонгации под LIBOR+1%. Таким образом, будет «обеспечено бесперебойное движение средств всем клиентам банка, в том числе пенсионерам, так же бесперебойно осуществляются платежи в рамках зарплатных проектов «Почты России», сказал глава ВЭБа. «Как основной акционер банка мы можем уверенно сказать, что впредь все обязательства Связь-банка будут обеспечены в полном объеме за счет выделенных нам ресурсов», -- отметил Владимир Дмитриев. И польза ожидается взаимной. По его словам, работа на площадке Связь-банка под эгидой ВЭБа представляется весьма интересной, но никто не сбрасывал со счетов идею создания Почта-банка на базе Связь-банка: «Мы говорили о перспективах взаимодействия с «Почтой России», с ее главой Андреем Казьминым». ВЭБ в таком случае избавится от непрофильного актива, а «Почта России» получит вместе с банком лицензию на осуществление банковской деятельности, о чем так мечтал г-н Казьмин.

Пока же частных вкладчиков и корпоративных клиентов заверили, что никаких проблем они испытывать не будут. «Правда, есть опасение, что на фоне общей непростой ситуации многие клиенты банка -- и физические, и юридические лица -- будут обращаться с просьбой перевести их в другие, более понятные им и устойчивые банки», -- посетовал г-н Дмитриев. Примеры уже есть. По словам г-на Житника, отток вкладов из Связь-банка пока небольшой, однако бизнесмен Алишер Усманов «частично» отозвал собственный депозит.



Юлия МИРОНОВА

Назад

ВЭБ подставил плечо Связь-банку

9 октября 2008 года
#Публикации
Назад

Пенсии будут выплачиваться вовремя


Комсомольская правда
Экономика
Валерий БУТАЕВ — 09.10.2008


Связь-банк будет сохранен, никаких проблем ни для частных вкладчиков, ни для корпоративных клиентов, ни для тех, кто получает зарплату через Связь-банк, не было и не будет. С таким заявлением выступил вчера председатель Внешэкономбанка (ВЭБ) Владимир ДМИТРИЕВ.


Напомним, помимо коммерческих и телекоммуникационных компаний, Связь-банк обслуживает счета федеральной почты, через него проходят пенсии для 14 млн. российских пенсионеров, а 400 тысяч работников «Почты России» получают зарплаты по картам Связь-банка. И вот около двух недель назад у банка начались проблемы.


Как пояснил Владимир Дмитриев, они связаны с тем, что Связь увлекся игрой на падающем фондовом рынке, а также выдавал длинные кредиты, в то время как средства для этого привлекались на короткий срок. Пока «связисты» могли перехватывать деньги на межбанковском рынке, все было нормально, но из-за кризиса этот источник финансирования закрылся...


Учитывая социальную значимость Связь-банка, власти приняли меры для его поддержки и оздоровления. Теперь уже 98% акций банка принадлежит ВЭБу. Любопытно, что Связь-банк, до последнего времени входивший в тридцатку крупнейших кредитных организаций страны, достался ВЭБу за символическую сумму... 5 тысяч рублей. Что в общем-то и неудивительно. Ведь для урегулирования текущих долгов Связь-банка ВЭБ уже потратил 59 млрд. рублей, взяв для этого годовой депозит в Центробанке.


Теперь специалистам ВЭБа предстоит разобраться, кому и зачем Связь-банк выдавал кредиты, чем они обеспечены, и взыскать эту задолженность. Как образно выразился Владимир Дмитриев, «хотелось бы, чтобы они были предоставлены не кооперативу «Незабудка», а серьезным организациям». Впрочем, уже есть предварительные оценки: от 20 до 25% выданных займов взыскать будет сложно. И тут ВЭБ надеется не только на свой опыт, но и на помощь правоохранительных органов.


Тем временем клиентам Связь-банка, вкладчикам, почтовикам, получающим здесь зарплату, беспокоиться не о чем. Сейчас уже приняты все необходимые меры, чтобы банк стабильно выполнял свои функции и проводил платежи.

Назад

Владимир Дмитриев: Россия извлекает хорошие уроки из мирового кризиса

19 сентября 2008 года
#Публикации
Назад

Председатель Внешэкономбанка В.А. Дмитриев выступил в прямом эфире телеканала «Вести-24» в ходе Форума Сочи-2008


Падение рынков - обычное цикличное явление, считает глава госкорпорации "Банк развития и внешнеэкономической деятельности" (Внешэкономбанк, ВЭБ) Владимир Дмитриев. Растущий профицит бюджета, высокие цены на энергоносители, третий по величине в мире золотовалютный запас и устойчивая социально-экономическая ситуация позволят России выйти из глобального финансового кризиса с наименьшими потерями, сказал он в интервью "Вестям".


- Владимир Александрович, здравствуйте.


- Добрый день.


- "Банк развития" специально создавался для реализации долгосрочных проектов государственного значения. Эти проекты аккумулировали как бюджетные деньги, так и средства частных инвесторов. Сейчас на фоне мирового финансового кризиса ощущается ли дефицит капиталовложений?


- Я бы не сказал, что ситуация на мировых финансовых рынках затрагивает деятельность "Банка развития" как ключевого финансового института в реализации крупных инвестиционных проектов государственной значимости. Буквально на этой неделе в понедельник мы провели очередной наблюдательный совет, который, как известно, возглавляется председателем правительства Российской Федерации. На нем было утверждено несколько проектов общей стоимостью порядка 100 миллиардов рублей. Это проекты, в том числе, связанные с развитием инновационных производств, с развитием инфраструктуры и к конкретных отраслей, связанных с инновационным производством. Я хотел бы, прежде всего, сюда отнести авиацию. Это строительство совершенно нового самолета малой авиации в Ульяновске. Это модернизация производства крупной компании ВСМПО "Ависма", основанная на современных технологиях и на современных инновационных технологиях в области материаловедения. Это крупный проект инновационного свойства стоимостью порядка миллиарда долларов с Татарстане, где будет производиться на базе поступающего в городе Менделеевск газа. Крупное производство химическое. И по производству так необходимых для российского сельского хозяйства минеральных удобрений. Так что, недостатка в ресурсах у нашего банка не хватает. Мы чувствуем себя вполне устойчиво. И я думаю, если говорить в целом о ситуации в финансово-банковском секторе Российской Федерации, то нет фундаментальных предпосылок для того, чтобы ситуация на нем не была контролируема. И в этом смысле, конечно, следует отметить своевременное вмешательство наших финансовых и денежных властей, сделавших максимально для того, чтобы решить существующие проблемы и выправить ситуацию на фондовом рынке.


- Ну, вот, все-таки правительство России направило крупные средства на укрепление финансовой системы страны. Аналитики утверждают, что существенного эффекта от этой помощи ощутят только банки, так называемого "первого эшелона". А вот для средних и мелких банков деньги не дойдут и их положение окажется шатким. Что вы можете сказать по этому поводу?


- Я думаю, что с этим тезисом можно поспорить. Во-первых, оказание помощи крупным, прежде всего, государственным банкам, связано ни с тем, чтобы выправить их собственную ситуацию, а с тем, чтобы опираясь на инфраструктуру банковскую, которой обладают крупные государственные финансовые институты, оказать содействие тем банкам, которые, действительно, находятся в серьезном положении и оказать помощь участникам фондового рынка. Что касается банков второго и третьего эшелона, региональных банков, они опираются, в первую очередь, на ресурсы внутри страны. И в меньшей степени задействованы в международных финансовых операциях и в поддержке международных финансовых институтов. Поэтому, я считаю, что ситуация контролируемая и сегодняшнее поведение фондового рынка, поведение на межбанковском рынке очередное тому доказательство.


- Владимир Александрович, все политики сейчас и экономисты признают, в общем, что Россия лучше остальных защищена от мирового финансового кризиса, причем это звучало и сегодня на инвестфоруме. Что именно в данный момент, какие экономические показатели и факторы делают ее сильной, на ваш взгляд?


- Я думаю, что уместно нынешнюю ситуацию сравнивать с ситуацией кризиса 98-го года. И именно сравнивая фундаментальные показатели того периода и нынешнее состояние российской экономики, следует с абсолютной уверенностью признать, что эти показатели отличаются в лучшую сторону, точнее, кардинально от ситуации 98-го года. И если сравнивать с условиями, в которых развивается кризис в США, в отдельных странах Западной Европы, то и здесь Россия демонстрирует устойчивый рост. Это и растущий профицит нашего бюджета, это устойчиво высокие цены на энергоносители, это третий по величине в мире золотовалютный запас. Это устойчивая социально-экономическая, в целом, ситуация в нашей стране, устойчивый экономический рост, выражающийся и в росте валового внутреннего продукта, и в росте промышленного производства. И, действительно, есть ключевые опорные отрасли российской экономики, которые демонстрируют, что опираясь на все более растущий внутренний спрос, наша экономика находится в хорошем устойчивом положении. И в меньшей степени подвержена таким кризисным явлениям, которые сейчас захлестнули Соединенные Штаты Америки и ряд стран Западной Европы.


- Как, по вашему мнению, как отразиться на общем инвестиционном климате в мире и внутри России падение фондовых рынков? Насколько сильно подорвано доверие кредиторов и заемщиков друг к другу?


- Я бы не стал абсолютизировать значение этой ситуации, в целом, на настроение кредиторов и заемщиков. Это обычное явление цикличности на фондовых и денежных рынках. И поэтому те экономики, которые в большей степени подготовлены к подобного рода колебаниям, они неизбежны в странах, которые входят в систему глобальных экономик. Я думаю, что, если экономики устойчивы и готовы выдержать подобного рода испытания, если они и задевают эти страны, но у них достаточно возможностей для того, чтобы сгладить пиковое напряжение, которое, прежде всего, касается экономик в меньшей степени готовых к подобного рода потрясениям. Но, разумеется, мы не должны строить иллюзий и не считаться с тем фактором, что Россия является частью мировой глобальной экономики. И поэтому выстраивание систем раннего предупреждения, а именно на это настроены российские власти, руководство нашей страны, денежные и финансовые власти, демонстрирует, что мы извлекаем хорошие уроки из той ситуации, в которой оказываются, прежде всего, наши партнеры по взаимоотношениям на уровне финансовых институтов.


- Сейчас активно развивается частно-государственное партнерство и многие рассчитывают на получение денег. Как в этой связи, чтобы не допустить промаха, проходит отбор проектов для инвестиций? Что совершенствуется в этой связи?


- Я, в данном случае, могу опираться только на практический опыт нашего банка. И хочу с уверенностью сказать, что система отбора проектов, их подготовки, их вынесения на органы корпоративного управления нашего банка, а это кредитный комитет правления, Наблюдательный совет нашего банка, эта система выстроена весьма тщательно. Она соответствует лучшим международным стандартам. И мы знаем, каков печальный опыт тех проектов и тех строек, которые в свое время пытались реализовать за счет кредитов иностранных государств и под гарантией российского правительства, но которые не проходили столь тщательного анализа и экспертизы. Мы уверены в том, что та система, которую мы выстроили, та экспертиза, которую проходят наши проекты, эти проекты призваны реализовывать идеи государственного и частного партнерства. И тот факт, что ряд структур, корпоративных процедур, которые проходят, проекты приходящие во Внешэкономбанк, реализуются при тщательном отборе не только с нашей стороны, со стороны наших экспертов и экспертов регионального уровня, но и со стороны заинтересованных министерств и ведомств, которые тщательно следят за тем, чтобы проекты носили не только экономическую эффективность для их инициаторов, но и имели серьезную социально-экономическую составляющую в виде занятости населения, налогов и, в целом, макроэкономического роста российских регионов.


- Ну, еще один вопрос по этой же теме. Какие крупные проекты уже финансирует "Банк развития"? И какие контракты могут быть заключены в Сочи, где проходит инвестфорум?


- Я еще раз хочу подчеркнуть, что лишь на этой неделе в ходе заседания Наблюдательного совета, наш главный орган управления принял решение о финансировании проектов общим объемом порядка 100 миллиардов долларов. Это, в основном, проекты инновационного свойства и на модернизацию развитию инфраструктуры. Сейчас кредитный портфель нашего банка составляет порядка 200 миллиардов рублей. Мы рассчитываем, и это четко прописано в стратегии развития Внешэкономбанка до 2012 года. Мы рассчитываем, что эти проекты достигнут объема порядка 850 миллиардов рублей. И порядка 30 процентов утверждаемых нашими органами корпоративного управления проектов должны иметь направленность, связанную с реализацией идей государственно-частного партнерства. Мы уверены в реальности достижения этих целей.


 


Источники:  http://www.vesti.ru/doc.html?id=210254" target=_blank>Vesti.ru,  Телеканал "ВЕСТИ-24"

Назад